Доступность ссылки

Геополитика в Черноморском бассейне: взгляды чиновников, дипломатов и военных


Во время военно-морских учений «Си Бриз-2020»

Американский неправительственный исследовательский Центр анализа европейской политики в ходе своего ежегодного форума рассмотрел трансатлантические отношения. Одной из тем была геополитика в Черноморском бассейне, который является одним из мест противостояния Запада и России. Участники дискуссии, в том числе и из Украины, говорили о необходимости противостоять агрессии Кремля в этом регионе, как и в других местах в мире.

Черноморский регион ‒ это место, где НАТО и Запад держат фронт против антидемократических сил и начинают давать отпор попыткам России доминировать в этом регионе во всех отраслях, в частности, в дипломатии, информационной и военной отрасли и экономике. Об этом заявил в начале дискуссии, состоявшейся онлайн 22 сентября, ее модератор Бен Ходжес, генерал-лейтенант армии США в отставке, в 2014-2017 годах командующий войсками США в Европе, а ныне руководитель стратегических исследований Центра анализа европейской политики.

Среди прочего, он вспомнил, как недавно министр обороны Румынии Николае Чуке сказал ему: «У нас тоже есть граница с Россией ‒ это Черное море».

«Я называл военно-морские силы продолжением дипломатии», ‒ добавил Ходжес во время дискуссии.

Бен Ходжес
Бен Ходжес

«Россия ‒ агрессор в Европе»

Одним из основных ораторов в дискуссии стал посол Курт Волкер, ведущий американский эксперт в области политики безопасности. В 2008-2009 годах он был послом США в НАТО, а в 2017-2019 годах был специальным представителем США в Украине и благодаря этому хорошо знает, что такое агрессия России.

В ходе дискуссии он напомнил, что Россия ‒ это агрессор в Европе: она напала на Украину и забрала у нее территории, она захватила территории у Грузии.

Черное море не должно рассматриваться как «российское озеро», подчеркнул Волкер.

«Мы заинтересованы в поддержке развития региона на демократической и экономической почве, с борьбой против коррупции», ‒ сказал он.

Курт Волкер
Курт Волкер

По словам Волкера, Черноморский регион является местом, через которое проходят важные коридоры контактов стран Кавказа и дальше Центральной Азии с Европой ‒ транспортные, газовые и т.д., а также интернетные.

И Россия, подчеркнул он, не хочет успеха этим коридорам и делает все, чтобы не допустить этого, чтобы все эти связи, как и раньше, шли через саму Россию.

Украина надеется на поддержку НАТО и готова помогать сама

Дискуссию продолжила Ольга Стефанишина, вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции.

Она обратила внимание, что аннексия Россией украинского Крыма привела к потере более чем 70 процентов всех военно-морских активов Украины. Наши ВМС до сих пор не восстановились до прежнего уровня, но с помощью наших западных партнеров мы продолжаем работать над восстановлением ВМС», ‒ сказала она.

По ее словам, именно сотрудничество с НАТО помогает Украине защищать себя на море. В качестве примера она привела недавние военно-морские учения «Си бриз». На этих учениях сказала она, союзники познакомились с тем, чему приходится противостоять Украине.

Сейчас Крым ‒ это вопрос не только Украины, это вопрос безопасности на Черном море в общем, и мы рады, что это выносят на обсуждение
Ольга Стефанишина

«После того, как Россия оккупировала Крым в 2014 году, на ежедневной основе происходит прогрессивная милитаризация полуострова... Мы рады, что безопасность на Черном море становится вопросом не только национального интереса Украины, но и вопросом заинтересованности НАТО, стоящей на первых местах повестки дня... Сейчас Крым ‒ это вопрос не только Украины, это вопрос безопасности на Черном море в общем, и мы рады, что это выносят на обсуждение. И мы надеемся, что это будет отражено в стратегии «НАТО-2030», ‒ сказала Стефанишина. Создание такой стратегии имеет целью добиться, чтобы союз НАТО был «готов сегодня отвечать на вызовы завтрашнего дня и гарантировать безопасность в течение следующего десятилетия и далее».

Ольга Стефанишина
Ольга Стефанишина

Она добавила, что Украина сформировала значительную устойчивость против российской пропаганды и имеет в этом большой опыт. Россия же пытается сделать все возможное, чтобы использовать эту пропаганду против украинской власти, обратила внимание вице-премьер.

«Тенденция заключается в том, что мы формируем устойчивость и хотим вынести это во главу нашего участия в Программе расширенных возможностей НАТО, потому что НАТО тоже вырабатывает устойчивость и борется против гибридных угроз в области кибербезопасности, борьбы с пропагандой и в стратегических коммуникациях», ‒ сказала она.

«В Киеве не секрет, что Россия принимает все возможные меры, чтобы дестабилизировать положение в Украине, то в вопросе местных выборов, то безопасности в Черном и Азовском морях, то в процессе с прекращением огня на Донбассе. Но мы противостоим этому, что видно и по Стратегии национальной безопасности Украины, утвержденной президентом, в которой такая устойчивость, борьба с российской агрессией и интеграция с НАТО являются главными приоритетами», ‒ отметила Стефанишина.

По словам чиновницы, «Россия ‒ игрок, известный своим использованием гибридных методов ведения войны».

«И в течение последних пяти лет мы пережили огромное многообразие гибридных угроз. Россия развивает свой опыт и знания об этом, но весь мир, похоже, не столь устойчив против них. Мы же набираемся опыта и сами учимся, как опережать это. Думаю, не секрет, что процесс обдумывания своей роли, над которым работает НАТО, в основном сосредоточен на новых гибридных угрозах, получивших новую жизнь с агрессией России на территории Украины. И мы рады, что это те инструменты, в которых мы можем внести вклад нашим опытом и знаниями. И мы должны думать о том, как развивать устойчивость против этих гибридных угроз и гибридных методов войны, о том, как действовать на опережение, а не отвечать на эти угрозы, стоящие перед нами ежедневно», ‒ сказала Стефанишина.

«Российские амбиции «поднять большие волны» в Черном море»

Курт Волкер, взяв слово, среди прочего, высказал предостережение западным наблюдателям за Россией и за ее вторжениями в Украине и в других местах: «Мы не должны думать в западных терминах о целях вторжений. Путин ведет гибридную войну, избегая полномасштабных военных вторжений. Путин не хочет полномасштабных военных вторжений. Его целью является не захватить Украину военным путем ‒ целью является сорвать и дезорганизовать Украину, оказать давление на нее, разделить Запад, создав ситуацию, способную сбить с толку, и делать своих соседей слабыми. Мы на Западе имеем тенденцию думать о военных операциях, они имеют цель, стратегию и т.д. ‒ но Путин думает не об этом».

Симона Кожокару, государственный секретарь в Министерстве национальной обороны Румынии, также возглавляющая департамент оборонной политики этого министерства, привлекла внимание к стремлениям России в Черноморском регионе.

Россия сегодня ‒ главная сила, бросающая вызов ‒ от Балтики до Восточного Средиземноморья, и это очень важно осознавать
Симона Кожокару

«Российские амбиции заключаются в том, чтобы «поднять большие волны» в Черном море. Результат сегодня таков, что европейская безопасность затрагивается ежедневно в регионе Черного моря, влияет не только на НАТО, но и на его ведущих союзников, сдвигая баланс сил. Россия сегодня ‒ главная сила, бросающая вызов ‒ от Балтики до Восточного Средиземноморья, и это очень важно осознавать. И контроль над Черным морем ‒ одна из важнейших составляющих этой агрессивной стратегии», ‒ заявила она.

По словам румынской чиновницы, цели России в Черном море ‒ «проекция силы» (демонстрация способности применить свои политические, военные и другие мощности далеко за своими пределами) и на Средиземное море и далее, создание геополитического раскола.

Для надежной безопасности на Черном море нужно «больше НАТО и больше США», считает Кожокару.

«Россия превратилась в проблему и представляет угрозу»

Еще одним участником дискуссии был Джеймз Фогго, адмирал ВМС США в отставке, бывший командующий военно-морскими силами США в Европе и Африке, а затем руководитель Командования объединенных союзных сил НАТО в Неаполе.

Россия, подчеркнул он, является традиционным игроком на Черном море, а в последнее время превратилась в проблему. Ряд событий дает знать, что России нельзя доверять ‒ убийство Немцова, отравление Скрипалей, а недавно и отравление Навального.

«Нелегальная аннексия части Украины тоже стала для НАТО неожиданностью, хотя, пожалуй, не должна была», ‒ сказал недавний главнокомандующий, ушедший в отставку в июле этого года.

«Меня беспокоит повторение акций устрашения в Черноморском регионе. Вспомните, что происходило в Азовском море, со срочным построением моста через Керченский пролив и попыткой задушить порт Мариуполя... Меня беспокоит, что модель Азовского моря, когда Россия захватила три корабля с 24 моряками и продержала их в тюрьме более года, с полным нарушением Женевских конвенций, может быть экспортирована и на оставшуюся часть Черного моря», ‒ подчеркнул он.

Джеймз Фогго
Джеймз Фогго
Мой совет ‒ увеличивайте военно-морские силы
Джеймс Фогго

По словам адмирала, Россия представляет угрозу, и это произошло не за одну ночь. Он вспомнил эпизод в феврале 1988 года, когда советские военные корабли таранили американские, пытавшиеся использовать свое право на мирный проход через советские территориальные воды в Черном море, гарантированное международным правом.

«Мой совет ‒ увеличивайте военно-морские силы», ‒ подчеркнул он.

Фогго также затронул тему присутствия кораблей НАТО в Черном море. По его словам, нет смысла собирать там большое количество кораблей одновременно ‒ такие вещи, говорит он, надо делать не параллельно, а последовательно, чтобы присутствие растягивалось на весь год.

«Если США направляют в Черное море восемь кораблей, то НАТО должен быть способен сделать то же самое, но не в то же время, чтобы мы имели присутствие в течение двух третей года, а наши партнеры и союзники в Черном море взяли бы на себя оставшуюся треть», ‒ считает адмирал.

По его словам, важным в противостоянии России в Черноморском регионе является «обучение, обучение и обучение», а еще важно иметь настоящую военно-морскую стратегию.

«Украина как новый член НАТО ‒ вполне естественна»

В завершение Ольга Стефанишина, говоря о стратегии безопасности в регионе Черного и Азовского морей, отметила: «Мы должны сосредотачиваться не на реакциях и ответах, а на предотвращении угроз, и мы должны мобилизовать все наши усилия».

И Украина готова мобилизовать свои усилия, став новым членом НАТО, это было бы вполне естественно», ‒ заявила она.

По ее словам, реформы в Украине остаются во главе повестки дня, и Украина продолжает реформы в секторе обороны и безопасности. «И это также элемент нашего широкого вклада в коллективную безопасность всего региона», ‒ сказала Стефанишина.

Симона Кожокару, говоря о главных основах румынской стратегии привлечения в Черном море, заявила: это «привлечение, присутствие, устойчивость».

«Мы должны ввести в практику принцип «одна угроза ‒ один фланг ‒ одно присутствие» ‒ это очень важная концепция для восточного фланга НАТО, для Черноморского региона», ‒ подчеркнула она.

Ведущая представитель Минобороны Румынии также вспомнила, что ее страна лишь на прошлой неделе стала первой страной НАТО на восточном фланге союза, получившая первую американскую систему противоракетной обороны Patriot

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG