Доступность ссылки

Борис Джонсон «в холодильнике». Британские выборы и судьба Брекзита


Акция противников Брекзита возле британского парламента в Лондоне. Апрель 2019 года

В Великобритании проходят досрочные выборы в Палату общин. Избирательные участки будут открыты до 22:00 по местному времени. В британском парламенте 650 мест, и главный вопрос нынешних выборов – получит ли правящая консервативная партия большинство, то есть 326 мест и выше. В прежнем парламенте у тори после внутрипартийной чистки было лишь 298 депутатских мандатов.

  • Правительство тори во главе с Борисом Джонсоном согласовало с ЕС план Брекзита и, если получит большинство на выборах, сможет, наконец, провести документ через парламент и до 31 января объявить о выходе Великобритании из Европейского Союза.
  • Впрочем, даже при победе тори до конца 2020 года (на этот срок будет действовать переходный период) предстоит согласовать новое торговое соглашение с ЕС, иначе стране снова будет грозить выход без соглашения, что означает новый политический кризис. При этом шансы заключить за год всеобъемлющее торговое соглашение оцениваются крайне низко.
  • Если тори не получат большинства, британский парламент снова окажется "подвешенным": вопрос, кто сформирует правительство, будет решаться путем сложных коалиционных переговоров, а перспективы Брекзита останутся неясными – в парламенте все остальные партии выступают против предложенного консерваторами соглашения, и тори могут надеяться лишь на "перебежчиков".

По последним общенациональным опросам, консерваторы лидировали, существенно опережая лейбористов – 43 против 34 процентов. Однако общенациональные опросы в Британии традиционно считаются не очень надежным показателем – депутатов избирают по отдельным округам, ситуация там разнится, а вдобавок на этих выборах проблема Брекзита может преобладать над традиционными симпатиями избирателей.

Более точный анализ по округам, который был проведен YouGov в конце ноября, предсказывал крупную победу тори, 359 мест в парламенте. Последние недели опросы показывали рост популярности лейбористов, и новый прогноз YouGov, основанных на данных первой недели декабря, дал тори уже только 339 мест, а исход с "подвешенным" парламентом оказался в зоне статистической погрешности. В 85 округах разница между ведущими кандидатами – в пределах 5 процентов.

  • Лейбористы питают некоторые (впрочем, небольшие) надежды, что сам Борис Джонсон может проиграть в своем округе Аксбридж 25-летнему эмигранту из Ирана Али Милани, который пытается аккумулировать голоса студенчества. Разрыв составляет порядка 10 процентов, и никому до сих пор не удавалось лишить места в парламенте действующего премьера.

Неопределенности добавляет то, что около пятой части опрошенных говорят о готовности голосовать тактически – то есть поддерживать не наиболее близкую по идеологии партию, а ту, кандидат которой высказывается за желаемый исход Брекзита и имеет наибольшие шансы на победу в данном округе.

Отношение к Брекзиту

После трех с лишним лет обсуждения Брекзита избиратели, кажется, более-менее разобрались в тонкостях вопроса, а партии сформулировали достаточно ясные позиции.

Консерваторы, проводившие кампанию под лозунгом "завершить Брекзит", рассчитывают выиграть поддержку уставших избирателей, хотя их план в известной степени жертвует целостностью Соединенного королевства – по нынешнему соглашению, Северная Ирландия будет во многом придерживаться торговых правил ЕС, в отличие от остальной части страны – и это приведет к появлению проверок перевозимых между ними грузов. По всей видимости, значительной части избирателей такая жертва показалась приемлемой, так как популярность тори росла.

  • Консерваторы переманили к себе сторонников Партии Брекзита, которая в июне соперничала с ними по популярности. Жестких приверженцев выхода из ЕС без соглашения оказалось не так уж и много, поддержка Партии Брекзита упала c 23 до 3 процентов.
  • Тори также успешно работали с традиционными избирателями лейбористов, которые на референдуме голосовали за Брекзит. Многие из них выражали готовность перейти партийные линии.

Лейбористы, которых долго обвиняли в неясности позиции по Брекзиту, перед выборами сформулировали свой план: в случае победы они договорятся о еще более мягком варианте Брекзита, сохраняющем торговые соглашения с ЕС и тем снимающим проблему С. Ирландии, а затем предложат избирателям второй референдум – выбрать между этим планом и отказом от Брекзита.

  • Эта двухходовая комбинация тоже нашла своих избирателей – популярность лейбористов росла, в частности, как полагают, за счет либеральных демократов, которые просто заявляли о намерении аннулировать Брекзит (и это многие сочли недемократичным – как отказ от результатов референдума). Популярность либдемов упала с 20 до 12 процентов.

NHS

Второй главной темой кампании стала NHS, национальная служба здравоохранения – один из наиболее ценимых британцами государственных институтов (в Великобритании бесплатное здравоохранение, на которое уходят значительные средства из налогов).

Джонсон обещал в случае Брекзита заключить торговое соглашение с Соединенными Штатами, крайне выгодное, поскольку Британия не будет связана нормами ЕС.

Президент США Доналдьд Трамп тоже обещал торговое соглашение, но при этом сказал, что на переговорах все должно быть открыто к обсуждению, включая NHS.

Оппозиция заявила, что обещанное Джонсоном соглашение с США откроет американским компаниям доступ к NHS – и это приведет к резкому подорожанию лекарств.

В результате Трамп во время недавнего визита в Лондон на саммит НАТО (Джонсон избегал появления на публике вдвоем с весьма непопулярным в Великобритании президентом США) заявил, что его не интересует NHS, даже если ему принесут ее на "серебрянном блюде".

Оппозиция ответила, что не верит этим словам.

Джонсон против Корбина

Ключевую роль в предвыборной кампании играли недостатки лидеров крупнейших партий, Бориса Джонсона и Джереми Корбина.

Джонсон – харизматичный политик, лицо кампании за Брекзит, – получил широкую известность как человек, легко относящийся к своим словам и обещаниям. На дебатах с Корбином на вопрос ведущей, важна ли правда на этих выборах, Джонсон ответил, что да – и аудитория засмеялась.

Знаменита клятва Джонсона "подохнуть в канаве", если Великобритания не выйдет из ЕС к 31 октября – и хотя Брекзит не состоялся, премьер благополучно пережил эту дату. Впрочем, поклонники Джонсона охотно прощают ему подобные вещи и склонны винить других политиков.

Джонсон пытался отрицать, что между Северной Ирландией и остальной Британией будут введены проверки товаров, и даже приглашал звонить ему в случае таможенных проверок, хотя о неизбежности контроля говорит множество источников.

Стратегией консерваторов в кампании был упор на обещание скорейшего Брекзита – и попытка уклониться от сложных вопросов.

Джонсон, сам в прошлом журналист, владеет этим искусством. Известны случаи, когда он вместо ответа на неприятные вопросы угощал журналистов чаем или просто уезжал на велосипеде.

Два самых ярких момента произошли в самые последние дни. Широкое распространение получила фотография мальчика с подозрением на пневмонию, лежащего на полу в больнице, поскольку в ней не оказалось свободных коек. Журналист попытался показать Джонсону на своем телефоне фотографию, чтобы премьер прокомментировал ее. Джонсон сколько мог избегал этого, а потом положил телефон репортера себе в карман и продолжал говорить. Только после того, как журналист сказал: "вы отказались смотреть на фото и положили мой телефон себе в карман, премьер-министр" и попросил прокомментировать слова о кризисе в NHS, Джонсон посмотрел на фотографию, назвал ее ужасной и извинился перед семьей ребенка.


Наконец, накануне выборов Джонсон, совершая предвыборный спурт по стране, оказался на молокозаводе (и потом доставил ее продукцию покупателю, весьма польщенному таким курьером), и там он был осажден журналистами. Среди них был репортер программы "Доброе утро, Британия", который попросил премьера об интервью в прямом эфире, Джонсон сказал "секундочку" и скрылся в промышленном холодильнике. Представители консерваторов потом категорически отрицали, что премьер прятался там от интервью, но мем уже разошелся по СМИ и сетям.

Корбин, выступая на предвыборном митинге, заявил: "Мне не нужно прятаться в холодильнике, когда кто-то задает вопрос".

У Корбина – свои сложности как ведущего оппозиционного политика. Он непопулярен – летом в одном из опросов почти половина респондентов заявила, что лучше Британия покинет ЕС без соглашения, чем Корбин будет премьером.

  • В партии велась дискуссия о том, что если Корбин проиграет эти выборы, он покинет пост лидера лейбористов.

Он принадлежит крайне левому крылу лейбористов, обещает национализацию крупных энергетических, железнодорожных и других компаний.

Его обвиняют в потакании антисемитизму в лейбористской партии. От него долго добивались извинений и, наконец, Корбин заявил, что антисемитизм неприемлем, и он приносит извинения всем, кто от него пострадал.

  • Джонсона также обвиняют в проявлениях расизма, только в его случае – в исламофобии.

Корбин уязвим из-за позиции по Брекзиту. Сам он, по всей видимости, евроскептик, и не дал лейбористам занять однозначную позицию за сохранение Великобритании в составе ЕС. На повторном референдуме, который обещают лейбористы, он заявил о намерении сохранять нейтральную позицию.

Цель Корбина в кампании была отвлечь внимание от Брекзита и критиковать тори по проблеме NHS и вопросам социальной защиты.

  • Тори десятилетие после кризиса 2008-2009 годов проводили политику жесткой экономии, сокращая расходы на социальные программы. Однако Джонсон, став премьером, пообещал вложить в них огромные средства. Подобные обещания дают и лейбористы, хотя непонятно, насколько экономически просчитаны эти решения.

Корбин, хотя и не является ярким оратором в парламенте, по всей видимости, любит и умеет вести предвыборные кампании. В 2017 году лейбористы намного превзошли ожидания, сейчас партия тоже набрала популярность в последние недели, хотя и не столь сильно, как два года назад.

Кто из двух лидеров лучше провел кампанию, выяснится к утру пятницы.

Северная Ирландия

  • Главная проблема Брекзита – как устроить, чтобы Северная Ирландия не оказалась отделена от Ирландии как части ЕС реальной границей, поскольку это может подвернуть риску мирное урегулирование конфликта в Ольстере.
  • Тереза Мэй решила эту проблему с помощью так называемого "бэкстопа", по сути, Великобритания соглашалась неопределенное время следовать торговым правилам ЕС, тогда грузы могли бы идти беспрепятственно через сухопутную границу с Ирландией.
  • Джонсон помог провалить план Мэй в парламенте, после чего возглавил консерваторов и достиг собственной договоренности с ЕС, согласно которой Северная Ирландия придерживалась бы европейских правил, а остальная Великобритания – нет.
  • Этот вариант, который был немыслим для Мэй, говорившей, что на это не пойдет ни один британский премьер, привел к распаду в парламенте коалиции тори с североирландскими юнионистами, которые сочли, что соглашение Джонсона отделяет Северную Ирландию от остальной территории Великобритании.
  • Развал коалиции, в конечном итоге, и привел к нынешним выборам.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG