Доступность ссылки

«Для суда дело было простым». Виновник смерти Джорджа Флойда получил сорок лет


Рисунок, сделанный во время суда над бывшим полицейским Миннеаполиса Дереком Шовиным (справа), март 2021 года

Бывший полицейский Миннеаполиса Дерек Шовин признан виновным в убийстве афроамериканца Джорджа Флойда при его задержании. Смерть Флойда всколыхнула США и спровоцировала массовые протесты и беспорядки. Президент Байден назвал обвинительный вердикт "гигантским шагом к справедливости в Америке".

За этим судом мог наблюдать весь мир. В отличие от многих других резонансных процессов судья Питер Кэхилл разрешил присутствие камер в зале, и крупнейшие национальные телеканалы транслировали слушания в прямом эфире, некоторые – от первого до последнего слова.

Казалось бы, фабула дела проста. Его ключевой эпизод записан случайными наблюдателями и камерами наружного наблюдения в нескольких ракурсах, существуют и записи двух нагрудных камер полицейских, участвовавших в инциденте, который закончился смертью Джорджа Флойда. Но простых дел не бывает, если разбираться в них досконально.

25 мая прошлого года около восьми часов вечера 46-летний житель Миннеаполиса, афроамериканец Джордж Флойд зашел в бакалейную лавку. Как явствует из записи камеры внутри магазина, он был в приподнятом настроении, болтал с продавцами и приятелями и даже пританцовывал. Некоторые эксперты впоследствии назовут его состояние болезненным перевозбуждением (excited delirium). Встретив в магазине свою знакомую Шаванду Хилл, он предложил подвезти ее домой. Потом купил пачку сигарет и вместе с Шавандой сел в свою машину. Тем временем продавец-подросток Кристофер Мартин обнаружил, что 20-долларовая купюра, которой расплатился Флойд, фальшивая. Подделка была настолько грубой, что на пальцах продавца осталась краска. Он сообщил об этом менеджеру, и тот велел догнать покупателя и потребовать деньги.

Автомобиль Флойда, в котором был и второй пассажир, все еще не тронулся с места. На предложение Мартина вернуться в магазин и расплатиться настоящими деньгами или вернуть товар Флойд ответил отказом, а потом вдруг крепко уснул. Шаванда попыталась его разбудить, но не смогла. Мартин вернулся в лавку и сказал менеджеру, что делать нечего, он возместит недостачу из собственного кармана. Но менеджер приказал другому продавцу вызвать полицию. Звонивший сказал, что виновник происшествия "ужасно пьян" и что ростом он шести или шести с половиной фута (на самом деле - 6 футов 4 дюйма, или 193 сантиметра). Оператор уточнил расу и получил ответ, что это "черный парень".

В дальнейшем следствие установило, что Флойд злоупотреблял опиоидами. В его машине полиция нашла несколько таблеток, содержащих фентанил и метамфетамин. Одну таблетку обнаружили и в патрульной машине. На ней были следы слюны Флойда – он ее выплюнул, когда его пытались затолкать в машину. Посмертная токсикология установила, что в крови покойного присутствуют оба вещества. По мнению экспертов, нервное перевозбуждение, сменившееся внезапной сонливостью, – результат воздействия именно этих медикаментов.

Джордж Флойд очнулся только тогда, когда на место прибыл полицейский патруль. Весь его диалог (если это можно назвать диалогом) теперь расшифрован. Говорит он довольно бессвязно. При виде полиции повторяет несколько раз "виноват" и "я ничего не сделал" и просит не стрелять в него. Старший наряда Томас Лейн в грубой форме приказывает ему держать обе руки на руле. Он говорит это несколько раз – видимо, Флойд жестикулирует. Затем требует выйти из машины с руками на затылке и встать спиной к нему. "Пожалуйста, не стреляйте, офицер, – повторяет Флойд, – я только что потерял маму" (его мать умерла два года назад). Лейн замечает, что Флойд ведет себя "чуднó", спрашивает у Флойда, что он принимал, тот отвечает "ничего". "Что у тебя за пена на губах?" – "Я недавно кашлял". Флойду объявляют, что он арестован, и приказывают сесть в патрульную машину. Тот твердит: "Пожалуйста, брат, не надо, у меня клаустрофобия". В какой-то момент он начинается валиться наземь, и второй полицейский, афроамериканец Джеймс Кинг, кричит: "Перестань падать! Стой!", а Флойд повторяет: "Я ничего не сделал... я не сопротивляюсь... я сделаю все, что скажете... я хочу полежать на земле... я не могу дышать..." Он твердит много раз, что не может дышать и зовет маму.

Лейн и Кинг, поняв, что вдвоем им не справиться с рослым и неадекватным арестантом, вызывают подкрепление. Спустя семь минут после прибытия первого патруля приезжает второй, Дерек Шовин и Ту Тао. Старший Дерек Шовин "принимает командование". Лейн сообщает ему, что Флойд арестован за подделку. Флойд в этот момент сидит в полицейской машине в наручниках за спиной, но с ногами наружу. Он говорит, что умирает, прощается с мамой, просит передать детям, что любит их. Кинг и Шовин пытаются передвинуть его на заднем сиденье с водительской стороны на противоположную – вероятно, рассчитывая, что им удастся закрыть зверь, когда ноги Флойда окажутся внутри. Но Флойд вываливается наружу и падает на мостовую. В этот момент Шовин и применяет свой удушающий прием, наступив коленом на шею Флойда.

Момент ареста Джорджа Флойда 25 мая 2020 года в Миннеаполисе
Момент ареста Джорджа Флойда 25 мая 2020 года в Миннеаполисе

Уже через минуту Флойд перестал сопротивляться. Он продолжал звать маму и повторял, что у него все болит, что он не может дышать и умирает. Полицейские вызвали скорую. Шовин по-прежнему не убирал колено с его шеи. Столпившиеся вокруг прохожие наблюдают происходящее с нарастающей тревогой. Один из них обращает внимание полицейских на то, что у Флойда носом пошла кровь. Другой говорит им: "Он даже не сопротивляется". "Разговаривает – значит, в порядке", – отвечает Ту Тао. "Ничего он не в порядке, – возмущается тот же наблюдатель. – Вы получаете удовольствие. Посмотрите на себя".

Вскоре Флойд потерял сознание. Еще минуту после прибытия скорой Шовин держал колено на его шее. Как установило следствие, он сдавливал шею коленом семь минут 46 секунд. Бесчувственное тело погрузили в карету скорой помощи. Джордж Флойд умер спустя час после этого и приемном покое больницы.

Благодаря записям смартфонов трагическое событие увидели миллионы людей. Стихийный митинг на месте происшествия перерос в уличные беспорядки. Гнев стремительно разгорался, и вскоре в десятках городов Америки прошли акции протеста, сопровождавшиеся бесчинствами толпы, поджогами и грабежами. В наведении порядка участвовала Национальная гвардия. В городах вводился комендантский час. Ничего подобного Америка не видела с 60-х годов прошлого века.

От властей требовали самого сурового наказания Шовина. Родственники покойного считали его виновным в преднамеренном убийстве на почве расизма. Понимая, что доказать такое обвинение в суде нереально, генеральный прокурор штата Миннесота Кейт Эллисон квалифицировал действия Шовина как убийство второй степени – непреднамеренное убийство в ходе совершения другого уголовного преступления. На тот случай, если бы прокурорам не удалось убедить присяжных в том, что Шовин виновен в столь тяжком преступлении, формула обвинения включала также убийство третьей степени (непредумышленное) и причинение смерти по неосторожности (гомицид) второй степени.

Ключевыми вопросами судебного следствия были вопросы о допустимости и законности действий подсудимого и о причине смерти Флойда. В обоих случаях мнения экспертов разошлись. Свидетель обвинения Ричард Циммерман, полицейский с большим стажем и опытом, не нашел никаких оправданий для Шовина.

– Каково ваше мнение о таком применении силы в данный отрезок времени?

Совершенно излишнее.

Что вы имеете в виду?

Ну во-первых, просто не было никакой необходимости класть его на землю лицом вниз и столько времени давить ему коленом на шею. Я не увидел ни одной причины, почему полицейские чувствовали, что им угрожает опасность, если они это чувствовали. Они должны были это чувствовать, чтобы применять силу таким образом.

Ровно противоположное мнение высказал свидетель защиты, сертифицированный эксперт по применению силы при задержании и тоже ветеран полиции Барри Бродд.

Можете ли вы кратко изложить свое мнение по данному конкретному делу?

Я полагаю, действия Дерека Шовина был оправданы. В своем обращении с мистером Флойдом он действовал, объективно оценивая ситуацию согласно инструкциям департамента полиции Миннеаполиса и действующим нормам правоохранительных органов.

Обращаясь к присяжным, Бродд убеждал их не судить со стороны.

Когда вы рассматриваете подобный инцидент, вы должны попытаться увидеть его глазами полицейских, находившихся на месте происшествия. С какими факторами они имели дело? При каких обстоятельствах, как вел себя подозреваемый? Что делали сторонние наблюдатели? Были ли обстановка угрожающей? Попробуйте поставить себя на место сотрудника полиции, чтобы оценить принятие им решения – были ли они объективно разумными или нет?

Острый спор стороны вели и о причине смерти. Защита утверждала, что Флойд, который был очень нездоровым человеком, скончался от хронических заболеваний сердца и легких, усугубленных наркотической зависимостью. Обвинение называла причиной смерти удушение. Наиболее эффектными стали показания пульмонолога Мартина Тобина, который, глядя на видеозапись, считал вдохи-выдохи Флойда.

Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь... восемь.

Это в ролике продолжительностью примерно 17 секунд?

Именно.

И сколько вы насчитали - семь или восемь?

Между семью и восемью.

И вы использовали это для вычисления частоты дыхания?

Да, это просто. Если в течение 19 секунд вы насчитали семь вдохов, частота дыхания составляет 22 дыхательных движения в минуту.

Эта цифра, 22 дыхательных движения в минуту, важна в данном деле?

Исключительно важна.

Почему же?

Потому что в данном деле имеется вопрос о воздействии фентанила. Если фентанил действовал, он угнетал дыхательный центр, контролирующий дыхание – результатом этого должно было стать снижение частоты дыхания. С фентанилом частота дыхания должна было сократиться на 40 процентов, примерно на 10 дыхательных движений. А мы вместо этого наблюдаем 22 вдоха-выдоха, это средняя нормальная частота.

По мере приближения к финалу страсти накалялись. В воскресенье член Конгресса от Калифорнии афроамериканка Максин Уотерс появилась на акции протеста и пригрозила новыми протестами, если жюри присяжных оправдает Дерека Шовина.

Я надеюсь, мы получим вердикт, в котором будет сказано: виновен, виновен, виновен. А если не получим, мы не сможем смириться с этим. Мы должны оставаться на улице. Мы станем более активными, более агрессивными. Пусть они знают, что мы настроены серьезно.

В понедельник адвокат Шовина Эрик Нилсон заявил ходатайство о признании судебного процесса недействительным на том основании, что на присяжных оказывается беспрецедентное давление. Судья Питер Кэхилл отклонил ходатайство, но сказал, что высказывания Максин Уотерс могут стать основанием для апелляции, и сделал строгое внушение законодательнице.

Что ж, член Конгресса Уотерс, возможно, дала вам повод для апелляции, которая может повлечь за собой отмену всего этого процесса. Я бы желал, чтобы выборные должностные лица прекратили говорить об этом деле, особенно в манере, неуважительной по отношению к верховенству закона, к судебной власти и нашей обязанности. Думаю, что если они хотят высказать свое мнение, они должны делать это уважительно и в форме, соответствующей их клятве на Конституции уважать равноправную ветвь власти.

В своей заключительной речи Эрик Нилсон убеждал жюри, что вина Шовина не доказана.

Нет абсолютно никаких доказательств того, что офицер Шовин умышленно, преднамеренно применил не дозволенную законом силу... Офицер Шовин не имел намерения, он не использовал незаконную силу целенаправленно. Это офицеры, выполняющие свою работу в крайне стрессовой ситуации. Согласно их подготовке, согласно политике департамента полиции Миннеаполиса, и это трагично.

Прокурор Стив Шляйхер призывал присяжных довериться своим собственным чувствам.

Это именно то, что вы подумали, когда впервые увидели это видео. Это именно так. Вы можете верить своим глазам. Это именно то, во что вы поверили. Это именно то, что вы видели своими глазами. Это именно то, что вы знали. Это то, что вы чувствовали нутром. Это то, что говорит вам ваше сердце. Это была не охрана правопорядка. Это было убийство. Подсудимый виновен по всем трем пунктам. По всем. И оправдания нет.

Когда жюри удалилось на совещание, президент Байден заявил, что он молится о том, чтобы вердикт оказался "правильным" и что, по его мнению, суду представлены исчерпывающие доказательства вины полицейского. Он добавил, что говорит это, когда присяжные совещаются и не слышат его.

Жюри совещалось в общей сложности около 10 часов. Вердикт "виновен" вынесен единогласно по всем трем пунктам обвинения.

Президент Байден позвонил – уже во второй раз – семье Флойда, а затем сделал специальное заявление. Он сказал, что действия Шовина были "убийством, совершенным среди бела дня", которое обнажило перед всем миром "системный расизм", это "пятно на совести нашей нации".

Как мы видели на этом суде, глядя на полицейских, дававших показания, большинство мужчин и женщин, носящих полицейский жетон, с честью служат обществу. Но тех немногих, кто не соответствует требованиям, нужно привлекать к ответственности, и сегодня с одним из них так и случилось. Но этого мало. Мы не можем остановиться на этом. Чтобы перемены и реформа осуществились, мы можем и должны делать больше для того, чтобы подобные трагедии не повторялись.

Юристы говорят, что с профессиональной точки зрения сложность в этом деле представлял эмоциональный и политический контекст, в котором проходил суд. Собеседник Радио Свобода – юрист, профессор университета имени Джорджа Мэйсона Илья Сомин:

– Мне кажется, что дело было, по большому счету, простым. Об этом можно судить хотя бы по тому, сколь мало времени потребовалось присяжным для вынесения вердикта. Обсуждение заняло девять или десять часов, несмотря на обилие данных, приведенных во время процесса. На суде выступило 44 свидетеля. Мне кажется, что любому нормальному человеку, увидевшему видеозапись задержания Флойда, которую увидел уже весь мир, трудно прийти к иному выводу, как к заключению о том, что это было преступление. Здесь, впрочем, была тонкость. Шовину были предъявлены обвинения по трем пунктам. Самый серьезный – убийство 2 степени, то есть непредумышленное убийство или убийство по неосторожности содержал обвинение в том, что Шовин намеренно атаковал Джорджа Флойда и применил насилие к нему. Этот пункт, на мой взгляд, мог оказаться наиболее сложным для присяжных. Но даже и он, по-видимому, не вызвал проблем, поскольку они быстро вынесли вердикт.

– А задача защиты выглядела очень трудной. Они пытались доказать, что Флойд умер не от удушения, а в результате сердечно-сосудистого заболевания, усугубленного приемом наркотиков. Защите удалось найти единственного эксперта, который защищал эту версию. Причем и он согласился, что этот инцидент стал причиной гибели Флойда.

– Действительно, защита пыталась доказать, что Флойд умер не из-за того, что полицейский его душил, а по другим причинам. Но маловероятно, что было случайностью, что смерть Флойда наступила после того, как полицейский в течение почти десяти минут давил его горло коленом. То, что кажется очевидным любому, кто видел эту видеозапись, было подтверждено рядом экспертов – медиков, полицейских, которые были свидетелями обвинения. Сам факт, что полицейские, включая главу полицейского участка, в котором работал сам Шовин, дали показания против него, указывает на то, что Шовин нарушил закон и правила, поскольку обычно полицейские очень редко соглашаются выступать свидетелями на судах против других полицейских. Существует даже такое понятие "синяя стена тишины". Полицейские не любят выступать против своих коллег.

Полиция Филадельфии во время марша с требованием справедливости в деле об убийстве Джорджа Флойда, 1 июня 2020 года
Полиция Филадельфии во время марша с требованием справедливости в деле об убийстве Джорджа Флойда, 1 июня 2020 года

– Интересно, что не всех протестующих против того, что они называют полицейским насилием, удовлетворил этот вердикт. Они считают, что американская система правосудия несправедлива по отношению к афроамериканцам, что, не будь угрозы насилия со стороны протестующих, справедливости бы не добились.

– Я бы сказал, во-первых, неверно, что этого результата не добились бы без протестов, так буквально через два-три дня после убийства прокуроры начали подготовку уголовного дела против Шовина. Тем не менее, есть действительно системные проблемы с точки зрения расовой дискриминации в уголовной системе. Есть долгая история расовой сегрегации, когда были очень плохие отношения между полицией и афроамериканцами. Ситуация, конечно, улучшилась за пятьдесят-сорок лет, но во многих городах существует, например, проблема "расового профилирования". То есть многие полицейские обращаются с афроамериканцами с предубеждением. В подавляющем большинстве случаев такие эпизоды не приводят к убийствам или даже к арестам. Но когда полиция регулярно останавливает, грубо обращается с афроамериканцами в ситуациях, где бы она вела себя по-другому с белыми, убийство полицейскими афроамериканцев, сколь редкими бы ни были такие случаи, воспринимается как проявление очень серьезной проблемы.

– В последние дни процесса произошла еще одна шумная история. Законодатель-демократ Максин Уотерс пригрозила "конфронтацией" в случае оправдания Шовина судом присяжным. Судье даже пришлось предупредить члена Конгресса о том, что ее заявление может выглядеть как давление на присяжных и повод для оспаривания вердикта в апелляционном суде. Республиканцы обвинили Уотерс в том, что она призывает к беспорядкам и попытались добиться ее осуждения Палатой представителей. Демократы проголосовали против.

– Я думаю, вряд ли ее заявление станет поводом для апелляции. Тем не менее, плохо, что она это сказала. Такие заявления заслуживают осуждения. Но поведение демократов частично объяснимо тем, что многие республиканцы отказывались осуждать коллег, поддержавших тех, кто устроил насилие на Капитолийском холме 6 января. Теперь демократы говорят: с какой стати мы будем осуждать своих, если республиканцы не готовы осуждать своих. Мне кажется, что и та и другая партия должны повысить стандарты поведения политиков, – считает Илья Сомин.

Приговор Дереку Шовину будет вынесен через два месяца. По закону Миннесоты, самая тяжелая статья поглощает менее тяжелые, но и по одной Шовин может быть приговорен к лишению свободы на срок до 40 лет.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG