Доступность ссылки

«Ослабление России – главное везение для нас»: Александр Пасхавер об украинских экономических перспективах


Какие успехи у украинской экономики за последние 5 лет? Как на этом фоне выглядит экономика аннексированного Крыма? И следует ли ждать, что Украина наконец станет успешной страной? Эти и другие темы в студии Радио Крым.Реалии в ток-шоу «Крымский вечер» ведущий Александр Янковский обсуждает вместе с украинским экономистом, президентом украинского Центра экономического развития Александром Пасхавером.

– Много ли зависит в украинской экономике от имени президента?

– Немного. Украина развивается таким образом, что темпы роста маленькие, а темпы падения очень большие. Это не сильная экономически страна, не очень хорошо организованная. Уже несколько лет у нас устойчивый рост порядка 3% – это уже хорошо, но мы до сих пор развиваемся медленнее среднемирового уровня и с каждым годом от него отстаем. И все-таки в ощущениях людей есть большая разница между падением и самым маленьким ростом.

– Но чем тогда недовольны многие украинцы?

Украинцы недовольны очень медленным ростом на фоне довольно высокого падения за последние десятилетия

– Тем, что очень медленный рост на фоне довольно высокого падения за последние десятилетия. Во-вторых, украинцы исторически всегда настроены на негативную оценку власти. Это сочетание говорит о том, что они выбирают по принципу «лишь бы не этот».

– Есть ли предпосылки, чтобы спустя 5 лет Владимир Зеленский запомнился как президент, при котором жили хорошо?

– Люди далеко не только по экономике оценивают человека. Позитивно влияет то, растет она или падает, а уж проценты никто не учитывает. Страна либо движется к реальной независимости, либо остается в старых отношениях с бывшей метрополией. Для меня это имеет не меньшую роль, чем рост экономики. Процесс формирования государства Украина продолжается, в этом процессе оно или что-то приобретает, или что-то теряет.

– Ранее украинские СМИ писали, что в стране уже серийно не производят самолеты, даже на предприятии «Антонов». Это плохо?

Мы продаем в Евросоюз во много раз больше, чем в Россию, то есть сумели адаптироваться. Тем не менее мы не восстановили производство до уровня 1990 года

– Рядовой слушатель воспримет это как некий позор для Украины, то есть сложные отрасли умирают. С другой стороны, у нас есть информация о том, что страна потеряла значительную часть своей индустрии, и это рассматривается как катастрофа, в которой обвиняют руководство. Но я напомню, что значительная часть промышленности Украины обслуживала военно-промышленный комплекс Советского Союза. То, что это оказалось ненужным, – объективный процесс. Я считаю, что торжество Украины в том, чтобы, потеряв такую мощную часть своего производства, создать альтернативу. Помните, когда мы раньше ругались с Россией, нам говорили: «Кому вы нужны? В Европе вас покупать не будут». Оказалось, очень даже покупают, мы продаем в Евросоюз во много раз больше, чем в Россию, то есть сумели адаптироваться. Тем не менее есть очень большой недостаток: мы не восстановили производство до уровня 1990 года. По статистике мы производим две трети от него, а это хуже всех в Европе.

Александр Пасхавер
Александр Пасхавер

– Крымские чиновники, подконтрольные Москве, очень часто говорят, что на полуострове много иностранных инвестиций. Что в Крыму есть такого интересного, чтобы какая-то компания, игнорируя санкции, начать бизнес там?

Сейчас я могу сказать, что Россия не имеет выгоды от Крыма – только затраты. Она исторически опоздала

– Это возможно, если компания не зависит от США. Но проблема не в этом. Давайте зададим вопрос: а зачем России Крым? Если говорить не о военных интересах, а об экономических. Почему сейчас нелепы завоевания территорий? Раньше империи завоевывали территории с населением, но сейчас это перестало быть эффективным. Страны, которые продолжают это делать, глубоко ошибаются себе во вред. Раньше ресурсы использовались, люди эксплуатировались, что и создавало выгоду. Сейчас я могу сказать, что Россия не имеет выгоды от Крыма – только затраты. Она исторически опоздала. Держава с деньгами и силой действует колониально в финансовом измерении, а не в военном. Если бы Россия не воевала с Украиной, а поздравила бы ее с новым правительством, пообещала бы помочь, вложила бы капитал и вела бы себя как обычная имперская страна, то для меня это была бы катастрофа. Украина стала бы финансовой колонией России.

– То, что сейчас из Украины по крайней мере два миллиона людей ездит на заработки, – это потеря или приобретение для страны

Если экономика страны будет эффективной, мы будем отбиваться от желающих приехать

– Это ни то и ни другое. Это сущность, мы должны учитывать этот процесс. У нас очень много людей в стране, которым кажется, что этим можно управлять административно, например, запретить выезд. Ничего более нелепого нельзя придумать! Это фундаментальное нарушение прав человека. Кроме того, тем, кто остался, начинают больше платить. Не все вернутся, но в этом нет такой катастрофы. Если экономика страны будет эффективной, мы будем отбиваться от желающих приехать.

– Есть страны вокруг Украины: Польша, Словакия, Венгрия – которые сумели восстановиться, а Украина не сумела. Почему так?

– Это очень важный вопрос! Когда вы его формулируете, вы подспудно говорите: «Что за неудачница Украина? Вот те сумели, а мы нет». А потому что мы не они, мы разнокачественные страны. Это не значит, что они хорошо себя вели, а мы плохо. Они сохранили европейский менталитет, они недолго были в соцлагере. Это совершенно другой тип отношений людей, формирования экономических проектов, управления страной. Поэтому сравнивать, как мы восстанавливались и как они – совершенно бессмысленное задание. Это все равно что сравнивать мужчину с женщиной. Украинский народ не европейский, хотя сейчас ему очень повезло исторически.

– В каком смысле повезло?

– Ослабление России – это главное везение для Украины. Никогда бы она не добилась независимости, если бы Россия не ослабела. У нас был единственный путь – объединение с европейцами. Причем не с Европейским союзом – это очень важно. Я всегда говорю, что мы хотим не в Европейский союз, мы хотим в Европу ценностей. Организационные формы не так важны… Последние 3-4 года как раз хорошие, Украина как раз вышла на какой-то стабильный уровень. И я думаю, что мы его уже завоевали и можем его поддерживать, но не будем расти быстро. Трудно ожидать, что сейчас придет какой-то большой реформатор и мы начнем расти по 7% в год. Я могу предсказать, что мы будем медленно наращивать темп роста.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG