Доступность ссылки

Тревоги перед голосованием. Эксперты – о выборах президента США


Какие чувства испытывают за считаные дни до президентских выборов американцы? Выборы определят будущее страны? Что, если подсчет голосов затянется? От раскола общества к расколу страны?

Я попросил поделиться своими мыслями и эмоциями накануне выборов журналиста, бывшего вице-президента американской правозащитной организации Freedom House Арча Паддингтона, экономиста, заслуженного профессора университета Восточной Каролины Ричарда Эриксона, правоведа, профессора университета имени Джорджа Мэйсона Илью Сомина и профессора Хейверфорд-колледжа в Пенсильвании Владимира Конторовича.

За три дня до президентских выборов результаты опросов указывают на ощутимый перевес кандидата в президенты от Демократической партии Джо Байдена. Он в среднем опережает своего соперника республиканца Дональда Трампа почти на 8 процентов и чуть больше чем на 3 процента в нескольких колеблющихся штатах, голосование в которых определит исход выборов. Комментаторы из обоих лагерей предлагают противоположную трактовку тех же самых цифр. Например, журнал Atlantic призывает демократов отбросить тревоги, поскольку на этот раз, по словам его автора, данные опросов гораздо надежнее тех, что четыре года твердо и ошибочно указывали на победу Хиллари Клинтон над Дональдом Трампом.

На этот раз социологи якобы учли ошибки и скрупулезно учитывают голоса всех групп избирателей, которые могут оказать влияние на исход голосований. Плюс к этому можно добавить и другие факторы, работающие в пользу Байдена, например, гораздо меньшее, чем четыре года назад, число не определившихся со своим кандидатом избирателей. Тогда неопределившиеся предпочли Дональда Трампа.

С другой стороны, консервативное издание American Greatness убеждает своих читателей, что Джо Байден "тонет". Оно приводит данные о том, что поддержка Дональда Трампа среди людей старшего поколения резко возросла в последние недели, при этом популярность Байдена среди афроамериканцев, важнейшей для кандидата демократов части электората, снизилась.

Мало того, ежедневные опросы социологической службы Rasmussen указывают на практически равные шансы обоих кандидатов на победу на выборах. Четыре года назад Трамп за три дня до выборов опережал Хиллари Клинтон на три процента, согласно оценкам Rasmussen. American Greatness предполагает, что на настроения избирателей могла повлиять информация о том, что Джо Байден знал о попытках своего сына и брата заключить крупную сделку с китайской компанией, используя его имя.

Иными словами, эти данные, скорее всего, обещают нервную напряженную ночь подсчета голосов и ожидания результатов, которые могут и не появиться в эту ночь, если первоначальные подсчеты не покажут значительного отрыва одного из кандидатов и придется дожидаться подсчета бюллетеней, отправленных по почте.

Настроение моих собеседников не праздничное.

Около полумиллиона человек собрались в центре Вашингтона отметить первую инаугурацию президентскую инаугурацию Барака Обамы. Январь 2009
Около полумиллиона человек собрались в центре Вашингтона отметить первую инаугурацию президентскую инаугурацию Барака Обамы. Январь 2009

– На мой взгляд, это самые важные за всю мою жизнь выборы, а первый раз я голосовал в 1968 году, когда демократ Хамфри проиграл республиканцу Никсону, – говорит Арч Паддингтон. – Тогда выборы проходили на фоне кризиса, вызванного убийством Мартина Лютера Кинга, на фоне неудачной войны во Вьетнаме. Следующими важными выборами были выборы 1980 года, на которых победил Рональд Рейган, и выборы 2008 года, где победы добился Барак Обама. Но нынешние выборы затмевают их по важности, потому что мы имеем дело с президентом, который, я считаю, нанес ущерб Соединенным Штатам, и я буду очень встревожен по поводу будущего наших демократических институтов, если Дональд Трамп победит на выборах.

Меня больше всего в этой ситуации тревожит отказ президента и его сторонников признавать факты, их склонность видеть заговоры со всех сторон, легкость, с которой они используют ложь и фальсификации, говоря о том, что происходит в Соединенных Штатах и что нам необходимо сделать. Яркий последний пример – действия администрации Трампа в период пандемии коронавируса. Президент, как известно, не следует советам ученых и медиков, продолжает говорить о том, что высокие показатели инфицирования в США – это результат самого масштабного в мире тестирования граждан, и поощряет поведение людей, которое препятствует, а не способствует контролю распространения коронавируса.

Другой вопрос – безопасность избирательного процесса. В течение последних лет президент Трамп постоянно, я бы сказал, раздувал опасения относительно того, что результаты выборов будут сфальсифицированы. Дело дошло до того, что 30 процентов американских избирателей считают, что проигрыш Трампа возможен только в случае манипуляций с подсчетом голосов. Это совершенно новый опасный феномен для Соединенных Штатов.

Мы всегда с доверием относились к результатам голосований. Политики могли оспаривать какие-то инциденты в судах, но никто не отказывался признать результаты, ссылаясь на слабость избирательного процесса. В 2000 году исход президентских выборов был определен Верховным судом и, несмотря на то, что победитель Джордж Буш – младший получил в общем меньшинство голосов, его соперник Альберт Гор признал поражение.

Сейчас, за считаные дни до выборов, совершенно неясно, примут ли люди результаты голосования психологически и практически. Одна из главных обязанностей президента – обеспечить нормальное проведение выборов, создать условия для реального всеобщего голосования, предотвратить внешнее вмешательство в предвыборную кампанию. Этого не произошло.

Арч Паддингтон не считает, что стране грозит резкий поворот влево, как предупреждает президент Трамп и его сторонники:

Победа Байдена, без сомнения, будет означать перечеркивание курса последних четырех лет. Это будет серьезный разворот

– Победа Байдена, без сомнения, будет означать перечеркивание курса последних четырех лет. Это будет серьезный разворот. Изменится подход к проблеме глобального потепления, ощутимо изменится, я думаю, внешняя политика, наши отношения с Россией и европейскими союзниками, можно предположить изменение законов, регулирующих трудовые отношения, подхода к регулированию экономики. Но я не думаю, что эти выборы, в случае победы Джо Байдена, положат Америку на курс к социализму, как говорят сторонники Трампа. Я бы сказал, что тяга к социализму не заключена в американской ДНК, как, например, у шведов.

Мы всегда предпочитали открытую рыночную экономику, гораздо более открытую, чем экономика европейских стран. Нет никаких свидетельств, что такой подход изменится, что этого хочет Байден или его экономические советники. В конце концов Байден был вице-президентом в президентство Барака Обамы. Да, администрация Обамы ввела дополнительное регулирование, но экономический рост был неплохим, и, когда Обама покинул Белый дом, капитализм властвовал в США.

Небольшой разрыв между двумя кандидатами, спорные результаты голосования, требующие судебных разбирательств или затяжного процесса подсчета голосов, – это станет наихудшим сценарием выборов, опасается Арч Паддингтон:

– Я очень надеюсь, что победитель наберет на этих выборах неоспоримое большинство голосов. То есть он должен взять верх в ключевых штатах: Пенсильвании, Висконсине, Мичигане, и сомнений относительно результатов голосований не должно быть. Помимо всего прочего, у американцев, как известно, много оружия. И в тех штатах, где разрешено его ношение, люди с оружием появляются вблизи избирательных участков: мы видели вооруженных людей во время демонстраций и акций протестов в некоторых городах. Эти люди принадлежат и к леворадикальным и к праворадикальным группам. Мне очень не нравится появление людей с оружием в ситуациях, чреватых всплеском насилия. Вооруженным людям не должно быть места во время митингов и демонстраций. Я считаю, что это опасно.

Да, мы знаем, что опросы общественного мнения фактически единогласно указывают на победу Джо Байдена на выборах. Но известно, что кандидат, набравший большинство голосов по всей стране, не всегда становится президентом. Исход выборов может решить голосование, например, в Пенсильвании. Если Байден победит в этом штате, то он выиграет на выборах, если Трамп – то у него будут хорошие шансы на победу. Мы столкнулись с таким количеством переменных, неизвестных, что нельзя сказать ничего определенного, и это внушает большое беспокойство накануне выборов.

Президентские выборы внушают тревожные чувства и Ричарду Эриксону, который рассматривает эти выборы как крайне важное для определения будущего Соединенных Штатов событие.

– Я боюсь любого варианта результата выборов, – говорит Ричард Эриксон. – По-моему, провалил Америку не Трамп, сколько оппозиция, которая без передышки нападала на него с самого начала после выборов 2016 года. Это борьба испортила общественную атмосферу в Америке и мешала предпринимать нужные действия, проводить политику с одной или с другой стороны политического спектра. Если смотреть на политику, то в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого столетия были такие же страсти, города горели три года, с 1968-го до 1972-го, эмоции были приблизительно такие же. Мне казалось тогда, что был очень сильный раскол элит в то время. А теперь мне кажется, что элиты в американском обществе почти полностью на одной стороне – анти-Трампа. Его поддерживают в основном рядовые люди.

Я боюсь, что, если он победит на выборах, не получив большинства голосов, а благодаря голосам членов коллегии выборщиков, элита не примет этого результата. Тогда возможны столкновения в прямом смысле. Если победит Байден, учитывая, что пресса, средства массовой информации на его стороне, мне кажется, спокойнее будет. Конечно, Трамп будет жаловаться на то, что обокрали его, что он на самом деле победил. Но если сразу после выборов станет очевидным, что в коллегии выборщиков он потерял без вопросов – это, наверное, самый спокойный исход всего процесса.

Профессор Эриксон рассматривает эти выборы в контексте противостояния значительной части американского электората и политического класса:

Элита хочет, чтобы образованные люди, которые входят в эту элиту, имели право править

– Они действительно определят направление движения Америки в будущем. С одной стороны, элита хочет, чтобы образованные люди, которые входят в эту элиту, имели право править. С другой стороны, простые люди не хотят, чтобы кто-нибудь говорил им, что надо думать, как надо обращаться с другими, какие программы мы обязаны поддерживать. Как писал Хайек в 40-х годах, мы скорее пойдем по дороге крепостничества или рабства, если отдадим этой элите право принимать все жизненно важные решения для всех слоев общества. Это происходит через увеличение разных правил поведения, экономические ограничения, запреты на те или иные действия.

Нынешние президентские выборы будут серьезнейшим испытанием для американской политической системы, считает Ричард Эриксон.

Эми Коней Баррет, только что утвержденная в качестве судьи Верховного суда США. За нее не проголосовал ни один сенатор-демократ
Эми Коней Баррет, только что утвержденная в качестве судьи Верховного суда США. За нее не проголосовал ни один сенатор-демократ

– Мне кажется, что можно нашу систему правления подорвать, если изменить ее основные структурные характеристики. Например, если увеличить по идеологическим причинам число членов Верховного суда, если упразднить коллегию выборщиков, если требовать, чтобы была прямая, а не представительная демократия, когда в погоне за каким-то идеальным обществом большинством голосов можно все изменить в системе. Тогда действительно система не удержится.

Я не думаю, что что-нибудь произойдет в течение следующих восьми лет, ввести новую радикальную политику сразу не удастся. Чтобы провести более глубокие изменения, благодаря тому, что остаются сильные традиционные политические структуры в Америке, потребуется довольно много времени. Но через два-три, может быть, четыре избирательных цикла, возможно, что в корне изменится политическая система, тогда и раскол страны возможен.

Илья Сомин считает, что на нынешних выборах определится не только судьба президентства и политического наследия Дональда Трампа, но и отчасти будущее Республиканской партии, которая в последние годы поступилась своими традиционными взглядами.

Выборы – это в значительной степени референдум об администрации Трампа

– Я считаю, что выборы – это в значительной степени референдум об администрации Трампа, – говорит Илья Сомин. – Если Трампа переизберут, скорее всего, он будет продолжать более-менее ту же самую политику, которую он вел в течение своего первого срока, Республиканская партия будет продолжать действовать в том же духе, возможно, даже после того, как Трамп уйдет с политической сцены. Следовательно, победа Байдена не будет означать, что избиратели любят и поддерживают все, что предлагает Байден. Просто создалась ситуация, когда президент очень непопулярен. Наверное, 54–55 процентов населения рассматривают его негативно, всего лишь 40–42 процента позитивно.

Из тех, кто не любит Трампа, есть многие, я отношусь к этому числу сам, кто считают, что в некоторой степени Байден – меньшее из зол по сравнению с Трампом, но это не значит, что они поддерживают всю политику Байдена или все идеи Демократической партии. Поэтому трудно сказать, какое будет направление Америки в случае победы Байдена. Какой будет курс Республиканской партии в таком случае, тоже нелегко предвидеть.

C точки зрения профессора Сомина, одна из предвыборных проблем для президента Трампа состоит в том, что он дезориентировал часть традиционного республиканского электората.

Предвыборный митинг Трампа в Нью-Гемпшире
Предвыборный митинг Трампа в Нью-Гемпшире

– Он заменил консерватизм национализмом. Этот национализм отражается в его политике по эмиграции, в протекционизме, в расколе, который он создал между Америкой и многими нашими союзниками в Европе, в Азии, в других частях мира. И наконец, в огромных расходах федерального правительства, где был серьезный бюджетный кризис еще до коронавируса. В этом заключаются серьезные слабые места политики Трампа.

Конечно, нельзя сказать, что все это именно результат только личности Трампа. Переход к национализму имеет некоторые корни в настроениях электората Республиканской партии. Трамп не столько создал эту базу, сколько он эксплуатировал ее, таким образом добился победы в республиканской номинации в 2016 году. Поэтому я не считаю, что с уходом Трампа с политической сцены будут разрешены все наши проблемы.

Тем не менее, если Трамп проиграет, в особенности, если он проиграет с большим преимуществом, это будет в некоторой степени свидетельство того, что общество отвергает его националистскую политику. Тогда, возможно, Республиканская партия тоже начнет меняться. Потому что, если мы посмотрим на политические течения последних лет, при Трампе Республиканская партия увеличила свою поддержку среди белых, которые не имеют высшего образования, среди сравнительно малообразованных белых, но почти все другие сегменты населения – более образованные белые, этнические меньшинства, эмигранты – рассматривают Республиканскую партию в более негативном свете, чем пять или десять лет назад.

Если Республиканская партия будет продолжать в том же духе, даже если они смогут победить на теперешних выборах, у них, возможно, будут серьезные проблемы через пять или десять лет. Вопрос заключается в том, изменят ли они этот курс в ближайшем будущем, или их заставят его изменить через 10–15 лет.

Победа Джо Байдена на выборах далеко не гарантирована, считает Илья Сомин, поскольку и намерения кандидата Байдена, и намерения партийного руководства могут не совпадать со взглядами большой части американского электората.

– Я считаю, что у Демократической партии есть две или три серьезные проблемы. Во-первых, даже сравнительно умеренные демократы, как сам Байден, хотят резко увеличить расходы федерального правительства, несмотря на то что у нас уже серьезный бюджетный кризис. Во-вторых, в Демократической партии возрастает влияние левого крыла. В борьбе за демократическую номинацию Байден победил это крыло, победил Берни Сандерса, Элизабет Уоррен и других кандидатов, которые были связаны с этим крылом. Тем не менее в некоторой степени влияние этого левого крыла растет. Если оно будет продолжать расти, я считаю, что это будет серьезная проблема.

Проблема бюджетного кризиса, проблема роста левого движения в некоторой степени взаимосвязаны, потому что левое крыло партии хочет сильно повысить расходы федерального правительства, к тому же значительно повысить регулирование экономики и социальной жизни тоже. Я надеюсь, что в случае победы у демократов не будет большого преимущества в Конгрессе, что они не смогут осуществить большинство проектов, которые хотят осуществить эти крайне левые. Тем не менее я считаю, что с ростом их влияния в партии связаны некоторые опасности. К тому же сам Байден слишком позитивно относится к росту федерального влияния и в экономической системе, и в некоторой степени в социальной жизни тоже.

Что Илья Сомин думает о возможности послевыборных трений и даже потрясений?

– Я не считаю, что это самый вероятный сценарий. Я считаю, что более вероятно, что все обойдется мирно, в особенности, если не будет такого результата, как был в 2000 году, когда дело дошло до суда. Тем не менее шансы на это выше в этом году, потому что есть сильная ненависть с республиканской стороны к демократам и с демократической стороны к республиканцам. Из-за этого, если выборы будут оспариваться, будет больше, чем обычно, таких людей, которые не готовы признать легитимность победы своего соперника.

В 2000 году, несмотря на то что дело дошло до Верховного суда, многие критиковали это решение Верховного суда, тем не менее подавляющее большинство общества, и обычные люди, и элиты, довольно быстро признали победу Буша. В этом случае, если будет аналогичный курс действий, будет больше тех, которые не готовы признать легитимность победы своего соперника. Тем не менее я считаю, что более вероятно, что результат будет более четкий, возможно, даже значительно более четкий, чем четыре года назад, из-за этого, я надеюсь, мы избежим такого сценария.

Владимир Конторович считает, что эти выборы не определяют, а лишь иллюстрируют глубинные социальные, идеологические, политические процессы, начало которым было положено десятилетия назад. Тем не менее, по его мнению, исход выборов может иметь ощутимое значение для будущего страны.

Весь этот раскол в обществе проецируется на двух стариков. Просто они олицетворяют раскол, такие места им отвела история

– Выборы эти характеризуются небывалым накалом страстей, – говорит Владимир Конторович. – Если посмотреть со стороны, то может показаться непонятно почему. Два старика, не отличающиеся политической принципиальностью, не известные своей идеологией, у них высказывания были вполне разные на любой вкус. Трудно определить, почему такое волнение народное по поводу этих выборов. Волнения происходят от того, что общество небывало расколото. Прежние споры были по менее фундаментальным вопросам, они были спорами, которые можно разрешить компромиссом.

Традиционный спор был между демократами и республиканцами – налоги повысить или понизить, государственные расходы понизить или повысить. И стороны были достаточно близки. Демократы в начале 70-х годов уменьшали ассигнования на оборону, например, а потом испугались и стали увеличивать. На самом деле рейгановское увеличение вооруженных сил было заложено в картеровский бюджет демократическим большинством. А сейчас споры идут по коренным вопросам человеческого существования, и компромисс невозможен. Например, может ли мужчина стать женщиной? Какой здесь компромисс? И это на самом деле экзистенциальный вопрос, что такое человек, это не про копейки и не про доллары. Споры на серьезнейшую тему. И никто ни с кем не разговаривает, никто никого не слушает.

Раскол на тему, нужно ли иметь полицию, – это тоже фундаментальный раскол. Должна страна контролировать свои границы или не должна, нужно ли делать различия между гражданами и негражданами? Интересно, что по этим вопросам, по которым сейчас проходит глубокий водораздел, еще недавно не было никакого раскола. Потом одна сторона осталась на старой позиции, а другая отъехала далеко в сторону. Еще одна вещь, которая поменялась: в Америке всегда было такое понимание, что иногда побеждает одна сторона, иногда побеждает другая. По правилам, если ты проиграл, то нужно смириться и слушаться новоизбранную власть, три-четыре года ждать своего шанса, потом ты, если повезет, будешь рулить. Четыре года назад этот механизм сломался, победу одной стороны другая сторона признать отказалась. С участием спецслужб пытались сфабриковать глупое дело о сговоре с Россией. Средства массовой информации три года нам говорили, что вот-вот найдут доказательства, что эти доказательства уже есть. Началась кампания сопротивления законно избранной власти, в том числе и внутри государственного аппарата.

Все это было отражением нового взгляда – другая сторона нелегитимна, она не имеет права управлять страной. Мы говорим об уровне высокой политики, но все это имеет продолжение ежедневно, с которым люди сталкиваются – простые люди, в политике активно не участвующие, сталкиваются: грабежи, поджоги и погромы, которые случаются в некоторых местах. Сейчас совсем близко от меня в Филадельфии это происходит. Это отдельные эксцессы, и они действительно задевают меньшую часть населения.

На простых людях тоже этот раскол отражается тем, что на рабочих местах проводятся собрания, где что-то нужно заклеймить или поддержать, как один человек, а кто не хочет клеймить, тот знает, что надо молчать, потому что с начальством будут неприятности. Народ сгоняют на работе на политсобрания, политучебу. Весь этот раскол в обществе проецируется на двух стариков. Просто они олицетворяют раскол, такие места им отвела история, люди проецируют на них страсти этого глубокого общественного раскола. Поэтому и страсть такая, поэтому и накал.

Профессор Конторович согласен с тем, что американская демократическая система проходит серьезное испытание.

Протесты в Филадельфии после убийства полицией вооруженного афроамериканца. 27 октября 2020 года
Протесты в Филадельфии после убийства полицией вооруженного афроамериканца. 27 октября 2020 года

– Грустное явление. Без диалога, как известно, демократия невозможна. Демократии нужны дебаты и споры. Если ты не выносишь ту или другую сторону, какие могут быть дебаты и споры? Тогда нет и демократии. Это кризис большой, некоторые люди говорят – революция. Это громкое слово, но это глубокий кризис. По сравнению с этим избрание Рейгана, избрание Буша – это все были мелочи, буря в стакане воды, не было такого раскола в обществе.

Владимир Конторович не исключает, что убедительная победа демократов на выборах может возыметь ощутимые последствия для американского общества.

– Демократия – это сложный механизм, лучшего у нас нет. Голос народа тоже сложная вещь. Я пессимист, мне кажется, эти процессы раскола шли до Трампа, они начались давно, их можно проследить десятилетия назад, они постепенно нарастали и обострились за последние 6–8 лет, особенно за последние четыре года. Трамп им не помешал, Трамп ничего не делал, он достаточно пассивную позицию занимал по большинству из этих вопросов. А там, где что-то пошумел, тоже ничего не сделал. Так что я боюсь, что этот раскол будет углубляться, Трамп или не Трамп. Если победит другая сторона, может быть, ускорится этот процесс, если Трамп победит, то, может быть, замедлится этот процесс. Но я не думаю, что на таком поверхностном политическом уровне можно залечить.

Владимир Конторович отвергает аргумент противников Дональда Трампа, настаивающих на том, что его проигрыш на выборах и уход из Белого дома будет способствовать смягчению противостояния, поскольку фигура президента является в глазах очень многих американцев раздражителем.

– Давайте поставим умственный эксперимент. Дональд Трамп проигрывает, после этого можно будет на работе сказать: мужчина не может стать женщиной, и у тебя не будет неприятностей с начальством? Тебе скажут: ты чего тут? Нет, это идеологическая позиция, которая появилась до Трампа, это более глубокие процессы. У нас есть идолопоклонничество перед выборами, хотя есть более глубокие вещи, которые происходят в обществе, которые мы не всегда сразу видим, распознаем, понимаем, но они сильнее – это как геологические процессы. Выборы – это в какой-то мере поверхностный процесс, что-то может замедлить, что-то может ускорить, но процессы идут независимо от него.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG