Доступность ссылки

Евромайдан и Крым: проукраинские митинги, титушки и дела о расстрелах


В последнюю неделю февраля в Украине вспоминают погибших на Майдане во время Революции Достоинства. Акции в поддержку евроинтеграции и против тогдашнего президента Украины Виктора Януковича проходили в том числе в Крыму. Многим из участников протестных акций впоследствии пришлось испытать преследования со стороны местных властей и силовиков и покинуть полуостров.

О событиях осени-зимы 2013-2014 годов в Крыму и их последствиях шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Активист, координатор Евромайдана в Крыму Андрей Щекун рассказал Крым.Реалии, что заставило его осенью 2013 года примкнуть к протестующим на полуострове.

Никаких сигналов из Киева не было, и мы даже организационно не пытались с кем-то связаться. Это было интуитивное чувство: надо что-то делать
Андрей Щекун


– Еще до Евромайдана мы занимались открытием классов, школ с украинским языком обучения, украиноязычной журналистикой, да и любыми культурологическими мероприятиями, которые способствовали развитию нашей страны и ее суверенитета в Крыму. Конечно, я понимал, что здесь сложная ситуация, учитывая пророссийскую ориентированность Партии регионов и организаций, финансируемых из Москвы, но кто-то должен был демонстрировать свою проукраинскую позицию. Когда в Фейсбуке появилось объявление в поддержку Евросоюза и с призывом прийти к правительству, у меня не стоял вопрос, прийти или нет – нужно было максимально распространять информацию, организовать людей, чтобы как можно больше поддержали Майдан. Когда Виктор Янукович не подписал соглашение об ассоциации с Евросоюзом, мы не смогли промолчать.

Андрей Щекун вспоминает, что мнения относительно тех событий разнились даже среди проукраински настроенных крымчан, демократические партии также были сильно разделены, и это делало задачу их объединения еще более сложной.

Когда Виктор Янукович не подписал соглашение об ассоциации с Евросоюзом, мы не смогли промолчать
Андрей Щекун


– При этом никаких сигналов из Киева не было, и мы даже организационно не пытались с кем-то связаться. Это было интуитивное чувство: надо что-то делать. Первая наша акция не называлась «Евромайдан» – это была акция в поддержку ассоциации с Евросоюзом. Так, 23 ноября 2013 года, мы прошли маршем по Симферополю – от Кабинета министров до представительства президента в Автономной Республике Крым. В самом начале, когда мы только пришли, милиция мешала проводить акцию, хотя у нас была заявка в соответствии с законом. Они сказали, что здесь будет другой митинг, на который подала заявку Партия регионов – якобы придет полная площадь. В итоге мы договорились о том, кто где будет стоять – и действительно, туда организованно свезли бюджетников из разных районов Крыма, до пяти тысяч человек. Они начали нас глушить, но участникам все это было не интересно.

По словам Андрея Щекуна, во время шествия к представительству президента в Автономной Республике Крым к протестующим присоединились некоторые участники провластного митинга, и в итоге численность проевропейского митинга выросла примерно до 600 человек.

Член Крымской правозащитной группы Ирина Седова освещала проевропейские акции в Керчи, она утверждает, что местные власти организовывали нападения на активистов.

Российская пропаганда разжигала ненависть к Евромайдану все три месяца, пока он шел, и общество в Крыму было так накачано этой ненавистью, что многие встали на сторону России
Ирина Седова


– В Керчи Евромайдан был не таким многочисленным, как в Симферополе – не постоянная акция, а только несколько митингов. На одном из них, где была и я, на выступающих напали, закидали яйцами, нас пыталась растерзать толпа. Пришлось спасаться бегством, и если бы не местная полиция, все могло бы закончиться плохо. Одного человека, который не смог выбраться, избили ногами пророссийски настроенные люди – часть из них точно была проплачена, потому что мои коллеги сняли на видео, как полиция расплачивалась с этими титушками. Это было уже 22 февраля, когда Майдан в Киеве начал побеждать, активисты пришли в Межигорье. Российская пропаганда разжигала ненависть к Евромайдану все три месяца, пока он шел, и общество в Крыму было так накачано этой ненавистью, что многие встали на сторону России. Люди выходили на пророссийские митинги искренне, они были напуганы и думали, что Россия «защитит от бандеровцев».

Ирина Седова полагает, что российская пропаганда заняла и ретранслировала такую позицию относительно Майдана, поскольку руководство России боялось повторения подобных выступлений в Москве, и этот страх сохраняется до сих пор.

Адвокат семей героев Небесной сотни Евгения Закревская делится последними подробностями в одном из уголовных дел против украинских сотрудников правоохранительных органов, которых подозревают в расстрелах участников Евромайдана в Киеве 18-20 февраля 2014 года.

– Вчера (19 февраля – КР) рассматривали избрание меры пресечения подозреваемому в причастности к убийствам 20 февраля 2014 года на улице Институтской. Это бывший сотрудник подразделения «Омега» Владимир Косенко. Следствие инкриминирует ему убийство протестующего Олега Ушневича и ранение Виталия Гукова. В феврале был наконец получен вывод баллистической экспертизы, позволивший идентифицировать пули из тел жертв и привязать их к пистолету «Форт-14», который тогда был закреплен за этим сотрудником. Плюс идентифицировали несколько гильз, в итоге сложилась достаточно четкая и полная картина подозрения и фабулы этого преступления. Прокурор описал все это в своем ходатайстве, но суд не удовлетворил его и избрал в качестве меры пресечения подозреваемому домашний арест с электронным браслетом. При этом решение суда не объяснено, нам не дают мотивировочной части.

Евгения Закревская отмечает, что один из главных судебных процессов по Евромайдану продолжается в Святошинском суде Киева даже после «недавнего обмена подсудимых».

Сейчас определенные силы в Украине продвигают альтернативную историю и пытаются вслед за Россией возложить всю ответственность на протестующих
Евгения Закревская


– Это дело в отношении пяти сотрудников спецроты «Беркута», которых также обвиняют в расстрелах 20 февраля 2014 года. Напомню, перед Новым годом им изменили меру пресечения – как я считаю, совершенно незаконно – и обменяли на людей, которых удерживали в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. После этого двое из них вернулись в Киев, они продолжают сохранять статус подсудимых. На 17 марта назначено судебное заседание. Мы ожидали приговор в этом процессе в ближайшее время, и на самом деле была надежда получить именно в нем глобальную, масштабную и объективную правовую оценку событий 2013-2014 годов в Киеве. Я считаю, что целью такого обмена был срыв приговора, чтобы не допустить эту оценку. Сейчас определенные силы в Украине продвигают альтернативную историю и пытаются вслед за Россией возложить всю ответственность на протестующих.

По данным Евгении Закревской, по событиям 18-20 февраля уже предъявлена большая часть подозрений, дела переданы в суд, и осталось лишь несколько эпизодов без необходимой оценки. Адвокат сетует на то, что на эти процессы редко приходят украинские журналисты, и в результате украинское общество плохо осведомлено о делах Евромайдана, что, в свою очередь, дает некоторым политикам повод говорить о безрезультатности этих процессов.

Журналистка издания «Ґрати» Татьяна Козак подтверждает слова Евгении Закревской.

– Конечно, в годовщину трагических событий об этих делах вспоминают, но по большей части суды проходят при пустых залах, журналистов действительно мало. Как результат – лишь несколько изданий освещают дела по Майдану. Мне кажется, один из процессов, который таким образом остался в стороне – это процесс над судьей, отпустившей одного из командиров «беркутовцев» под домашний арест, после чего тот сбежал и сейчас находится в Крыму. Судье предъявили подозрение в неправомерном решении, и с 2015 года длится суд над ней. Это один из таких небольших, но важных процессов, которые показывают, каким образом суды принимали решения, кто те люди, которые принимали их, почему они так делали. Кроме того, очень интересно, что будет происходить в суде с двумя вернувшимися «беркутовцами», которые заявили, что вынуждены были пойти на обмен, но хотят доказать свою невиновность.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG