Доступность ссылки

Зекие Велишаева: «Мы оказались в лесу, оторванные от мира»


День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа. Киев, 18 мая 2018 года

18-20 мая 1944 года в ходе спецоперации НКВД-НКГБ из Крыма в Среднюю Азию, Сибирь и Урал были депортированы все крымские татары (по официальным данным – 194 111 человек). В 2004-2011 годах Специальная комиссия Курултая проводила общенародную акцию «Унутма» («Помни»), во время которой собрала около 950 воспоминаний очевидцев депортации. Крым.Реалии публикуют свидетельства из этих архивов.

Я, Зекие Велишаева, крымская татарка, родилась 20 декабря 1940 году в селе Хан Эли (с 1945 года Новопавловка – КР), Бахчисарайского района Крымской АССР.

На момент выселения в состав семьи входили кроме меня: мама Рабие Велишаева (1915 г.р., девичья Хайбуллаева), сестра Алие Велишаева (1933 г.р.), сестра Зодие Велишаева (1938 г.р.), брат Юсуф Велишаев (1943 г.р.).

До 18 мая наша семья проживала в селе Пычки (с 1945 года Башатановка – КР) Бахчисарайского района, так как было опасно жить вдоль железной дороги, постоянно бомбили, жгли. Переселялись из села в село, из дома в дом. Затем нас заселили в казармы в Пычки без вещей, без средств к существованию, но мир не без добрых людей, сельчане помогли нам выжить. Мама сажала огород и этим кормились.

Мама упрашивала солдата дать ей сбегать в другое село за мной, но солдат сказал: «Некогда, за это время ты потеряешь троих»

У мамы было 4 маленьких детей, ей было тяжело, поэтому временно меня забрала в другое село тетя Сайде, сестра отца, у нее детей не было.

Когда нашу семью погружали в машины, мама упрашивала солдата дать ей сбегать в другое село за мной, но солдат сказал: «Некогда, за это время ты потеряешь троих». Итак, я оторвалась от семьи и мамы.

Я с тетей Сайде и ее старым мужем попали на Урал. С поезда пересели на машины, и еще ехали на пароме и оказались в лесу, оторванные от живого мира. Чтобы поехать в ближайшее село за продуктами или медицинской помощью, надо было ждать, когда замерзнет река.

Поселили нас в большом деревянном доме (бывший лагерь): ни постели, ни еды. Всех погнали на лесозаготовки. Каждый день умирали 2-3 человек. Умер и наш дядя, муж тети. Я оставалась одна без присмотра, голодная, кормилась картофельными очистками с мусорки и подачками соседей.

Мама чудом отыскала меня и через НКВД забрала меня в 1946 году с тетей в Узбекистан, в город Маргилан. Вот так я осталась жива.

Маму с детьми сначала поселили в колхоз «Донбас» в Ташкентском районе, в заброшенную конюшню, без постели и без еды. Погнали маму на прополку хлопчатника: одежды нет, обуви нет и еще заболела малярией. Лежала на соломе без лечения, чудом выжила. Однажды ночью мама босиком убежала в Маргилан. Там устроилась на работу в шелкомотальную фабрику, но до зарплаты сдала детей: Алие и Зодие – в детдом, а Юсуфа – в дом грудника.

Через некоторое время выносят Юсуфа мертвым, при этом говоря маме: «Не плачь, у тебя много детей»

В детском доме школы не было. Как только получила зарплату, отыскала меня. Затем поехала в город Фергану забрать Юсуфа из дома грудника, а сестер она уже забрала из детдома. В доме грудника сказали, что его перевели в больницу. Мама отыскала Юсуфа, накормила и уже хотела его забрать. Но его выхватывают из ее рук, сказав «на процедуры», а через некоторое время выносят Юсуфа мертвым, при этом говоря: «Не плачь, у тебя много детей». Ясно, что его специально умертвили…

Мама после смены выполняла узбекам черную работу: косила сено, копала землю, чтобы заработать хоть на половину лепешки. Сестра Алие очень рано пошла работать на фабрику. Я и сестра Зодие по очереди ходили в школу. Она снимала туфли и платье, я одевала и шла в школу. Затем окончила три класса и тоже рано пошла работать. Все работали до выхода на пенсию.

Сестра Алие живет в Джанкое. Сестра Зодие живет в поселке Октябрьское. Я окончила 10 классов, медицинские курсы, работала медсестрой и заочно биологический факультет, затем продолжила работу в медучреждениях врачом-лаборантом. В 2004 году переехала с семьей в Крым. Воспитала двоих сыновей, они женаты, имею 5 внуков. Все живем вместе.

Сейчас живу в родном Крыму в селе Строгоновка (прежнее название Мамакъ).

(Воспоминание от 16 января 2010 года)

К публикации подготовил Эльведин Чубаров, крымский историк, заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG