Доступность ссылки

Караимское и еврейское кладбища в Севастополе: вандализм и разруха 


Часовня на еврейском кладбище построена в 1905 году

На улице Пожарова в Севастополе рядом со старым городским кладбищем, состояние которого, мягко говоря, не очень, расположены два национальных некрополя – караимский и еврейский, на которых вообще царит полная разруха.

Природа и вандалы хозяйничают здесь уже не один десяток лет. Кладбища сильно пострадали во время крымского землетрясения 12 сентября 1927 года и сильного ливня в сентябре 1928 года, после чего многие надгробия так и не были восстановлены. Разграбление и разрушение кладбищенских памятников начались в 1920-е годы, при этом кладбища официально были закрыты 1 марта 1965 года, но подзахоронения родственников продолжались до начала 1970-х.

До Крымской войны в Севастополе действовало три кладбища: два православных и еврейское (его еще называли – жидовское) кладбище у Красной Горки в районе Пересыпи. Во время первой обороны Севастополя эта высота подверглась интенсивному артиллерийскому и ружейному обстрелу, так как на ней находились ложементы русских стрелков, и небольшое кладбище было полностью разрушено.

Вход на караимское кладбище со стороны улицы Пожарова
Вход на караимское кладбище со стороны улицы Пожарова

В 1856 году городскими властями было принято решение о размещении еврейского, караимского и магометанского кладбищ в Кладбищенской балке на северо-западном склоне Рудольфовой горы. В те времена это расположение было далеко за городской чертой. Сейчас караимское кладбище находится ближе к улице Пожарова, еврейское – сразу за ним.

Охранная табличка караимского кладбища
Охранная табличка караимского кладбища

В 1990 году на караимском кладбище севастопольским историком Владимиром Шавшиным проводились полевые исследования и было выявлено 715 могил, многие из которых – в виде могильных холмиков. Сейчас, спустя 31 год, находок было бы гораздо меньше.

Табличка о возведении в этом месте дома для охраны кладбища и проведения обрядов
Табличка о возведении в этом месте дома для охраны кладбища и проведения обрядов

В 1909 году на деньги караимского мецената Иосифа Давидовича Бурназа был построен дом для охраны кладбища и проведения обрядов караимами. Эти помещения снесены были снесены в 1999 году при строительстве автозаправочной станции. Сейчас это АЗС сети «ТЭС», владеет которой семья крымских бизнесменов Бейм. Бейм, кстати, распространенная караимская фамилия.

То же самое на караимском языке
То же самое на караимском языке

А памятные доски, посвященные благотворительной деятельности Иосифа Бурназа, владельца мануфактурного магазина и доходных домов, члена Севастопольского караимского благотворительного общества (на русском и древнееврейском языках) были установлены на служебном здании караимского кладбища в 1909 году. В настоящее время оригинальные таблички находятся в фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя, в 1999-м на входе на караимское кладбище установлены их копии.

Среди скошенной травы пасется пони, за забором кладбища – АЗС
Среди скошенной травы пасется пони, за забором кладбища – АЗС

Некоторые сохранившиеся надгробные памятники на караимском кладбище изготовлены из дорогого черного мрамора. Один из таких памятников установлен Исааку Иосифовичу Кефели, умершему в 1903 году. Кефели тоже одна из самых распространенных караимских фамилий. Так, например, гражданский инженер Иосиф Моисеевич Кефели построил в 1915 году в Ялте знаменитый «Дом Овчинникова», называемый также «Домом Мельцера». В изданном в 2018 году сборнике «Караимы Севастополя» в Посемейном списке караимов Севастополя 1879 года упоминается купец Исаак Иосифович Кефели (Апе), 37 лет, его жена Мамук, 28 лет, сыновья Иосиф, 7 лет и Авраам, 5 лет, дочери Мирьям, 8 лет и однолетняя Назлы.

Исаак Иосифович Кефели был купцом
Исаак Иосифович Кефели был купцом

В истории же Севастополя более известен Симха Иосифович Кефели. По данным генеалогических сайтов, он является братом Исаака, хотя и старше его на 23 года. Симха Кефели – потомственный почетный гражданин, городской и караимский общественный деятель в Севастополе, занимал должность гласного думы (1854-1897), много раз избирался заместителем городского головы. Был прозван «караимским Периклом», который, как известно, являлся афинским государственным деятелем, одним из «отцов-основателей» афинской демократии, знаменитым оратором и полководцем. Кефели был создателем и первым директором Севастопольского городского банка, где работал 12 лет. Пожертвовал крупную сумму денег на сооружение кенассы в Севастополе, о которой я рассказывал ранее. Также прославился своими военными подвигами в Крымской и Турецкой войнах, был награжден медалями: золотой – на Анненской ленте, серебряной – на Георгиевской ленте и бронзовой – на Андреевской ленте, а также крестом в память осады города. Получил золотую медаль на Андреевской ленте за турецкую кампанию.

Вход в склеп зарос травой
Вход в склеп зарос травой

На караимском кладбище имеются склепы, вход в один из них мне удалось обнаружить. Сейчас он полностью зарос травой. На момент моего посещения некрополя трава была скошена местами.

Несколько могил огорожены каменным забором
Несколько могил огорожены каменным забором

На могильных памятниках встречаются надписи на древнееврейском и русском языках. Некоторые могилы или группы могил огорожены невысокими заборами из тесаного камня, камни соединены между собой металлическими скобами. Также на кладбище присутствуют кенотафы – надгробия установленным лицам, захороненным в других местах, так называемые «йолд таш», что в переводе означает дорожный камень.

Трава скошена только местами
Трава скошена только местами

Мраморный памятник установлен Бабакаю Исааковичу Шишману, севастопольскому мещанину. Он также упоминается в Перечне 1879 года вместе со своей женой Мирьям и дочерью Сарой. Отец его – Шишман Исаак Вениаминович, евпаторийский 3-й гильдии купеческий сын, упоминается в Докладной записке главного караимского раввина С. Бейма со списком караимов – участников обороны Севастополя 1854-1855 годов, представленной дежурному генерал-майору главного штаба 2-й армии А.Н. Червинскому с ходатайством о награждении медалями «За защиту Севастополя».

Мраморный памятник Бабакаю Исааковичу Шишману
Мраморный памятник Бабакаю Исааковичу Шишману

У забора, разделяющего караимское и еврейское кладбища – несколько глубоких, заросших травой ям. Кто, когда и для какой цели их вырыл, неизвестно. А кладбища разделяет даже не проход – пролом в стене.

У забора вырыты глубокие ямы
У забора вырыты глубокие ямы

На еврейском кладбище трава почти по пояс, только две «центральные» дорожки прокосили. После исследований проведенных в 1990 году, на кладбище зафиксировано 1772 могил, имеющих признаки надмогильных сооружений, но только на 547 из них можно прочесть фамилии похороненных. Другие почти 33% захоронений обозначены только могильными холмиками.

Могилы на еврейском кладбище
Могилы на еврейском кладбище

Одно из зданий АЗС граничит также и с еврейским кладбищем. Большинство могил в этой части некрополя 1920 – 1960 годов.

Здание АЗС рядом с еврейским кладбищем
Здание АЗС рядом с еврейским кладбищем

Почти все могилы полностью заброшены, родственников, скорее всего, не сохранилось, или находятся они далеко. Но мне удалось найти могилу, за которой следят – на ней установлена новая табличка. Исаак Моисеевич Шифманович, пекарь по профессии, скончался в 1928 году. На надгробие положены небольшие камешки – это старая иудейская традиция, их кладут при посещении, чтобы почтить память умершего.

Эту могилу посещают родственники
Эту могилу посещают родственники

Старинная беседка у одной из могил сохранилась только частично. Кованый металл, пока еще не распиленный и не сданный в металлолом нашими современниками.

Старинная беседка
Старинная беседка

Гораздо лучше сохранилась кованая оградка вокруг могилы Иосифа Давидовича Драпкина, умершего в 1913 году. Снаружи она даже покрашена синей краской.

Кованая оградка
Кованая оградка

К сожалению, следы вандалов везде, даже на памятниках. Они исчерчены гвоздями и острым стеклом, некоторые надписи сделаны краской.

Надпись вандалов на памятнике
Надпись вандалов на памятнике

В центре кладбища находится часовня, освященная 9 июня 1905 года. «В 12 часов дня совершено было освящение еврейского кладбищенского дома. Зал отпевания имеет куполообразный потолок, обитый темно-серым сукном, на котором вышита картина, представляющая звездное небо. На одной стене залы находится мраморная доска с выгравированными фамилиями г. градоначальника и всех лиц хозяйственного правления и погребального братства, в бытность которых был построен и освящен этот дом», – писала газета «Крымский вестник».

Богатые могилы возле часовни
Богатые могилы возле часовни

Рядом с часовней две богатые могилы – Наума Наумовича Эпштейна и его жены Розалии Исааковны, умерших в 1907 и 1905 годах соответственно. Склеп под часовней и склеп справа от входа в часовню пусты. В 1930-е годы «большевистские коммунхозы вскрыли склепы и вытащили в пользу страны Советов цинковые гробы, предварительно выбросив из них останки умерших», пишет Анатолий Коваленко в книге «Некрополи Севастополя».

Вход в склеп в часовне
Вход в склеп в часовне

«За каменными надгробиями устроили себе артиллерийские и пулеметные гнезда защитники Севастополя в Великой Отечественной войне. Остальное разрушение довершили послевоенные и современные вандалы нашего города», – продолжает дальше Коваленко.

У еврейского кладбища выросли новые дома
У еврейского кладбища выросли новые дома

За еврейским кладбищем район частной застройки, вид из многих домов открывается неприглядный. Единственный вход на кладбище мне удалось обнаружить со стороны улицы Сеченова, перед ним сейчас траншея, какие-то коммуникации прокладывают. А со стороны улицы Пугачева – просто пролом в стене.

Вход на еврейское кладбище со стороны улицы Сеченова
Вход на еврейское кладбище со стороны улицы Сеченова

Известно, что в 1880-е годы в Севастополе проживало около 400 караимов и более 2000 евреев. О знаменитом караиме Симхе Кефели говорилось выше, городским головой (1878-1882) избирался Давид Михайлович Ротгольц – врач и общественный деятель, крещеный еврей. В 1830-е годы купец Лейба Ашурович Фронштейн дважды избирался городским головой. «Этот 80-летний старик пользовался уважением у всего городского населения», – писал журнал «Морской сборник»в 1862 году. Караимы и евреи были купцами и меценатами, врачами и учителями. Они много сделали для Севастополя, однако нашим современникам до этого нет дела.

Евген Жук, блогер из Севастополя (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG