Доступность ссылки

«Можем повторить» говорят люди неумные»: взгляд на 8 и 9 мая из Украины и России


Участники акции памяти погибших на поле боя и в концентрационных лагерях в годы Второй мировой войны. День памяти и примирения, Львов, 8 мая 2018 года

День памяти и примирения отмечают 8 мая в Украине, а 9 мая – День победы над нацизмом во Второй мировой войне. На территории аннексированного Крыма планируют праздновать только 9 мая как «День победы», в крупнейших городах полуострова проходят репетиции военных парадов с участием российской армии и военной техники.

Почему в Украине отказались от даты 9 мая, отмечая только по европейскому образцу – 8 мая? Как Россия принесла в аннексированный Крым после 2014 года свое видение Второй мировой войны? И в чем разница между идеологическими составляющими Дня памяти и «Дня победы»? В эфире ток-шоу Радио Крым.Реалии ведущая Катерина Некречая искала ответы на эти вопросы с крымским историком Александром Севастьяновым и российским историком Борисом Соколовым.

– В Европе отмечают только День памяти 8 мая, в России – только «День победы» 9 мая. Зачем Украине обе этих даты?

Севастьянов: Сохранение двух праздников, в общем-то, достаточно демократический ход. Он компромиссный, но расставляет правильные акценты. Хронологические рамки Второй мировой позволяют помянуть всех, а вместе с тем, с другой стороны, не вносится дополнительный раскол. В 2014 году военная угроза была очень вероятна, и спички хватило бы, чтобы разжечь костер еще больше. Поэтому власти не пошли на это обострение, хотя есть определенная позиция политических и исторических, научных, кругов, которые призывают: раз мы идем в Европу – полностью отменить 9 мая. Я считаю, что это политически недальновидно.

– Как менялось преподавание истории в Украине после обретения ею Независимости?

Севастьянов: Российская пропаганда говорит о том, что в Украине переписывают историю, а на самом деле это перманентный процесс во всех странах. Если проанализировать содержание школьных и вузовских учебников истории после 1991 года в Украине, то главное редактирование произошло при президентстве Леонида Кучмы. Многие вопросы, которые в советское время замалчивались или оценивались негативно, были подняты на свет и хотя бы представлены. В том числе и роль ОУН-УПА – достаточно сдержанно, но все-таки новая, другая оценка. При президенте Викторе Ющенко было дополнение более политизированная, национально ориентированная оценка событий Второй мировой войны. А сейчас, собственно, привнесен момент декоммунизации. Советский режим признан тоталитарным и преступным, и в связи с этим мы видим такую принципиальную и концептуальную политическую оценку. Нельзя сказать, что за последние 5 лет учебники переписаны до неузнаваемости – просто им дана соответствующая политическая оценка через призму нового понимания. Это не антинаучно, это возможность для дискуссий, которая ведется в научных кругах до сих пор, в том числе и в России. Но в официальном дискурсе у них эта тема не поддерживается. В Украине есть плюрализм мнений.

– В чем отличия этих концепций? Вопрос обоим историкам.

В условиях после 2014 года, когда есть военное противостояние, цена человеческих жизней и потерь играет очень разные роли для Украины и для России
Александр Севастьянов

Севастьянов: В России делается вывод о том, что эти жертвы оправданы, для того чтобы получить свои политические дивиденды. А украинское понимание иное: эти жертвы – слишком высокая цена, чтобы это еще раз стало возможным. В условиях после 2014 года, когда есть военное противостояние, цена человеческих жизней и потерь играет очень разные роли для Украины и для России.

Соколов: Та картина «Великой отечественной войны», которая дается в России сегодня, это подновленный советский миф, имеющий мало общего с действительностью. В частности, никто же не пытается в России говорить, что без помощи союзников СССР просто не победил бы в войне – я говорю в том числе про поставки по ленд-лизу, без которых воевать было нельзя. Все эти сюжеты в современном российском варианте истории затемняются, о потерях стараются не говорить, а если и говорят, то утверждают, что основные потери – это гражданское население, хотя на самом деле это потери армии. Говорить о том, что в 1941 году СССР собирался напасть на Гитлера, чему есть неопровержимые доказательства, тоже считается крамольным. То есть приходится очень многие сюжеты войны замалчивать – например, преступления Красной армии на освобождаемых территориях.

– Получается, крымские школьники после аннексии испытали диссонанс в восприятии истории Второй мировой?

Крым после 2014 года оказался в наэлектризованной обстановке, когда истерика, в том числе политическая и историческая, становится содержанием повестки дня
Александр Севастьянов

Севастьянов: Те, кто заканчивал школы 4-5 лет назад, у них было сформировано понимание жизни в украинском контексте. Именно в старших классах школ после 2014 года было много конфликтов, связанных с неприятием многих моментов, которые пытались навязать или внести. Сейчас, когда на новое поколение, которое становится подростками, обрушивается со всех сторон пропагандистская машина – конечно, у людей начнет играть в голове определенная музыка, скажем так. Сознание начинает переходить на новые рельсы. Вообще, Крым после 2014 года оказался в наэлектризованной обстановке, когда истерика, в том числе политическая и историческая, становится содержанием повестки дня, когда надо постоянно действия 2014 года оправдывать тем, что нам кто-то угрожает, на нас нападут. А если так, то «можем повторить». Общество готовится к тому, что любое действие, которое может быть квалифицировано как угроза войны, должно получить очень четкий и жесткий ответ. Когда постоянно обществу транслируют: война, война, война – то повышается вероятность такого сценария.

– Чувствуется ли со стороны отличие в том, как окончание Второй мировой отмечается в Украине и в России?

Та картина «Великой отечественной войны», которая подается в России сегодня, это подновленный советский миф, имеющий мало общего с действительностью
Борис Соколов

Соколов: И в Украине, и в западных странах 8 мая – не день торжества, прославления чего-то, а прежде всего день памяти о всех погибших, не исключая немецких солдат и мирное население. Кроме того, в Европе 8 мая это даже не столько день победы над Германией, как в России, а день победы над нацизмом. Россия и некоторые постсоветские страны отмечает 9 мая, больше никто так не делает. Россиянин находится в зоне действия пропаганды – и что такое 8 мая, понимает с трудом. А пропаганда утверждает, что в Киеве сейчас правительство если не нацистов, то их наследников. С этой точки зрения россиянин, наверное, думает, что в Украине это вообще никак не отмечают, а если отмечают, то как-то неправильно.

– А в чем, собственно, истинный смысл столько лет спустя отмечать «правильно», с размахом, пышно?

В Крыму общество «готовится» к тому, что любое действие, которое может быть квалифицировано как угроза войны, должно получить очень четкий и жесткий ответ
Александр Севастьянов

Севастьянов: Нынешняя российская власть не нашла ничего другого, кроме как с середины нулевых годов объединять общество на фоне памяти о победе, о «Великой Победе». Собственно, никаких других идеологических основ объединения российского многонационального общества не было, система федерализма фактически не работала. В героической истории войны нашли прообраз того, что тогда был пик могущества Советского Союза, правопреемником которого выступает Россия. Это снова вынесли на поверхность и раздули до таких масштабов, что «День победы» превращается не просто в главный праздник страны, а в смысл ее существования. Без 9 мая страна какая-то неполноценная или ненастоящая.

– Как вообще современный мир должен отмечать окончание Второй мировой, воспринимать ее трагические события?

Соколов: Я считаю, что эту дату надо отмечать именно как день скорби и поминовения павших. Всего в мире погибло более 60 миллионов человек, страшная трагедия евреев, которых нацисты убивали только за то, что они евреи. Все это надо помнить, конечно, а когда говорят: «Можем повторить» – это говорят люди неумные, потому что все эти ужасы человек в здравом уме не должен хотеть повторить.

«День победы» в Крыму

В аннексированном Россией Крыму после 2014 года отмечают советский и российский праздник «День победы», как праздник победы Красной армии и советского народа над нацистской Германией. В Украине 8 мая отмечают День памяти и примирения, 9 мая – День победы над нацизмом во Второй мировой войне.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG