Доступность ссылки

«Если я вернусь, меня арестуют или посадят»: пловец-диссидент Олег Софяник о выезде из Крыма и настроениях в Севастополе


Олег Софяник

Пловец-марафонец, диссидент Олег Софяник выехал из Севастополя на материковую часть Украины. В апреле он уже дважды пытался покинуть Крым, но Пограничное управление ФСБ России не давало ему разрешение на выезд, ссылаясь на карантинные меры из-за эпидемии коронавируса. После этого Софяник заявил, что подал заявление о выходе из гражданства России.

Крымчанин Олег Софяник известен в первую очередь своими спортивными достижениями как пловец-марафонец и рекордсмен Книги рекордов Украины. На его счету более полусотни марафонских заплывов в Черном, Средиземном, Мраморном, Южно-Китайском и Карибском морях. Пловец часто посвящает их деятелям и событиям из истории Украины и крымскотатарского народа. Он также участвовал в диссидентском движении во времена СССР. О том, почему и как он покинул аннексированный Крым, в эфире Радио Крым.Реалии рассказывает сам Олег Софяник, а юридические аспекты комментирует украинский адвокат Сергей Заец.

– Олег, как вы себя чувствуете сейчас, когда выехали из Крыма на материк?

То, что я выбрался из этого путинского концлагеря, невероятно
Олег Софяник

Софяник: Я очень рад, что уже второй день нахожусь на территории свободной Украины, эмоции переполняют. То, что я выбрался из этого путинского концлагеря, невероятно. Когда я ехал на админграницу, то думал, что у меня один шанс из тысячи: или не пропустят, или арестуют. Буквально час назад мне на российский номер позвонили из Центра по противодействию экстремизму в Севастополе и пригласили на беседу на улице Пушкина – видимо, они не знают, что я выехал.

– Это впервые вас так приглашают?

Софяник: Приглашения уже были, я отказывался. Сейчас они сказали, что я должен прийти, хочу я этого или нет, и пообщаться с ними насчет своих интернет-публикаций и заявлений. Спрашиваю: «Будете уголовное дело возбуждать?» Говорят: «Все зависит от нашей с вами беседы».

– Главный вопрос: как вы смогли пройти админграницу и оказаться в Херсонской области?

Софяник: Я уже пытался выехать 17 и 27 апреля, но российские пограничники не пускали: мол, выезд всем гражданам России запрещен из-за карантинных мер. Вчера я выехал на удивление легко. Российский премьер Михаил Мишустин сделал дополнение к закону о выезде из Российской Федерации, благодаря которому лица с двойным гражданством могут покинуть страну. Я приехал на границу в Армянске и дал пограничникам два паспорта – российский и украинский. Минут сорок они продержали мои документы, а потом пригласили пройти на таможню. Где-то полчаса проверяли, нет ли у меня долгов, кредитов и так далее. Пришел старший смены, я представился ему на камеру, после чего он под запись заявил, что мне разрешен «однократный выезд из Российской Федерации» и что дальнейшее мое возвращение «нежелательно».

Олег Софяник
Олег Софяник

– На основании чего?

Если я вернусь, меня арестуют или посадят – найдут за что
Олег Софяник

Софяник: Никакие документы они мне не предоставили. Спросили, понятно ли мне все – я ответил утвердительно. Я не стал узнавать. Пожелали счастливого пути и пропустили. Видимо, если я вернусь, меня арестуют или посадят – найдут за что. Так что особого желания возвращаться у меня нет. Вдобавок я сам в конце апреля подавал заявление, чтобы мне аннулировали российский паспорт на основании того, что его выдача была незаконной. Я взял этот документ в 2015 году, когда у меня умерла мать и надо было решать вопросы с квартирой – без него ничего не получилось бы.

– Помогал ли вам кто-то со стороны украинских властей?

Софяник: Я очень благодарен постоянному представителю президента Украины Антону Кориневичу, который все время был на связи со мной в Севастополе. Когда я пересекал [административную] границу, он звонил мне три или четыре раза. Украинские пограничники пропустили меня за несколько минут, а потом машина представительства забрала меня и отвезла в отель в Херсоне.

– Насколько нам известно, Пограничное управление ФСБ России в аннексированном Крыму пока не комментировало информацию о том, что введены какие-то ограничения на въезд в отношении Олега Софяника. Сергей, есть ли какой-то способ узнать об этом подробнее?

Заец: Можно обратиться с запросом в российские органы по электронной почте. Вопрос в другом: поскольку у Олега Алексеевича есть российский паспорт, то отказать во въезде на территорию, контролируемую Россией, они не смогут. Формальных оснований для этого нет. Поэтому вероятность существования какого-либо ограничения на въезд невысокая… Но я вижу, что в данном случае есть достаточно много нарушений европейской Конвенции о защите прав человека со стороны российских властей, что может послужить основанием для обращения в Европейский суд по правам человека.

– Каких именно нарушений?

Заец: Во-первых, вопрос навязанного гражданства. Как объяснил Олег Алексеевич, он был вынужден получить российский паспорт, и это правда: начиная с 2015 года, находиться на оккупированной территории без российских документов крымчанам становилось все труднее. Без них нельзя получить доступ к банковским, к почтовым услугам, нельзя официально работать и так далее. Во-вторых, я усматриваю тут нарушение права на свободу передвижения. Оно гарантировано каждому в пределах официальных границ государства. В данном случае российские власти ограничили свободу передвижения Олега Алексеевича по Украине, то есть не давали ему выехать с пусть даже оккупированной территории страны. Но третье, более серьезное нарушение – принуждение граждан Украины покидать оккупированную территорию. Для них создают такие условия – внушают страх, нарушают права человека – чтобы они стали внутренне перемещенными лицами. Это явление носит массовый характер, и на этот счет однозначно стоит обращаться в ЕСПЧ.

Сергей Заец
Сергей Заец

– Спасибо. Олег, собираетесь ли вы выяснять, существует ли для вас официальный запрет на въезд в Крым? И с чем именно связываете давление со стороны силовиков?

В Крыму очень низкая протестная активность населения, так что силовикам особенно некем заниматься. С этим я и связываю повышенное внимание к себе
Олег Софяник

Софяник: Особого желания выяснять нет, потому что и возвращаться мне не очень хочется. С самого начала я не признавал оккупацию Крыма Россией и активно высказывался на этот счет. Сотрудничал с крымскотатарскими организациями, совершал заплывы в их поддержку, публиковал в интернете материалы об истории правозащитного движения. Видимо, я стал неудобен россиянам по этим причинам. В Крыму очень низкая протестная активность населения, так что силовикам особенно некем заниматься. С этим я и связываю повышенное внимание к себе.

– Будете ли подавать жалобу в Европейский суд по правам человека?

Софяник: Да, обратиться можно, если мне помогут юристы и международные организации. С Россией нужно бороться и наказывать ее на правовом, судебном уровнях… Скорее всего, как сказал Сергей Заец, целью российских силовиков было выдавить меня с полуострова, чтобы я уехал сам. Если бы хотели посадить – уже посадили бы. У меня полное дежавю, как будто мы перенеслись в прошлое, в Советский Союз – только путинская Россия гораздо хуже. В ней человек полностью бесправен, это феодально-крепостническое государство.

– Вы говорите, что протестная активность низкая, но, по вашим наблюдениям, каковы настроения людей в Севастополе?

Софяник: После этого карантина, после краха экономики даже там усилились протестные настроения и неприязнь к путинскому режиму. Люди видят, что им скармливают пропаганду, что власть издевается над народом. На самом деле в Севастополе меня поддерживало очень много людей. Уже не было дискомфорта, который я испытывал в 2014-2015 годах из-за подъема «ватного» самосознания. Сейчас такого нет. Многие люди потеряли работу в связи с карантином, началось массовое обнищание, а государство абсолютно не помогает. Масса людей буквально голодает.

– В российском правительстве Севастополя утверждают, что оказывают поддержку нуждающимся горожанам. У вас есть примеры обратного из личного круга общения?

Софяник: Это ложная информация, никакой поддержки они не оказывают. Например, объявили, что родители с маленькими детьми могут получить выплату в три тысячи рублей, и когда люди стали обращаться, сайт государственных услуг рухнул. Многие технически не смогли подать заявку. Севастопольцы это видят и разочаровываются.

– Почему вы решили выехать именно сейчас?

Я уже не видел в Крыму никаких перспектив для себя – только арест и посадка
Олег Софяник

Софяник: Было уже очень тяжело находиться там, невыносимо. Постоянно следят за тобой, ездят за тобой на машинах, не скрываясь. Опрашивают твоих друзей и знакомых, вызывают на беседы. Я уже не видел там никаких перспектив для себя – только арест и посадка. Я не боюсь тюрьмы, не боюсь смерти, но в этой удушающей обстановке находиться было уже очень тяжело. Не осталось никакого смысла оставаться в оккупации.

– Что собираетесь делать дальше?

Софяник: Нужно начать тренировки, перетащить сюда семью. Здесь есть Днепр, есть озера – конечно, это не море, но тем не менее. Буду делать заплывы и какие-то акции за деоккупацию Крыма.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG