Доступность ссылки

Победа или ловушка? Что известно о газовом протоколе между Россией и Украиной


«Газовая война», которую ранее считал возможной премьер-министр Алексей Гончарук, пока отменяется: в Берлине в пятницу подписали протокол представители Украины, России, Евросоюза, а также компании «Оператор газотранспортной системы Украины», «Нафтогаза» и российского «Газпрома». Стороны предварительно договорились сохранить транзит, но вместо этого украинская энергетическая компания отказалась от исков против российского монополиста.

Основным интересом украинцев на переговорах было сохранить транзит газа через Украину в Европу, угрозу для которого создают «Северный поток-2» и «Турецкий поток».

В Кремле еще до встречи призвали в ответ «отказаться от взаимных претензий», имея в виду многомиллиардные иски против «Газпрома» в международных судах.

Среди важнейших договоренностей сторон:

  • «Газпром» согласился до 29 декабря выплатить «Нафтогазу» 2,9 миллиарда долларов, как это предусматривает решение Стокгольмского арбитража от февраля 2018 года;
  • стороны отзывают все иски, по которым пока нет принятых решений, в том числе ‒ иск «Нафтогаза» к российской энергетической корпорации на 12,2 миллиарда долларов и на 1,33 миллиарда кубических метров газа;
  • с активов и имущества «Газпрома» снимают аресты, стороны отказываются от претензий в будущем в связи с контрактами на поставку и транзит газа от 19 января 2009 года;
  • после выполнения этих условий «Газпром» и «Нафтогаз» заключают договор о транзите газа через Украину.

В то же время в протоколе не говорится об исках против России как государства: например иск «Нафтогаза» относительно активов, утраченных в настоящее время в аннексированном Крыму.

«При условии выполнения в полном объеме договоренностей, предусмотренных пунктами 1-3 настоящего протокола, стороны рассмотрят возможность поставок газа в Украину с учетом принципа формирования цены на базе цены европейского хаба (NCG) за исключением обоснованной скидки, учитывая объем таких поставок», ‒ говорится в протоколе.

«Нафтогаз» должен забронировать у «Оператора ГТС Украины» мощности газотранспортной системы для транзита 65 миллиардов кубических метров газа в 2020 году и по 40 миллиардов ‒ с 2021 по 2024 годы.

Исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко, чья подпись стоит под протоколом, выплату 3 миллиардов долларов считает «полной победой», а вот продолжительность транзита ‒ компромиссом.

«Газпром» хотел один год, мы ‒ десять, сошлись посередине. Гарантированные мощности ‒ тоже примерно посередине между тем, что предлагал «Газпром», и хотели мы», ‒ написал он.

Прокладка с «высокими аппетитами»

Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко, комментируя этот протокол в студии Радіо Свобода, обратил внимание на то, что за бронирование мощностей отвечает «Нафтогаз», а не сам «Газпром». Это, по его мнению, означает, что российская компания не несет никаких обязательств и может без каких-либо последствий для себя отказаться от транспортировки газа.

Кроме того, Омельченко выразил сомнение в целесообразности посредничества «Нафтогаза» между «Оператором ГТС» и российским «Газпромом».

«Ни «Газпром», ни Европейская комиссия не требовали, чтобы была кампания «Нафтогаз» как прокладка. По европейским правилам нужно было, чтобы «Газпром» напрямую с оператором подписал этот контракт. А поскольку сначала «Нафтогаз» подписывает с «Газпромом», затем «Нафтогаз» с оператором, неизвестно, за что будут украинские потребители оплачивать услуги «Нафтогаза». А вы знаете, что аппетиты у этой прокладки достаточно высокие», ‒ отметил он.

Витренко в пятницу объяснил участие «Нафтогаза» тем, что российская компания не приспособлена к украинским условиям.

«Газпром» не готов работать по стандартному договору и брать на себя все риски украинского законодательства и регулирования, особенно риски изменений в нормативно-правовой базе, которые могут произойти каждый день. «Нафтогаз» более приспособлен к таким рискам, поскольку это национальная компания, акционером которой является украинское правительство», ‒ аргументировал исполнительный директор.

Так «зрада» или «перемога»?

Оценки результатов этой встречи разделились. Инвестиционный банкир Сергей Фурса, например, обратил внимание на то, что иски украинской стороны базировались на том, что Киев может понести убытки из-за прекращения транзита.

«Поскольку транзит будет минимум в ближайшие пять лет, потерь от прекращения прокачки газа не будет. А значит, и нет предмета исков. Поэтому эти иски в любом случае были бы отозваны при подписании контракта на транзит. Это не уступка Украины», ‒ считает Фурса.

Выплату 3 миллиардов, присужденных в Стокгольме, он считает не уступкой «Газпрома», а скорее сложным шагом, ведь россиянам пришлось признать долг, который они до этого отрицали.

А вот пятый президент и лидер партии «Европейская солидарность» Петр Порошенко считает, что все факторы были на стороне Украины: теплая зима, полные хранилища газа, санкции против «Северного потока-2». Но Киев не зафиксировал, что поставки газа должны происходить по европейским нормам, и отказался от исков, возмущен политик.

«Если мы до 2017 года выиграли 3 миллиарда, то с 2017 по 2019 год те же аргументы, те же юридические последствия, и речь идет о миллиардах долларов, которые дополнительно должны поступить по НАК «Нафтогаз». Более того, я хочу привести пример Польши: когда подобные финты делаются польскими чиновниками монополиста, то, когда они отказались от исков к «Газпрому», в конце концов они оказались в тюрьме. И я твердо убежден, что такая же судьба может ожидать и тех, кто сейчас будет играть на поле «Газпрома», ‒ напомнил Порошенко в эфире канала «Украина».

Он также отметил, что после отказа от иска в Стокгольмском арбитраже одна из сторон уже не может заново его инициировать.

Ждать ли российский газ?

Впрочем, публичный протокол ‒ не единственное, что смущает пятого президента. Ссылаясь на украинские и российские СМИ, он указал на то, что уже пять украинских компаний якобы договорились с «Газпромом» о прямых поставках газа. В связи с этим Порошенко призвал созвать заседание Совета национальной безопасности и обороны.

«Безусловно, это вопрос национальной безопасности. И наша политическая сила будет этого требовать ‒ немедленного созыва Совета национальной безопасности и обороны и введения санкций против прямых поставок газа из РФ», ‒ сказал он в том же интервью.

О таких договоренностях, в частности, сообщал «Интерфакс», «Экономическая правда», «Лига.Бизнес» со ссылкой на источники на энергетическом рынке. По данным «Интерфакса», поставки должны начаться уже 1 января.

Одно из требований акции «Ночной дозор на Банковой» возле Офиса президента Украины накануне «нормандской встречи» в Париже – не жертвовать энергетической независимостью от России
Одно из требований акции «Ночной дозор на Банковой» возле Офиса президента Украины накануне «нормандской встречи» в Париже – не жертвовать энергетической независимостью от России

В Министерстве энергетики и окружающей среды на запрос Радіо Свобода эту ситуацию комментировать не стали. Пресс-секретарь министра Алексея Оржеля Елена Колтик пояснила, что речь идет о частном бизнесе, поэтому министерство не имеет отношения к делу.

В самом же «Нафтогазе» на запрос Радіо Свобода не ответили, так же не удалось связаться с представителями компании по телефону на момент выхода публикации.

Председатель правления энергетической компании Андрей Коболев вообще не делал комментариев по результатам берлинского протокола.

А вот в России сообщение прокомментировали: как сообщает российский «Интерфакс», российский вице-премьер-министр Дмитрий Козак отрицает наличие каких-то формальных договоренностей, кроме подписанного в Германии протокола.

«Что касается прямых поставок из России в Украину, то мы договорились после Нового года, после того, как все вопросы будут урегулированы, снова обсудить эти вопросы», ‒ цитирует Козака издание.

Впрочем, сам Коболев, если верить «Интерфаксу», еще в октябре не исключал приход «Газпрома» на украинский рынок ‒ при условии внедрения европейских норм работы.

В «Нафтогазе» тем временем поприветствовали «признание российской стороной необходимости выполнять решения арбитражей 2017-2018 годов и ее намерение продолжать транспортировку газа в ЕС по территории Украины». Компания сообщает, что сейчас работает над дальнейшими документами: соглашением об урегулировании взаимных претензий, договорами о транзите и бронировании мощностей украинской ГТС.

Конкретные юридические и коммерческие условия «Нафтогаз» планирует согласовывать с «Газпромом» в ходе дальнейших переговоров.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG