Доступность ссылки

«Воду в Крым до деоккупации давать не следует» – Антон Кориневич


Чем для крымчан обернется введенный в Украине карантин из-за коронавируса? Можно ли будет ездить на материковую часть Украины за медицинской помощью? Какие планы у украинских властей относительно возможных поставок воды, переговоров с Россией и деоккупации Крыма?

На эти и другие вопросы в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущей Эльвиной Сеитбуллаевой отвечают руководитель отдела по вопросам взаимодействия со СМИ Госпогранслужбы Украины Андрей Демченко, постоянный представитель президента Украины в Автономной Республике Крым Антон Кориневич и координатор Офиса по разработке гуманитарной политики Украины Александра Дворецкая.

– Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов 13 марта подтвердил слова министра внутренних дел страны Арсена Авакова, что украинцев без регистрации на неоккупированной материковой части страны предлагается не пропускать через контрольные пункты въезда-выезда не только на Донбассе, но и на админгранице с аннексированным Крымом. Причина – карантин из-за пандемии коронавируса. Андрей, какова сейчас ситуация на админгранице в Херсонской области?

Демченко: Контрольные пункты въезда-выезда на временно оккупированную территорию работают, как и раньше, в штатном режиме. При этом пограничники продолжают проводить температурный скрининг всех, кто следует на материковую часть Украины. Измерение температуры не входит в перечень задач пограничников, но, чтобы мобилизовать все ресурсы для борьбы с коронавирусом на территории Украины, Госпогранслужба принимает такие меры совместно с медицинскими работниками. В целом за сутки от двух до трех тысяч человек проходят такой скрининг, и, к счастью, мы не фиксировали людей с признаками заболевания. Ситуация стабильная.

– Спасибо, Андрей. Антон, как вы думаете: запретят ли в итоге крымчанам без прописки на материковой Украине выезжать с полуострова через админграницу?

Мы считаем, что наши граждане в Крыму имеют полное право приехать на материковую часть Украины и получить необходимые услуги, проведать родственников или друзей
Антон Кориневич


Кориневич: Нужно дождаться развития событий, пока что изменений нет (по состоянию на вечер 13 марта – КР). Мы считаем, что наши граждане в Крыму имеют полное право приехать на материковую часть Украины и получить необходимые услуги, проведать родственников или друзей. Мы также считаем, что на контрольно-пропускных пунктах следует открыть аптеки, потому что знаем о проблемах с качеством российских лекарств и ценами на них. Мы это реализуем. Пока что не решен вопрос, на балансе какого органа государственной власти будут состоять сервисные зоны.

– Вы также работаете над проектом медицинской помощи для крымчан онлайн, не так ли? На каком он этапе?

Кориневич: В данном случае наше представительство облегчает взаимодействие Херсонской областной администрации с провайдерами медицинских услуг. Этот проект уже согласован, и единственный вопрос заключается в том, когда именно он будет запущен. Он рассчитан как на жителей Херсонской области, так и на жителей Автономной Республики Крым и Севастополя. Мы хотим, чтобы крымчане 24 часа сутки, 7 дней в неделю могли получить профессиональную консультацию украинских врачей, потому что на полуострове есть проблемы как с качеством медицинских услуг, так и с количеством врачей.

Антон Кориневич
Антон Кориневич

– Александра, вы как координатор Офиса по разработке гуманитарной политики Украины – как относитесь к возможному запрету на пересечение админграницы для крымчан?

Дворецкая: Сейчас ограничения в связи с местом регистрации действует только на контрольно-пропускных пунктах в Донецкой и Луганской областях. Есть соответствующий приказ командующего Объединенных сил. Что касается Крыма, на этот счет были только рекомендации на сайте Министерства внутренних дел. Насколько нам известно, речь шла о том, чтобы не пропускать украинских граждан с регистрацией на временно оккупированных территориях при выявлении у них симптомов заболевания во время температурного скрининга. Если у вас регистрация на подконтрольной территории, то вам предоставят медицинские услуги и направят в больницу, а в противном случае, судя по обращению Арсена Авакова, будут отправлять назад. Конечно, это довольно странная мера – она дискриминационная и оставляет людей на оккупированных территориях без надлежащей помощи. Мы не знаем, есть ли там тесты на коронавирус и возможность получить профессиональную медицинскую помощь, чтобы инфекция не распространялась дальше.

– Не получается ли таким образом, что с крымчанами с украинским паспортом будут обращаться, как с иностранцами?

Дворецкая: Мы считаем, что это несправедливое ограничение, и оно должно быть отменено. Общественные организации уже обращались по поводу введения такой меры на контрольно-пропускных пунктах в Донецкой и Луганской областях. Это несоразмерное ограничение, которое ко всему прочему стимулирует коррупцию и попытки нелегально пересекать линию между оккупированными и неоккупированными территориями. Этот вопрос сегодня поднимался на совместном брифинге Офиса президента и главы Совета национальной безопасности и обороны. Было озвучено, что это обсуждается, и мы ожидаем решения.

Александра Дворецкая
Александра Дворецкая

– Спасибо, Александра. Антон, если говорить о гуманитарных вопросах, нельзя не вспомнить противоречивые заявления нового премьер-министра Украины Дениса Шмыгаля относительно возобновления поставок днепровской воды в аннексированный Крым. С его слов выходит, что водоснабжение необходимо, потому что на полуострове живут украинские граждане, но при этом надо избежать поставок на российские военные базы. Как вы можете прокомментировать эту проблему?

Россия – государство-оккупант, которое никто не приглашал в Крым. Она должна полностью обеспечивать потребности гражданского населения во всем, в том числе в воде
Антон Кориневич


Кориневич: Наверное, сложно комментировать, почему определенные лица таким образом говорят о поставках воды в Крым. Я могу сказать, что у меня лично как у гражданина этого государства и у нашей команды в представительстве – абсолютно четкая позиция. Во-первых, сейчас никакой гуманитарной катастрофы с водой в Крыму нет, вы и сами это знаете от крымчан. Во-вторых, Россия – государство-оккупант, которое никто не приглашал в Крым. Она должна полностью обеспечивать потребности гражданского населения во всем, в том числе в воде. В-третьих, для нужд гражданского населения воды достаточно. Ее не хватает для промышленности, для российской военной машины, для массово переезжающих в Крым россиян – возможно, поэтому и возникают такие разговоры. Наша позиция однозначная: мы надеемся, что статус-кво останется таким же, как сейчас. Воду в Крым до деоккупации давать не следует.

– Известно ли вам, что думает об этом сам президент Владимир Зеленский, чьим представителем вы выступаете?

Кориневич: Я могу лишь сказать, что наша позиция коммуницируется всем участникам процесса. Если помните, во время большого марафона президенту задавали этот вопрос, и на этом основании вы можете сделать определенные выводы (тогда Владимир Зеленский заявил, что вода по Северо-Крымскому каналу не пойдет – КР). Кроме того, мы также слышали заявления определенных должностных лиц из Офиса президента по этому вопросу… Я также считаю, что в свете переговоров с Россией относительно возвращения наших граждан мы не можем говорить о каких-то вариантах обмена одного на другое. Подача воды в Крым – это нечто, что нельзя сделать сейчас, что бы там ни делала российская сторона. Думаю, все будет хорошо.

– Помнится, ваша заместительница Тамила Ташева сказала, что если воду в Крым все-таки дадут, то она подаст в отставку. Как бы вы действовали?

Кориневич: Я думаю, что, исходя из нашей риторики и нашей позиции, каждый может сформировать свое мнение на этот счет.

– В свете переговоров по Донбассу интересно узнать, разрабатывает ли ваше ведомство какой-либо проект площадки, где тема Крыма звучала бы наравне с конфликтом на Востоке Украины?

Внимание международного сообщества к Крыму очень важно. Тема Крыма не должна уходить с главных мировых площадок, и мы сделаем для этого все
Антон Кориневич


Кориневич: Действительно, это очень важный вопрос. На самом деле ключевая вещь сейчас – это понимать, что на Донбассе вооруженный конфликт, где гибнут лучшие наши граждане, молодежь, потому закончить этот конфликт – абсолютный приоритет. Но в Крыму ситуация не намного лучше, особенно в плане нарушений прав человека. Последние незаконные обыски и задержания в Бахчисарае показали, что это может произойти вновь в любую минуту. Поэтому, безусловно, внимание международного сообщества к Крыму очень важно. Тема Крыма не должна уходить с главных мировых площадок, и мы сделаем для этого все. Кстати, в обновленный указ президента о нашем представительстве мы включили положение о том, что мы будем активно принимать участие в международных мероприятиях. Тема Крыма – не только украинская, так что тут подойдет любой международный формат. Можно начинать с чего-то небольшого, без участия государства-оккупанта, которое может этого не захотеть. Главное, чтобы этот формат был постоянным. У нас есть определенные идеи, которые я пока не хочу раскрывать.

– Как тема Крыма сейчас звучит на разных международных площадках?

Кориневич: С начала года мы побывали уже и в Вашингтоне, и в Давосе, и в Таллине, и в Тбилиси, и в Нью-Йорке, и в Берлине. Действительно, о Донбассе говорят больше, и это естественно, но мы хотели бы слышать более четкие политические сигналы по Крыму. Мы делаем все для того, чтобы нас слышали, и, мне кажется, нас слышат. Во время визита в Берлин мы получили важные сигналы Министерства иностранных дел Германии о том, что никакой другой позиции по Крыму быть не может, что о снятии санкций относительно аннексии не может быть и речи. Безусловно, мы считаем, что нужны более сильные политические сигналы – например, такие, как Крымская декларация США – от других наших международных партнеров.

– Что насчет плана деоккупации Крыма?

Кориневич: Действительно, от заявлений «Крым – это Украина» мы должны переходить к конкретным вещам. Мы работаем над таким документом и уже обратились к определенным профильным органам, чтобы вместе сесть за стол и раз и навсегда разработать этот план. Часть стратегии деоккупации – это концепция переходного правосудия и для Крыма, и для Донбасса. Первый драфт уже написан – по сути, это то, что уже можно потрогать. К нему есть замечания коллег из профильных органов власти, и мы его доработаем на основании этих замечаний. Переходное правосудие – это выход из вооруженного конфликта в состояние нормальной жизни. Речь идет и об ответственности за совершение преступлений, и об институциональных реформах, и об определенном примирении, и о праве знать правду о произошедших событиях. На самом деле это большая и важная составляющая деоккупации.

– Не выйдет ли так, что все преступления будет предложено забыть и простить?

Не может быть прощен человек, совершивший военные преступления или преступления против человечности, а люди, совершившие преступления против государства Украина, не могут принимать участие в работе украинских органов власти
Антон Кориневич


Кориневич: Разумеется, нет. Сейчас в проекте есть четко зафиксированные вещи: не может быть прощен человек, совершивший военные преступления или преступления против человечности, а люди, совершившие преступления против государства Украина, не могут принимать участие в работе украинских органов власти. Полноценного каталога таких преступлений пока нет, но есть определенные точки, от которых мы можем отталкиваться и прописывать, кто привлекается к ответственности, кто – нет. Ни одна концепция переходного правосудия в мире не говорила об абсолютном прощении – это невозможно. В любом случае крымчане, не совершившие никаких преступлений и не связанные с репрессивной машиной России, не должны нести никакой ответственности. В целом эта ответственность может быть либо уголовной, либо политической – то есть ограничение на определенные виды деятельности. Я надеюсь, в ближайшие месяцы мы представим уже доработанный вариант концепции переходного правосудия.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG