Доступность ссылки

Телемост с каналом «Россия 24»: «технология, а не желание поговорить»


Акция «Идем на телемост» под телеканалом NewsOne. Киев, 8 июля 2019 года

Почти 30% россиян выступают за «независимость» украинского юго-востока от Киева, 27% выступают за его «присоединение» к России. Об этом говорят данные свежего опроса российского «Левада-центра». Смогут ли украинцы во время «откровенного разговора между простыми людьми» в чем-то переубедить россиян? Почему Украина отказалась «поговорить»? И могут ли «простые люди» из Украины и России договориться без политиков?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили медиаексперт, экс-замминистра информационной политики Татьяна Попова, специальный корреспондент российской «Новой газеты» в Киеве Ольга Мусафирова, социолог Ирина Бекешкина.

– В опубликованном заявлении членов международного редакционного совета телеканала NewsOne говорится:

«Распространенным представлением в Европе является убеждение в том, что социальная ответственность СМИ – их сознательное участие в популяризации культуры мира, диалога и толерантности. Анонсированный телеканалом NewsOne телемост Украина-Россия с участием простых граждан двух стран вполне соответствует этой европейской традиции. Тем более, вызывает обеспокоенность, что срыв этого телемоста был осуществлен за счет грубого давления со стороны тех общественных движений и парамилитарных организаций, которые в отчетах многих международных правозащитных организаций определены как экстремистские и даже неонацистские. На этом фоне вызывает удивление полное отсутствие реакции относительно таких действий радикалов как со стороны украинских правоохранительных органов, так и со стороны руководства Украины…»

Татьяна, члены международного редакционного совета канала намекнули, что именно «правые радикалы сорвали телемост», к которому стремились «простые люди» России и Украины. Выглядит как наступление на свободу слова в Украине?

Национальный союз журналистов Украины сказала, что такой телемост был бы нарушением решения Нацсовета и украинских законов

Татьяна Попова: Я не думаю, что это наступление на свободу слова. Национальный союз журналистов Украины сказала, что такой телемост был бы нарушением решения Нацсовета и украинских законов. Поэтому, если бы этот телемост предлагался с «Новой газетой», «Медузой» или с Российской службой Радио Свобода, это было бы нормально, наверное. Они не находятся в списке запрещенных для трансляции и ретрансляции каналов. А «Россия 24», на котором должно было быть это вещание, как раз находится.

За две недели NewsOne пригласил меня на эфир, который состоялся вчера (8 июля 2019 года – ред.) в 12 часов. Они приняли решение о том, что они не будут проводить телемост где-то через полчаса после моего ухода. Я в эфире сказала ведущим, что они нарушают закон, но они не хотели говорить на эту тему. Я спрашивала у ведущих, чувствуют ли они какое-то давление, у них с утра был митинг, вечером мог быть митинг. Ведущие сказали, что у них ничего не происходит, там не было напряжения.

– Вы намекаете на то, что ведущие и руководство телеканала ожидали подобной реакции? И все было запланировано?

Это – скорее политическая информационная операция, чтобы поляризовать голосующих и увеличить количество электората
Татьяна Попова

Татьяна Попова: Мне кажется, да. Это , скорее такая политическая информационная операция, чтобы поляризовать голосующих и увеличить количество электората. На прошлой неделе им (партии «Оппозиционная платформа – За жизнь») это помогло, они на полтора или два процента подросли после ситуации с Шарием и Клюевым. Мне кажется, эта ситуация также поляризует электорат, забирая у центристских партий и отдавая голоса националистам или пророссийским партиям.

– Татьяна, вы сказали, что не против подобного телемоста между Украиной и Россией, только не с подсанкционными телеканалами. Как вы видите этот телемост? О чем говорить?

Татьяна Попова: Ведь вы вещаете на оккупированные территории, вы доносите туда правду. Я думаю, Украине было бы интересно донести россиянам свое видение и свою правду о том, что происходит.

Татьяна Попова, медиаексперт, экс-замминистра информационной политики
Татьяна Попова, медиаексперт, экс-замминистра информационной политики

– Вы думаете, обычные украинцы каким-то образом найдут подход, слова, чтобы переубедить россиян?

Татьяна Попова: Я думаю, что украинцам это проще делать, чем американцам, немцам или французам.

В телемосте NewsOne и «Россия 24» я смысла не вижу, как минимум, потому, что он незаконный. Я с трудом представляю как бы этот телемост мог бы оставаться законным с российским федеральным каналом во время открытой войны.

– Ольга, вы видите смысл в подобных телемостах? Возможен ли он в таком формате, как предлагался NewsOne и «Россия 24»?

Горячей фазе войны предшествовала наступательная операция российских СМИ, которые стали застрельщиками гибридной войны
Ольга Мусафирова

Ольга Мусафирова: Разумеется, это изначально манипуляционный, технологический проект. Российские телеканалы – государственные, и они финансируются из того же бюджета, из которого финансируется боеспособность российской армии и флота. Горячей фазе войны предшествовала та наступательная операция российских СМИ, которые стали застрельщиками гибридной войны. Мы только позже сообразили, что эта гибридная война была развязана задолго до Майдана и задолго до 2014 года.

Вообразите российское общество, которое голосует очень высоким процентом за Путина, которое ежедневно подвергается мощной обработке государственных телеканалов. А потом попробуйте найти там не политизированных людей. Я бы хотела узнать, где же NewsOne будут выписывать таких россиян, у которых осталось отношение к Украине, как минимум, сострадательное. Среди телезрителей российских телеканалов, тем более каналов «Россия 1» и «Россия 24», таких людей нет.

Когда падет режим Путина и на какое-то время сломают эту останкинскую иглу, которая ежедневно вкалывает в мозги очередную дозу и пропаганды, тогда можно будет начинать разговор.

– Вы были участницей подобных шоу, вы это описывали в вашей статье в «Новой газете». Вы можете смоделировать, кого собирались позвать в студию с российской стороны? О чем бы хотели поговорить?

Ольга Мусафирова: Люди с той стороны были бы с расписанными ролями, сценариями. Как подчеркивалось, что далекий от политики Малахов, далекие от политики россияне будут задавать вопросы. Все это действо спланировано, чтобы подвести под фразу: «Люди в Украине и в России хотят мира любой ценой». А «мир любой ценой» – это капитуляция Украины, сдача Крыма и Донбасса.

Татьяна Попова: Возможно, Украине правильнее было бы лидировать в этой позиции. И может действительно делать подобные телемосты с оппозиционными российскими СМИ. Ольга, это возможно?

Ольга Мусафирова: Я думаю, это возможно, с непредсказуемыми последствиями для тех СМИ, с которыми будет такой эфир. Аудитория «Новой газеты» – это исчезающая величина российской интеллигенции, оппозиции, антипутински настроенной. Но они и не теряли эту нить с украинской аудиторией. Они испытывают комплекс вины и ответственности за свою власть. Это было бы глубокое, драматическое общение, как мне кажется. Но это мог быть последний публичный громкий выход в свет «Новой газеты».

Вряд ли Кремль отнесся бы спокойно, когда оппозиционное, нишевое издание заступило бы за черту, где находится поле государственных интересов.

Татьяна Попова: Сейчас выглядит так, что Украина боится. Но я уверена, что нынешняя власть этого не боится. И мне кажется, в информационном плане нужно перехватывать такие инициативы у россиян и продавливать свою повестку. Понятно, что нам не подойдет канал. Но есть в России блогеры, у которых аудитория больше, чем у новостей российских каналов.

– Зачем это делать?

Татьяна Попова: Как можно выиграть информационную войну, если в ней не участвовать? Я верю в то, что у них зародится сомнение. Почему они отпустили Голунова? Давление гражданского общество возможно.

– Ирина, после отмены телемоста, как вы думаете, насколько вырос рейтинг партии «Оппозиционная платформа – За жизнь»?

Я думаю, что сам этот мост не задумывался как реальный, потому что по закону его проводить нельзя
Ирина Бекешкина

Ирина Бекешкина: Я думаю, вырос. Думаю, это была специально задуманная провокация, чтобы поставить Зеленского, который в значительной степени отобрал молодых жителей востока от «Оппозиционной платформы», что надо как-то высказаться. Я уверена, Зеленского теперь будут
обвинять, что он не хочет мира, не хочет диалога между нашими странами.

Я думаю, что сам этот мост не задумывался как реальный, потому что по закону его проводить нельзя. В общем, для того, чтобы в очередной раз напомнить о себе как о «партии мира».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG