Доступность ссылки

Из России: Списанный Медведев, Шойгу во главе и предвыборная пятерка


Дмитрий Медведев в Артеке, 2015 год

20-й съезд "Единой России" определил, кто поведет партию на думские выборы в сентябре 2021 года.

Главной неожиданностью стало невключение в пятерку Дмитрия Медведева. Вместо него возвращать электорат "Единой России" (27% в феврале 2021-го против 37% в конце 2017-го, согласно опросу "Левада-Центра") будут министр обороны Сергей Шойгу, глава МИД Сергей Лавров, врач Денис Проценко, сопредседатель ОНФ Елена Шмелева и детский омбудсмен Анна Кузнецова.

Из них только Шойгу – член "Единой России", остальные – беспартийные. Главврач больницы в Коммунарке Проценко не раз отрицал (здесь и здесь), что ему предлагали выдвигаться в Госдуму, и отвергал предположения о том, что он будет баллотироваться.

"На мой взгляд, этот список, первая пятерка, должен выглядеть таким образом, чтобы там были и люди, которые давно в политике, у нас принято называть их политическими тяжеловесами, но и люди относительно новые", – сказал на съезде Владимир Путин.

Милитаризм и "традиционные ценности": как "Единая Россия" пойдет на думские выборы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:26 0:00

"Это выбор самого Путина"

"Единая Россия" ошиблась, выбрав в первую пятерку людей, которые олицетворяют милитаризм, поиск внешних врагов, борьбу с COVID-19 и "традиционные ценности", считает политтехнолог и политолог Аббас Галлямов. "Избиратель давным-давно устал от этого и ждет чего-то другого", – отмечает эксперт.

– Рейтинг "Единой России" на сегодня – 27-28%, – напоминает Галлямов. – Представьте, три четверти населения страны не хотят голосовать за "Единую Россию". Это о чем-то говорит? Понятно, я основываюсь не только на этих цифрах, есть и большое количество качественных исследований, фокус-групп, которые говорят ровно о том же: оборона, консервативные ценности и так далее – это выбор не политтехнологический, это не политтехнологи думали, как бы им максимизировать число голосов. Это выбор Путина самого, он по-другому просто не мыслит себя уже. Он вжился в свою роль и в очередной раз на тот же самый круг заходит.

– Это личный выбор Путина, что председатель партии Медведев не идет даже в этой первой пятерке?

– История с Медведевым была бы еще хуже. Я только что раскритиковал эту пятерку, но Медведев был бы еще хуже, и, судя по предварительным утечкам, Путин рассматривал вариант с Медведевым, но кремлевские политтехнологи убедили Путина не делать этого, потому что это было бы совсем самоубийственным решением.

– Это не значит, что Медведев у Путина в опале?

– Нет, я думаю, это политтехнологический выбор. По крайней мере, в нем есть политтехнологическая логика, одно другого не исключает. Может быть, он заодно и в опале. Напомню, было много утечек из Кремля, где говорилось, что Медведев – главный вариант, до последнего времени эти утечки шли, и тут вдруг раз – его нет.

Было много утечек из Кремля, что Медведев – главный вариант, до последнего времени эти утечки шли, и тут вдруг раз – его нет

C политтехнологической точки зрения это объясняется просто: уволив Медведева с поста премьера, Путин его демонстративно списал с корабля на берег: получилось, что он не справился с работой премьера. Во всяком случае, он нашел себе премьера лучше, чем Медведев. И его лидерство в списке избиратель воспринял бы примерно так: он недостаточно хорош, чтобы руководить правительством, но для "Единой России" сойдет, или еще хуже – для избирателя сойдет.

Нельзя уже списанного с корабля, осетрину второй свежести предлагать избирателю, да еще и в условиях кризиса доверия, падающих рейтингов – это самоубийственное решение. Я думаю, что Путину это объяснили, и поэтому он вынужден был скрепя сердце своего друга задвинуть.

– А почему в списке нет премьера Михаила Мишустина?

Интрига, конечно, есть: совершит ли власть достаточное количество ошибок, чтобы вспыхнула новая волна протеста?

– Мишустина решили не усиливать, вариант с ним был бы достаточно логичным: у него нет антирейтинга, избиратель его практически не знает, избиратель за него ни разу не голосовал, поэтому у него нет ощущения, что это лежалый товар. За Медведева-то он уже много голосовал и знает, что результат-то так себе: уровень жизни в стране падает. А Мишустин – это где-то обновление. Конечно, это не такое радикальное обновление, как, может быть, хотелось значительному числу россиян, я думаю, половине. Но это хоть какое-то обновление. Если бы Мишустину еще вложить в уста правильный месседж насчет обновления, дескать, предыдущие задачи, стоящие на предыдущем этапе государственного строительства выполнены, внешние периметры страны укреплены, теперь начинается новый этап спустя 21 год, переключаем внимание с внешнего периметра на внутренний, наша главная задача – рост уровня жизни, вот программа, проекты и так далее.

И вот по совокупности премьер, новое лицо, эти слова "новый курс", "новый этап", много-много раз слово "новый" сказать в ходе кампании – в принципе, какую-то часть избирателей можно было бы на это купить. Понятно, что сторонников Навального, конечно, не пробьешь.

– Но Путин, по-вашему, боится усиления Мишустина?

– Да, конечно, все бы это прочитали как то, что он преемник. Во-первых, он руководит исполнительной властью, под его контролем огромные финансовые потоки и мощные административные рычаги, кадровые рычаги, ключевые назначения, плюс еще он стал публичной фигурой, и у него теперь собственная политическая поддержка, то есть люди за него голосуют. У него большое количество парламентариев, обязанных своими мандатами ему лично уже.

И в этой ситуации Путин решил, что не хочет такого усиления Мишустина. По аппаратным соображениям он принял политически неверное решение.

– Аббас, в чем вы видите главную интригу думских выборов? И есть ли она – интрига?

– Интрига, конечно, есть. Я так сформулирую: совершит ли власть достаточное количество ошибок, чтобы вспыхнула новая волна протеста? Предыдущую волну Навальный поднял слишком рано, прилетев [из Германии после лечения] слишком рано. Понятно, что, когда он ее поднял зимой в январе, удержать ее до сентября было очень трудно, практически невозможно, и волна схлынула.

И сейчас у оппозиции есть ощущение, что все бесполезно: мы вышли на улицу – нас разогнали, сейчас арестовывают, организации закрывают, кого-то из страны выдавили, кого-то посадили и так далее, никого не регистрируют на выборы. У оппозиции, безусловно, сейчас депрессия. И это чревато низкой оппозиционной явкой.

Главный врач больницы в Коммунарке Денис Проценко (в центре) сказал, что согласился войти в список "Единой России" после звонка президента
Главный врач больницы в Коммунарке Денис Проценко (в центре) сказал, что согласился войти в список "Единой России" после звонка президента

– Какие ошибки может допустить власть, чтобы подпитать новые протесты?

Новая волна протеста обязательно поднимется. И это зависит не от действий оппозиции, это зависит от действий властей

– Фундаментальные причины протеста никуда не делись, по-прежнему уровень жизни падает, Путин по-прежнему в Кремле, идеология по-прежнему старая, репрессии – все то, что подпитывало протест, – никуда не делось. Соответственно, новая волна протестная обязательно поднимется. Вопрос теперь: когда? И это зависит не от действий оппозиции, это зависит от действий властей. И если власти сейчас совершат критическую массу ошибок и эта волна поднимется до сентября, то тогда в сентябре, конечно, мы увидим мощную протестную явку, сильное протестное голосование.

Власти, безусловно, попытаются все это сфальсифицировать, а оппозиция, зашедшая на новый виток противостояния с властями, по поводу этих фальсификаций устроит очередную Болотную (в 2011 году на Болотной площади в Москве прошел массовый митинг против фальсификаций выборов – НВ).

Вот главная интрига: совершат ли власти эту ошибку? Если же это пройдет на спаде для оппозиции, и оппозиция не придет на участки, не выставит наблюдателей – соответственно, власти нарисуют нужный им результат.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG