Доступность ссылки

«Это ответ на вопрос, зачем Алексея отравили». Главы штабов Навального – о своей победе на выборах в Сибири


Сергей Бойко, координатор новосибирского штаба Навального

В двух сибирских регионах на выборах в местные городские советы депутатов победу впервые одержали координаторы и активисты штабов Навального. Это сенсация произошла в Новосибирске и Томске, которые оппозиционный политик успел посетить во время агитационной кампании. Именно про томских и новосибирских единороссов он снял предвыборные расследования. И именно в Томске был отравлен. О своей победе и роли Навального в ней корреспонденту Сибирь.Реалии рассказали главы томского и новосибирского штабов.

"Единороссы остались в меньшинстве"

У Ксении Фадеевой, координатора томского штаба Навального, было напряженное воскресенье и бессонная ночь. Но в понедельник днем она уже работает в штабе, отвечает на бесконечные звонки и извиняется, что поговорить пока может лишь коротко.

– Как проходила ваша избирательная кампания, много было встреч с людьми?

– Мы не проводили классические встречи с избирателями, а ставили каждый день агитационные кубы. На выходных и в последнюю неделю по два куба на каждом округе. Соответственно, на эти кубах мы стояли сами, общались с людьми. Ходили по квартирам, рассказывали о себе.

– Сколько примерно вам лично пришлось обойти квартир?

– Мне – несколько сотен, Андрею – где-то тысячи две.

– Наверное, не все были вам рады, не все понимали, кто вы и зачем пришли. Не самый комфортный способ самопрезентации для кандидата.

– С агрессией я ни разу не сталкивалась, честно говоря. Многие не открывают, многих нет в городе, нужно понимать, что это лето, у людей дачи, огороды, отпуска долгожданные. Реагировали по-разному. Были те, кто узнавал, были те, кто говорил: о, Навальный, я его смотрю, поддерживаю! Были и такие, что политикой не интересуются и на выборы не ходят. Встречались и такие, кто отнесся с негативом из-за Навального, но их единицы.

– Когда стало известно об отравлении Алексея и после выхода расследования о томских единороссах, кампания еще продолжалась? Настроение горожан как-то поменялось?

– Кампания продолжалась еще недели полторы. Мы поняли, что очень много томичей фильм посмотрело, потому что постоянно стали узнавать на улице, здороваться. На кубах люди подходили, спрашивали, как у Алексея дела, как здоровье, что там происходит.

Ксения Фадеева и Андрей Фатеев
Ксения Фадеева и Андрей Фатеев

– Насколько победа была неожиданной или ожидаемой?

– Конечно, мы этого очень хотели, но не ожидали такой разгром. Что единороссов в городской думе останется 10 человек. Это, конечно, было неожиданно.

– Отравление Алексея и его фильм какую роль сыграли в этом результате?

– Я думаю, расследование сыграло огромную роль, потому что многие люди политизировались, увидели, что в нашем городе это все происходит. Вот эта коммунальная мафия, жулики сидят в думе, и буквально через неделю можно будет пойти на участки избирательные и абсолютно законным легальным способом взять и выгнать их. И люди это сделали.

– Как вы думаете, почему власти не стали фальсифицировать результаты?

– В Томске нет традиций фальсификаций, вбросов. Страна большая, везде все по-разному, у нас этого нет. Плюс мы вместе с "Голосом" подготовили большое количество наблюдателей, которые просто закрыли наши участки, и невозможно было ничего сделать без скандала.

– А скупка голосов, подвоз избирателей?

– У нас такого не было. Именно на наших округах.

– Что вы сможете сделать как депутат? Есть мнение, что у мундепов нет никаких фактических полномочий, скорее – декоративные. И есть ли, с кем вступать в коалицию?

– Так как у нас единороссы остались в меньшинстве, мы, естественно, будем всячески общаться с другими депутатами оппозиционными, безусловно, будем создавать коалиции. Сейчас пока более подробно не готова говорить, была бессонная ночь, мы еще не встречались, не обсуждали, но будем обсуждать. А по поводу декоративного органа… Когда там большинство единороссов, которые не делают ничего, кроме того, что отстаивают свои интересы, – да, декоративный орган. Когда там есть независимые депутаты, хотя бы парочка, это уже возможность на что-то влиять, привлекать внимание к проблемам людей, давить на исполнительную власть. А когда оппозиционных депутатов там большинство, это совсем другой расклад.

– А вы готовы к тому, что через некоторое время провластные СМИ начнут атаку на вас через избирателей? Дескать, вот, избрали вы оппозиционеров и что изменилось?

– Если мы не будем ничего делать, такие претензии будут. Мы будем работать, общаться с избирателями, стараться решать их проблемы. Будем пытаться менять бюджет, выкидывать оттуда ненужные расходы, менять их на нужные. Я очень сильно упрощаю, конечно. Пусть провластные СМИ и телеграм-каналы предъявляют претензии, мне это неинтересно, нам главное, чтобы люди, которые нас выбрали, были довольны нашей работой.

– Как вы думаете, победа на этих выборах поможет вам в дальнейшем политическом продвижении: на выборах в региональный законодательный орган, в Госдуму, например?

– Мы пока не обсуждали дальнейшие выборы, меньше суток прошло с предыдущих. Нам нужно в первую очередь сосредоточиться сейчас на работе в городской думе. Не лично про себя, а в целом скажу, что все это довольно знаковая история – что в Новосибирске победил наш координатор, в Томске победили мы с Андреем. То есть люди готовы голосовать за оппозицию, и весь этот миф, что Навальный и его сторонники – это лишь два процента в Москве каких-то хипстеров – он просто разбился. Потому что вот, Томск, нестоличный город в Сибири, обычные округа – и там люди спокойно голосуют за оппозицию. Мы на протяжении кампании никак не скрывали, что имеем отношение к Навальному, что мы сотрудники штаба, у нас это было написано в агитации. Мы снялись в фильме-расследовании. И люди готовы голосовать за несистемную независимую оппозицию. Это знаковая история для нас, конечно.

Сторонники коалиции празднуют победу Сергея Бойко
Сторонники коалиции празднуют победу Сергея Бойко

"Отравили Навального и поэтому пойдем голосовать" – так не работает

Сергей Бойко – не только координатор новосибирского штаба Навального, но еще и глава штаба оппозиционной коалиции 2020. Сейчас ее участники борются за признание победы своего сторонника Вячеслава Якименко, которому противостоял на выборах единоросс Евгений Яковенко, один из героев расследования Навального.

– Для меня как руководителя штаба коалиции кампания была, в основном, операционным менеджментом, – говорит Сергей. – В той части, где это была кандидатская кампания, около 80% общения с людьми проходило в соцсетях. Может быть, для кого-то это выглядит смешно, но я это считаю конкурентным преимуществом. И по результатам мы видим, что это рабочая схема. А в остальных случаях были встречи с избирателями во дворах. Как правило, если какой-то дом хотел пообщаться, они собирались, приглашали меня, и мы общались.

– Как люди реагировали на вас, зная, что вы работаете в штабе Навального?

– Позитивно. Штаб Навального – это такой бренд, который гарантирует, что ты не вступишь во фракцию "Единой России". То есть очень часто спрашивали, от какой партии я иду? Говорю: "Самовыдвиженец". – "А, ну, понятно, в "Единую Россию" вступишь". – "Да вы что, я из штаба Навального". – "Ну, да, тогда, наверное, не вступишь". Понятно, что есть люди, заряженные на то, что "штаб Навального – фу, фу, Америка, Госдеп. Базу НАТО устроите!" Но таких меньшинство, и они в любом случае ко мне на встречи не приходили.

– Как повлияло новосибирское расследование Навального на ход кампании?

– Суперпозитивно. Меня стали узнавать на улицах чаще. Не то чтобы меня до того не узнавали, после мэрской кампании (в выборах мэра Сергей участвовал в 2019 году. – Прим. С.Р.), но теперь я и 200 метров по центру не могу пройти, чтобы с кем-то не сфотографироваться. Это, конечно, положительно сказывается на кампании. Расследование посмотрело значительное количество людей, и оно их вовлекло в политику. Там, где были кандидаты от коалиции, мы вместо явки в 15 процентов, которую ожидали, получили явку в 20–21 процент. Именно это нам позволило добиться успеха хотя бы в нескольких округах.

– А как люди отреагировали на отравление Навального, по вашим наблюдениям?

– Если бы Алексея не отравили, он бы намного активнее поучаствовал в новосибирской кампании, я думаю, еще успешнее бы выступило и "Умное голосование", и наши кандидаты. Люди отреагировали сочувственно, спрашивают, как здоровье, переживают, но в России недовольство выливается чаще в кухню, чем в электоральное поведение. В митинг – еще какая-то вероятность есть, а чтобы бюллетенем свое недовольство выражать – это почти утопия. "Отравили Навального и поэтому пойдем голосовать" – так не работает. Другое дело, когда ты видео снимаешь, где говоришь, что вот, они бандиты, грабители, воруют, надо их убрать, давайте пойдем, галочку поставим – это логично и понятно.

– Что с остальными кандидатами от вашей коалиции? Кто-нибудь еще прошел в горсовет?

– В общей сложности избирком признал победу четырех наших кандидатов. Я, Антон Картавин, Хельга Пирогова и Светлана Каверзина. И еще один кандидат Вячеслав Якименко, который победил, но на одном участке произведены существенные фальсификации – там проголосовали курсанты без релевантной прописки. Подсчет голосов там закончился только в понедельник в 9 утра. Притом что там всего 700 человек прописано. Мы считаем, что это совершенно опротестовываемо, и мы сможем отменить голосование на этом участке, а на всех остальных студент-второкурсник Вячеслав Якименко, который обошел округ ногами, лидирует, и мы уверены, что получим еще пятого депутата.

– Насколько я помню, Вячеслав Якименко упоминался в фильме Навального. Ему на выборах противостоял единоросс Яковенко.

– Да, бывший офицер. Раньше говорили, что бывших офицеров не бывает. Но если человек совсем без чести и фальсифицирует… Даже мой оппонент Сулейманов, вице-спикер, лидер фракции коммунистов уже 15 лет, не пошел на такую ерунду, как фальсификации, а для единоросса Яковенко таких границ нет.

– А почему застройщик Джулай, о котором так много говорил в своем фильме Навальный, все же победил у себя в округе?

– Потому что нашего кандидата Маркелова не допустили до выборов. Я сначала не понимал, зачем этот человек пошел на уголовное преступление – они же сфальсифицировали паспорта и прописки! А сейчас смотрю результаты округа и понимаю, что Маркелов бы выиграл сто процентов. А передать его рейтинг другому кандидату было невозможно, нет таких механизмов.

– Оппозицию часто критикуют за неумение договариваться и объединяться. Вы, создав свою коалицию, доказали обратное…

– Да! Сейчас буду хвастаться, но мы продемонстрировали, что это не просто возможно, но и эффективно! Из пяти победивших трое ни разу в выборах не участвовали, и ресурсы наши были весьма ограничены.

Светлана Каверзина
Светлана Каверзина

– И тем не менее, не обошлось без скандала: партия "Яблоко" выгнала из своих рядов тех, кто примкнул к вашей коалиции, ссылаясь на то, что в ней был человек националистических взглядов. Исключили и главу отделения Светлану Каверзину.

– Я бы это назвал разгромом новосибирского отделения партии "Яблоко".

– Но зачем вы поддерживали этого человека, Ростислава Антонова? Он же в итоге вышел из коалиции, в его округе не было единороссов, зато был яблочник…

– У нас было два варианта поддержки. Это коалиция – и она поддерживала по принципу подписания декларации, в которой чисто городские вопросы (Антонов ее подписал). И у нас было "Умное голосование", которое поддерживает кандидатов по принципу рейтинга, лишь бы не единоросс и не коммунист…

– Я думал, оно направлено исключительно против единороссов…

– В Новосибирске еще и против коммунистов, потому что коммунист мэр Локоть практически вступил в "Единую Россию" всей партией, Алексей Навальный еще в мае четко проговорил, что в Новосибирске КПРФ будем поддерживать только там, где вообще больше некого. И, кстати, их фракция и фракция единороссов уменьшились в итоге в полтора раза.

Что касается яблочницы Чубыкиной, которая шла по одному округу с Антоновым, она всегда выступала против коалиции, не готова была обсуждать декларацию и идти на переговоры. То есть нам четко дали понять, что коалиция ее не интересует. Мы никому не навязывались, никаких обид не было. Просто странно, что Шлосберг меня упрекает, что коалиция не поддержала Чубыкину. Между сталинистом Сухоруковым и крымнашистом Антоновым мы выбрали и поддержали того, кого хоть немного еще волнует судьба города. При этом если бы мы "Умным голосованием" поддержали Чубыкину, победил бы Сухоруков, Антонов занял бы второе место, а она – только третье. А так – Антонов победил.

– И все же в новом составе горсовета очень много единороссов. Что вы там будете делать в таком окружении?

– Много, но не большинство! Моя задача – добиться признания победы Якименко, и это значит, что нас пятеро, и у нас появляется фракция, то есть – возможность формировать повестку не голосованием депутатов, а принудительным путем. Мы будем заставлять единороссов и коммунистов голосовать по важным для города вопросам независимо от их желания. Если вдруг с Якименко не получится, найдем пятого человека в горсовете среди самовыдвиженцев.

– Оппозиция хорошо показала себя в Томске и в Новосибирске. А как вы оцениваете результаты выборов в других регионах? Губернаторские посты на сей раз получили исключительно кандидаты от власти…

– Вот какие регионы Алексей успел посетить и снять про них фильмы – те и хорошо себя показали. Куда он не успел из-за отравления – те плохо себя показали. Это ответ на вопрос, зачем Алексея отравили.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG