Доступность ссылки

«Это самое жуткое, что было со мной»: годовщина трагедии в «Шереметьево»


Пассажирский самолет компании "Аэрофлот" SSJ 100 после посадки в аэропорту Шереметьево, 5 мая 2019

Год назад, 5 мая 2019 года, в аэропорту "Шереметьево" примерно через полчаса после взлета самолет Sukhoi Superjet 100 (SSJ 100)​ компании "Аэрофлот" совершил экстренную посадку, хвостовая часть воздушного судна загорелась. Из 73 пассажиров и 5 членов экипажа, летевших из Москвы в Мурманск, 41 человек погиб.

20 апреля Генпрокуратура России утвердила обвинительное заключение по уголовному делу – суд над обвиняемым в "нарушении правил безопасности и эксплуатации воздушного транспорта​" пилотом Денисом Евдокимовым начнется после окончания эпидемии коронавируса. О том, как изменилась жизнь людей, потерявших в трагедии близких, в репортаже Север.Реалии.

Потери и компенсации

5 мая 2019 года 40-летний Максим Воробьев застрял в аэропорту города Курска: там он гостил на майские праздники у родителей. Утренний рейс Максима задержали, и он опоздал на стыковочной самолет из Москвы в Мурманск, поэтому полетел вечером – рейсом SU 1492. Дома его ждали жена и двое детей.

Максим Воробьев
Максим Воробьев

Наталья Воробьева вспоминает, что после первых сообщений в новостях о жесткой посадке самолета в аэропорту "Шереметьево" говорилось об одном погибшем – это ее немного обнадежило, она начала звонить мужу, но трубку он не взял. Чуть позже Наталья нашла фамилию супруга в списке погибших пассажиров.

– Это самое жуткое, что было со мной. Я вообще не помню несколько лет своей жизни, они выпали из моей жизни. Переживала и до сих пор переживаю. Вообще, все ребята в катастрофе погибли жуткой смертью. Следователи сказали, что все, кто сидел с 15-го по 20-й ряд, от того, что загорелся самолет, рухнули в багажное отделение и погибли, – рассказывает Воробьева.

Два месяца после трагедии Наталья провела в больнице из-за нервного срыва. Помощь психологов понадобилась и детям. В качестве компенсации семьям погибших жителей Мурманской области детям Натальи выплатили 1 млн рублей. Еще 2,5 млн рублей "в счет возмещения морального и материального вреда" выплатил детям Воробьевых "Аэрофлот".

SSJ после аварии
SSJ после аварии

По словам юриста Ксении Савицкой, которая представляет интересы Натальи Воробьевой и ее детей в суде, моральный вред семье оценили в 600 тысяч рублей, но такую сумму семья, оставшаяся без мужа, отца, кормильца, посчитала несправедливой.

– Именно "Аэрофлот" является ответственным за произошедшее событие, "Аэрофлот" должен приложить все усилия для индивидуальной работы с каждым родственником, для решения всех финансовых вопросов мирным путем, – говорит Савицкая.

– Они предлагают мне 600 тысяч рублей морального ущерба за то, что я потеряла любимого человека, супруга. Получается, что можно любого другого человека убить, выплатить ему моральный ущерб 600 тысяч рублей, и в этом будет вся справедливость, – говорит Наталья.

Суд первой инстанции присудил родным погибшего мурманчанина 600 тысяч морального вреда. Воробьева планирует обжаловать это решение, но уже после снятия карантина по коронавирусу. По словам юриста Ксении Савицкой, добиться справедливости в российских судах они не надеются.

– На уровне РФ не позволят сделать "Аэрофлот" виновным, а виноватым сделали пилота, который, якобы действовал не по уставу, хотя он много раз проходил идентичную ситуацию на компьютере и делал все ровно так, как положено. Полагаю, что истины удастся добиться только в европейском суде, где мы будем доказывать, что виноват самолет, а не пилот. Прошел год, "Аэрофлот" не принес извинения семьям погибших. Когда я попросила об этом в судебном заседании, они засмеялись, – говорит Савицкая.

Катастрофа: ошибка пилота или отказ техники?

"Причиной катастрофы явилось несоблюдение Денисом Евдокимовым процедуры эксплуатации самолета при выполнении посадки, что привело к неоднократным отделениям самолета от взлетно-посадочной полосы, приведшим к запредельной перегрузке, разрушению самолета и его систем, пожару и гибели людей", – говорится в обвинительном заключении Генпрокуратуры России.

Самолет, следовавший по маршруту Москва – Мурманск 5 мая 2019 года, исчез с радаров спустя пять минут после взлета. Согласно предварительному отчету Межгосударственного авиационного комитета, в борт попала молния, автопилот отключился, а судно перешло в режим ручного управления (Direct Mode. – СР). Командир экипажа, 42-летний Денис Евдокимов, посоветовавшись со вторым пилотом Максимом Кузнецовым, принял решение вернуться на аэродром. Старшему бортпроводнику сообщили, что ситуация не аварийная.

Через несколько дней после аварии в интервью Телеграм-каналу "База" Денис Евдокимов рассказал, что к земле борт подходил плавно:

"Диспетчеры оказали нам помощь, задавали курсы для вывода на полосу. Скорость была небольшая для посадки. Подходили к земле плавно, с уменьшением вертикальной скорости к моменту касания... Из-за молнии произошли потеря радиосвязи и переход самолета в минимальный режим, режим прямого управления. Не могу сказать точно, почему произошел удар о землю", – говорил Евдокимов.

В 18:30 при попытке сесть самолет на скорости 287 км/час коснулся земли и отскочил на несколько метров вверх. Скачки повторились еще два раза, из-за чего шасси пробило топливные баки. В самолете началось задымление. Несмотря на экстренную эвакуацию и скорое прибытие пожарных, в самолете погиб 41 человек, в том числе один бортпроводник, большая часть – от ожогов и отравления угарным газом.

– Это как раз ошибка пилотирования. Пилот может говорить, что самолет ослушался его команды, но как только первое касание у тебя вот такое, то независимо ни от чего надо было уходить на второй круг. А он попытался его прижать к полосе. Самолет садиться не хотел, у него не было нужной скорости, пилот его в общем-то дожал, – говорит авиаэксперт Вадим Лукашевич.

Вадим Лукашевич - авиационный эксперт, кандидат технических наук, бывший инженер ОКБ им. Сухого
Вадим Лукашевич - авиационный эксперт, кандидат технических наук, бывший инженер ОКБ им. Сухого

В декабре 2019 года Следственный комитет РФ завершил расследование дела о крушении SSJ 100, предъявив Денису Евдокимову обвинение по ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил эксплуатации транспорта, повлекшее смерть двух и более лиц). Максимальный срок по данной статье – до 7 лет лишения свободы. Вину пилот не признал, а адвокат летчика Наталья Митусова сообщила журналистам, что выводы следствия преждевременны, и причиной катастрофы могло стать техническое состояние судна, которое "не слушалось пилота" после удара молнии. Следствию предложили воссоздать аварийную ситуацию на тренажере, однако защите было отказано в эксперименте.

– Суд и следствие просто обязаны провести этот эксперимент. Это либо докажет обвинению, что виноват во всем летчик, либо покажет, что есть какие-то технические проблемы в самолете, который при переходе в режим direct mode начинает неадекватно реагировать на перемещение ручки управления и так далее. Мы с вами все пассажиры и продолжаем летать на этой технике (в активе "Аэрофлота" на сегодня около 50 самолетов SSJ 100. –​ СР), независимо от того, виноват ли Евдокимов, – продолжает Вадим Лукашевич.

По его словам, если эксперимент докажет ошибку управления, это все равно не означает единоличную вину пилота.

Если летчик плохо обучен, это вина уже не столько летчика, сколько тех, кто должен был его обучать. Это в первую очередь "Аэрофлот"

– Нужно обязательно учитывать тот факт, что если летчик плохо обучен, это вина уже не столько летчика, сколько тех, кто должен был его обучать. Это в первую очередь "Аэрофлот". Почему твой пилот эксплуатирует самолет и не может им управлять на всех режимах, которые могут возникнуть в общем-то сами по себе – в данном случае в режиме direct mode после удара молнии. Выясняется, что и на тренажерах этот режим не отрабатывается особо, – говорит Лукашевич.

Экс-замминистра гражданской авиации Советского Союза, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов в эфире НСН заявил, что пилот, судя по его действиям, пытался исправить ситуацию.

– С самого начала мы, профессионалы, надеялись, что комиссия разберется, как разряд молнии повлиял на электронную управляемость самолета. Выводов комиссии (по расследованию катастрофы) я пока не знаю, но следствие уже обвинило пилота. А все действия пилота с движениями джойстика – его обвиняют в том, что он двигал им до упора вперед-назад, – говорят о том, что джойстик не работал, и электронная система управления была повреждена молнией. Все это как раз и явилось причиной грубой посадки самолета. Командир корабля пытался исправить ситуацию и двигал джойстик на себя, надеясь, что увеличится угол атаки, но самолет не слушал. И это вот следствие считает паническими действиями. Нет! Это действия, которыми пилот пытался подействовать на рули глубины, – уверен Смирнов.

Фрагмент обгоревшего самолета SSJ 100
Фрагмент обгоревшего самолета SSJ 100

По мнению пилота Дениса Евдокимова, обвиняемого в авиакатастрофе, причиной трагедии стало "несоответствие нормам летной годности".

Я искренне сожалею и прошу прощения, что стал участником этих событий

– Если бы производитель вовремя доработал воздушное судно, авиационные инциденты подобного характера не повторялись бы, а значит, безопасность полетов была бы на приемлемом уровне, а риски свелись бы к минимуму, – сказал он в интервью "Ленте.ру". – Я хочу выразить глубочайшие соболезнования людям, потерявшим своих близких, и тем, кто пострадал в результате катастрофы. Я искренне сожалею и прошу прощения, что стал участником этих событий. Точнее, я понимал, что жизнь пассажиров и членов экипажа зависит от правильности моих действий, и предпринял все возможное.

После трагедии с рейсом Москва – Мурманск в "Шереметьево" к работе самолетов SSJ "Аэрофлота" возникло много вопросов. В конце мая 2019 года "Коммерсант" сообщал, что Ассоциация эксплуатантов воздушного транспорта (АЭВТ), куда входят 27 ведущих российских авиакомпаний и авиапредприятий, направила письмо в Минтранс с просьбой проверить системы самолета SSJ100 на соответствие сертификационным требованиям. Однако, в "Объединенной авиастроительной корпорации", выпускающей SSJ 100, письмо назвали давлением на комиссию по расследованию происшествия. А в конце августа советник гендиректора "Объединенной авиастроительной корпорации" Борис Алешин обвинил "Аэрофлот" в дискредитации Sukhoi Superjet 100.

"Не должно быть дискуссии в одностороннем порядке – когда случилась катастрофа, и вдруг "Аэрофлот" рассказал всему миру, что самолет дрянь и дерьмо, по-русски говоря, и во всем виноват самолет. Мы не сказали ни одного слова в адрес ни "Аэрофлота", ни пилотов, ни подготовки в "Аэрофлоте", ни тех проблем, которые "Аэрофлот" сам породил за счет неумелого менеджмента", – сказал Алешин.

Между тем 5 мая 2020 года стало известно о новом инциденте с SSJ 100: самолет, летевший из Саратова в Москву, после отказа левого двигателя штатно сел в аэропорту "Шереметьево", сообщили экстренные службы.

***

Среди погибших пассажиров авиалайнера было 26 жителей Мурманской области. Как сообщил Север.Реалии глава администрации Мурманска Евгений Никора, в 2020 году никаких памятных мероприятий по случаю годовщины трагедии в городе не предусмотрено из-за ситуации по коронавирусу и ограничения массовых встреч.

Следствие признало потерпевшими в крушении SSJ 100 в аэропорту "Шереметьево" 77 человек: многие пассажиры рейса из Мурманска отказались знакомиться с материалами обвинения из-за затратных поездок в Москву. Один из выживших в катастрофе – мурманчан Михаил Савченко – сказал Север.Реалии, что приглашения на судебные слушания он пока не получал.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG