Доступность ссылки

«Мать ни разу не пожалела, что вышла на Красную площадь». Воспоминания о «демонстрации семерых»


Плакат "За вашу и нашу свободу", вывешенный 25 августа 1968 года на Красной площади в Москве

В августе 1968 года на Красную площадь вышли несколько человек, протестуя против вторжения советских войск в Чехословакию. Их было семеро – Константин Бабицкий, Наталья Горбаневская, Лариса Богораз, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов и Виктор Файнберг. Они развернули плакаты возле Лобного места с надписями “За нашу и вашу свободу”, “Позор оккупантам!”, “Руки прочь от ЧССР”. Акция продолжалась около пяти минут, пока демонстрантов не задержали.

Их приговорили к разным видам наказания. Файнберга отправили на принудительное лечение. Горбаневской поставили диагноз “вялотекущая шизофрения”, однако спустя год она добилась заключения главного психиатра Москвы, что не больна шизофренией и не нуждается в помещении в спецлечебницу. Остальные участники акции получили различные сроки лишения свободы и ссылки.

Московские прохожие так ответили на вопрос Радио Свобода о том, что они знают о той демонстрации:

People in Moscow about 1968
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:37 0:00

Пятеро из "семерых смелых", как теперь называют участников той августовской акции, эмигрировали из СССР в начале 70-х. Наталья Горбаневская, Виктор Файнберг и Вадим Делоне жили во Франции, а Павел Литвинов и Владимир Дремлюга – в США. Лариса Богораз и Константин Бабицкий остались в Советском Союзе. Они не могли работать по специальности. Богораз участвовала в выпуске самиздатовских сборников “Память”, а в 1989 году стала председателем Московской Хельсинкской группы. Бабицкий зарабатывал на жизнь плотницким ремеслом и переводами.

К настоящему времени в живых из "семерых смелых" остались только Павел Литвинов и Виктор Файнберг. В июне этого года их наградили премией министра иностранных дел Чехии Gratias Agit – за усилия по укреплению репутации Чешской Республики за границей. (Приехавший в Прагу Павел Литвинов дал тогда интервью Радио Свобода).

Корреспондент Радио Свобода встретилась с тремя потомками тех диссидентов, чтобы узнать, как они живут, как повлияли те события на судьбу их семьи и что они думают о современной России.

Иван Бабицкий родился в 1979 году в Москве. В 2003 году окончил классическое отделение факультета филологии МГУ, затем учился в Сорбонне, где изучал литературную теорию французского Ренессанса. Научную деятельность Иван продолжил в Флорентийском университете (Италия), где поступил в аспирантуру.

Сейчас он работает координатором проектов в “Диссернете” и вместе с коллегами проводит экспертизы научных работ сотрудников вузов, политиков и чиновников. Именно Бабицкий с коллегами проверял диссертацию министра культуры России Владимира Мединского.

Иван рассказывает, что немного знает об участии своего деда в демонстрации семерых – к концу жизни у Константина Бабицкого развилась болезнь Альцгеймера, поражающая память, и он уже не мог рассказывать о прошлом. Воспоминаний о самом деде осталось тоже не много. “Единственное – хорошо помню свою первую поездку в Париж в 1991 году. Мы туда поехали с бабушкой, позже приехал и дед. Он гулял по городу и говорил: не узнаю Москву. Был уже в каком-то туманном состоянии”.

С другими потомками советских диссидентов Иван иногда встречается. Им даже случалось вместе попадать в автозак после оппозиционных митингов. Они бывают на мероприятиях в “Мемориале” или в Сахаровском центре. “Политический протест приводит скорее к хорошему, чем к плохому. После 2011 года, когда протесты застигли врасплох государство, ему пришлось "потерять лицо" и пойти на послабления под давлением общественности. Поэтому позднее власти решили закручивать гайки вне зависимости от того, как люди себя ведут. Нельзя сказать “сидите тихо, тогда все будет хорошо”, это не работает: все равно будут контролировать и запрещать. Протест в худшем случае ни на что не повлияет. Но в лучшем случае он может заставить власть действовать более осмотрительно и осторожно”, – поясняет Иван Бабицкий.

Ivan Babitzkiy interview
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:55 0:00

Нюсе Красовицкой 26 лет. Она родилась в Краснодаре, но детство в основном провела в Москве. Сейчас девушка учится на искусствоведа в Художественном институте имени Сурикова и работает пиар-менеджером в детском издательстве “Розовый жираф”. Красовицкая была ассистентом художника по костюмам в документально-игровом кино “Романовы”, а также участвовала в проекте “Метро”, документальном фильме о Михаиле Лермонтове и нескольких сериалах.

С бабушкой Натальей Горбаневской она общалась постоянно, вместе ходили по книжным магазинам и музеям. В подростковом возрасте Нюся вместе с бабушкой выходила с пикетами на Пушкинскую площадь, высказываясь, например, против усиления влияния церкви в школах или против закрытия телеканала “2х2”. Сейчас она тоже ходит на митинги, но реже.

Interview Nusya Krasovitskaya
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:20:18 0:00

Александр Даниэль родился в Москве в 1951 году в семье поэта и диссидента Юлия Даниэля и правозащитницы Ларисы Богораз. Он получил техническое образование и долгое время работал программистом. В 70-е годы был сотрудником самиздатского бюллетеня “Хроника текущих событий”, который издавала Наталья Горбаневская. С 1976 по 1980-й вместе с друзьями издавал исторический бюллетень “Память”.

Уже 30 лет Даниэль работает в “Мемориале”, где изучает диссидентское движение, исследует историю Большого террора и выясняет, как представлена эта тема в российских музеях и за рубежом. В свободное время он читает лекции и выступает на мероприятиях “Мемориала”. На образовательном портале “Арзамас” опубликован его курс “Человек против СССР”. Дальнейшими планами делится уверенно: “Нужно издать рукопись Арсения Рогинского о статистике Большого террора, оцифровать некоторые материалы, которых нет в электронном виде”.

25 августа 1968 года Александр помнит хорошо, ему было 17 лет, и он тогда вернулся в Москву из Балтии. Там он пытался поступить в университет в Тарту, куда его так и не зачислили. “Пришел домой, а там никого нет. Я не знал о планах матери выйти на демонстрацию. Позже забеспокоился. Позвонил знакомой, она мне сообщила об акции. Мы отправились с ней в дом Петра Якира, где всегда можно было узнать последние сведения. Там нам сообщили о задержании матери. Я не сразу, но поехал домой, где уже проходил обыск. Так мы с ней и увиделись. Впоследствии она ни разу не пожалела, что вышла на Красную площадь”, – вспоминает Даниэль.

Daniel interview
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:10:15 0:00

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG