Доступность ссылки

Проповедь на заседании: как проходит суд по крымскому «делу Таблиги Джамаат»


Подконтрольный России Верховный суд Крыма. Иллюстрационное фото

Специально для Крым.Реалии

Об этом процессе мало кто знает и практически никто не вспоминает, когда речь заходит о нарушениях прав человека в Крыму. Между тем его можно смело отнести в разряд ярких примеров уголовного преследования крымчан исключительно за их религиозные взгляды. 10 января в подконтрольном России Верховном суде Крыма в ходе четвертого по счету судебного заседания по делу о деятельности ячейки религиозной организации «Таблиги Джамаат» был допрошен ее организатор Ренат Сулейманов. О чем говорил в суде лидер задержанных «таблиговцев» и чем так показательно их преследование, в этом материале.

Экстремисты или миссионеры?

До обысков 2 октября 2017 года о существовании «Таблиги Джамаат» в Крыму практически никто, кроме мусульманских религиозных деятелей, не знал вообще. Это религиозное движение, которое основной своей целью видит призыв мусульман следовать канонам ислама, изложенным в Коране. У движения, как следует из открытых источников, около 70 миллионов последователей более чем в 150 странах мира. При этом оно признано запрещенным только в России, Таджикистане, Киргизии и Казахстане.

Верховный суд России еще в 2009 году удовлетворил иск генерального прокурора Юрия Чайки, в закрытом процессе определив, что организация имеет целью установление исламского Халифата по всему миру и тем самым угрожает территориальной целостности Российской Федерации. На этом основании суд вынес решение о признании «Таблиги Джамаат» экстремистской организацией и запретил ее деятельность на территории России.

Свои показания в суде Ренат Сулейманов начал с того, что не отрицает своей принадлежности к проповедническому движению «Таблиги Джамаат» и миссионерской деятельности в среде мусульман. О том, что российское правосудие считает их экстремистами, которые оказывают поддержку террористическим организациям и одобряют практику терроризма, Сулейманов узнал в рамках уголовного дела. В ходе своего выступления он неоднократно подчеркивал, что не поддерживает ни экстремистских, ни террористических методов деятельности.

ОРМ как аргумент защиты

В качестве доказательства отсутствия умысла на совершение каких бы то ни было противоправных действий подсудимый сослался на материалы оперативно-розыскных мероприятий. В ходе собраний условной «ячейки» сотрудники ФСБ осуществляли скрытое прослушивание, и это аудио легло в основу уголовного дела. Именно к этим материалам Сулейманов призывал присмотреться повнимательнее, поскольку из них следует, что в своих обсуждениях «таблиговцы» акцентировали внимание на недопустимости радикальных форм в работе с единоверцами.

Мы сознательно никогда не говорим о политике, стараемся избегать таких вопросов, которые могут стать предметом раздора между людьми
Ренат Сулейманов

«Мы сознательно никогда не говорим о политике, не обсуждаем каких-то национально-бытовых особенностей разных народов, стараемся избегать таких вопросов, которые могут стать предметом раздора между людьми... Там есть слова, когда речь идет о необходимости осуществлять призыв (к соблюдению канонов ислама – авт.) мягко...» – отмечает в своем выступлении Ренат Сулейманов.

На вопрос прокурора о том, ставили ли в известность местного имама «таблиговцы», когда проводили свои собрания, подсудимый заметил, что для разговоров об исламе и для молитвы не обязательно ставить в известность имама. Тем более, что встречи единомышленников носили характер частных бесед.

Невежество экспертов

Большую часть своего выступления Сулейманов посвятил разбору экспертизы, на выводах которой построено обвинительное заключение. Он сразу подчеркнул, что к религиоведческой части экспертного заключения у него нет вопросов – специалист правильно описал суть и задачи религиозного течения. А вот выводы лингвистов подсудимый оценил как манипулятивные, а порой просто «невежественные».

Одним из примеров стало слово «шахид», которое лингвисты в экспертном заключении истолковали как «фанатик, готовый умереть», по всей вероятности, за свои религиозные убеждения. Обвиняемый отметил, что такое толкование присуще только одним, атеистическим источникам, в то время как в другой литературе, которую использовали эксперты-лингвисты, это слово имеет совсем другое значение. Сулейманов утверждает, что «шахид» можно трактовать в значении «свидетель божественного величия», а переводить это в плоскость религиозного фанатизма – оскорбление мусульман. «Если учеников Христа кто-то назвал бы фанатиками-смертниками, это бы трактовалось как оскорбление чувств верующих», – заметил Ренат Сулейманов.

Если учеников Христа кто-то назвал бы фанатиками-смертниками, это бы трактовалось как оскорбление чувств верующих
Ренат Сулейманов

По его мнению, эксперт-лингвист сознательно манипулировал понятиями и разными переводами для того, чтобы заключение указывало на экстремистский характер деятельности. Кроме того, подсудимый привел почти с десяток примеров, как он выразился, «невежества» лингвиста, когда определенные слова были написаны с очевидными ошибками или искажением смысла. Примечательно, что вопрос о возможности допроса экспертов судья Сергей Погребняк отложил до следующего заседания.

Ущерба от деятельности нет

Отвечая на вопросы сторон, Ренат Сулейманов еще раз подтвердил, что придерживается идеологии «Джамаат Таблиги» в той части, которая касается призыва к исламу, «а в части, которой дал определение Верховный суд РФ, конечно, нет». Также он заявил, что ни он, ни его единомышленники не планировали и не осуществляли никаких действий, которые могли бы нанести ущерб или иметь другие неблагоприятные последствия для иных лиц. И отрицал, что в своей деятельности имел целью унизить или посеять вражду в отношении какой-либо группы людей.

Также он рассказал, откуда у него взялась литература, изъятая во время обыска и относящаяся к перечню запрещенной: «Признаком хорошего подарка считается полезная книга... Не исключаю, что часть литературы я приобрел, но это было еще при Украине. Причем, если мне не изменяет память, приобрел на территории Российской Федерации». На вопрос прокурора, знал ли он о том, что хранит дома запрещенную литературу, подсудимый отметил, что этот перечень постоянно меняется и следить за ним довольно сложно. Также он пояснил, что запрещенная литература – это были хадисы и их трактование.

Примечательно, что судья Сергей Погребняк тоже задавал много вопросов. И характер этих вопросов, очень напоминающих суть обвинительного заключения, подсказывает, что в своем решении судья, вероятней всего, будет опираться вовсе не на отсутствие вреда от деятельности «Таблиги Джамаат», не на их миссионерскую миссию и не на альтернативные толкования тех или иных высказываний.

«Таблиги Джамаат» – аполитичное религиозное движение, организованное в 1926 году в Индии Мауланой Мухаммадом Ильясом. Главной целью движения считается духовное преобразование в исламе широких масс людей и обращения к мусульманам вне зависимости от их социального и экономического статуса. В 2009 году Верховный суд России признал организацию экстремистской и запретил ее деятельность.

Игорь Воротников, крымский блогер

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG