Доступность ссылки

Из России: деньги на крымский ветер


Завод «Крымский титан» в Армянске

"Титановая экологическая катастрофа" в Армянске, о которой старательно умалчивают российские федеральные телеканалы, свидетельствует о том, что Крым – не Россия. Ни больше, ни меньше. Подписанные декларации, возведенные мосты, концерты на Васильевском спуске, военно-морские парады в Севастополе, пафосные мероприятия в "Артеке" и Коктебеле, бесчисленные визиты Путина – все это в пользу бедных. Крым так и не стал российским.

Не секрет, что злополучный "Крымский титан" принадлежит украинскому олигарху, которому злые языки в Украине приписывают роль тайного спонсора и кукловода нынешнего руководства страны – об этом якобы свидетельствует скандальная встреча Дмитрия Фирташа с Петром Порошенко и Виталием Кличко накануне выборов в 2014 году. Так или иначе собственник предприятия-отравителя – гражданин Украины. И обстоятельства отравления указывают на то, что деятельность его опасного предприятия никак не контролируется соответствующими российскими службами. Во всяком случае, его работники утверждают, что большая часть оборудования на производстве не менялась с 1971 года.

Если Крым – это Россия, значит, все проблемы полуострова – русская головная боль

"Водная блокада" со стороны Украины, которая могла привести к дефициту воды в кислотонакопителях, что и послужило, вероятно, причиной катастрофы, – не может служить оправданием. Если Крым – это Россия, значит, все проблемы полуострова – русская головная боль. Такая же как, например, дефицит электроэнергии, который удалось покрыть за счет мощностей Ростовской АЭС, от которой в Крым перебросили энергомост. Отсутствие сухопутного сообщения с Крымом компенсировали за счет моста. На этом фоне переброска воды из Каркитинского залива в кислотонакопители "Титана" – в общем-то, пустяки. Но для того чтобы это вовремя сделать, нужно контролировать ситуацию – то есть нужно, чтобы Крым был Россией. А Крым – не Россия.

​Последствия появления в воздухе ядовитых паров, насыщенных диоксидом серы, жители Армянска заметили еще 24 августа. С той поры едва ли не каждый второй горожанин успел обратиться в медицинские учреждения из-за последствий химического ожога. Между тем детей из города начали вывозить только 4 сентября, им позволили начать учебный год в отравленном городе. Крымские власти до сих пор упорно отказываются говорить об эвакуации, называя свою запоздалую меру "предупредительной". Тем временем предприятие-отравитель, принадлежащее украинскому олигарху, продолжает функционировать, а его сотрудники лишены возможности воспользоваться отпусками. Единственное, что их защищает, – марля, которой в городе катастрофически не хватает. Вы полагаете, что такое отношение к населению – "российский стандарт"?

Идея "вхождения" Крыма в состав России ничуть не более исторически обоснована, чем идея "воссоединения осетинского народа"

О том, что Крым – не Россия, хорошо знают туристы. Для них ЮБК – это территория, на которой можно смело пересекать двойную сплошную, нарушать правила парковки и вымогать деньги за проход к пляжу. Территория, на которой не работают российские банки, операторы мобильной связи и торговые сети. В результате элементарные услуги малодоступны, цены на еду заоблачные, а сервис можно назвать "ностальгическим", в духе лихих 90-ых и даже застойных 80-ых. Сравните с Анапой или Сочи. Да на фоне "российского" Крыма те же "независимые" Абхазия и Южная Осетия, пережившие войну и исход значительной части населения, выглядят почти прилично!

В день, когда начался "титановый кошмар" в Армянске, президент Южной Осетии Анатолий Бибилов выступал на X съезде осетинского народа. "Я не отказываюсь и не буду отказываться от национальной идеи – вхождения в состав России", – заявил глава республики и добавил, что для него это является "стимулом и целью жизни". Многие уже забыли о том, что Крым 17 марта 2014 года стал таким же "частично признанным государством", как и Южная Осетия. Именно в этом качестве он и был включен в состав России. А теперь давайте сравним.

Никакой реальной опасности для жителей Крыма в 2014 году не существовало, в то время как в Южной Осетии в 2008 году имела место короткая, но кровопролитная война с Грузией. Крым был частью Российской империи, а потом Советского Союза. Россия – постсоветское государство в границах РСФСР 1991 года. Таким образом, идея вхождения Крыма в состав России ничуть не более исторически обоснована, чем идея "воссоединения осетинского народа". Думаю, нетрудно предсказать результат соответствующего референдума, на проведении которого много раз настаивало руководство Южной Осетии. Южная Осетия к 2008 году уже много лет была непризнанным территориальным образованием, а ее жители почти поголовно имели российские паспорта. Тем не менее, в августе 2008 года осторожный президент Дмитрий Медведев ограничился признанием государственного суверенитета Южной Осетии. В итоге ему удалось сохранить более-менее нормальные отношения с Европой и "перезагрузить" отношения с США.

Сегодня Россия полностью контролирует Южную Осетию и Абхазию, но при этом не обязана обеспечивать им равные условия с другими российскими регионами и нести ответственность за промахи местного руководства. То, что сделал в 2014 году Владимир Путин – известно. И цена, которую Россия заплатила и продолжает платить за его "историческое решение", тоже известна. И судя по нынешнему состоянию Крыма, это "деньги на ветер".

Владимир Голышев, публицист и драматург

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG