Доступность ссылки

Сплоченный народ не победит ни одна репрессивная машина – крымскотатарский активист


Исмаил Рамазанов

Крымскотатарский активист Исмаил Рамазанов на собственном опыте столкнулся с репрессиями в Крыму. Год назад российские силовики провели обыск в его доме, а через сутки ему выдвинули обвинения в экстремизме и хранении патронов. Через полгода Рамазанова отпустили из СИЗО под домашний арест, защите удалось добиться снятия обвинений в хранении боеприпасов, а позже – прекращения дела по экстремизму.

О том, что ему помогло выстоять, о ситуации с гражданским обществом на полуострове, отношении к крымскотатарскому народу и общей ситуации в Крыму Исмаил Рамазанов рассказал в интервью Крым.Реалии.

– Что было самым страшным в вашей истории?

Они угрожали мне расправой над моими близкими. Это было самым страшным
Исмаил Рамазанов

– Самое страшное было в том, что они угрожали мне расправой над моими близкими. Это было самым страшным, потому что за себя я не боялся.

– Что помогало выстоять?

– Выстоять, в первую очередь, помогала моя религия – Ислам, вера во Всевышнего, вера в защиту Аллаха. И, конечно же, все политузники в том месте, где содержали меня – СИЗО Симферополя, старались поддержать друг друга, хотя бы морально. Перекрикивались через окна теплыми словами, словами поддержки, старались, чтобы морально никто не падал духом. Это очень сильно помогало, очень. И такие люди, как Узеир Абдуллаев, с которым я первый месяц просидел, потом Эрнес Аметов, Рустем Абильтаров, с которыми я сидел, они мне делали такие наставления, от которых мне действительно было легче. Они сейчас находятся до сих пор в условиях неволи.

– Растет ли в Крыму потенциал независимых активистов, стримеров, блогеров, общественников?

– В Крыму, возможно, и растет этот потенциал, но это не афишируется. Независимость активистов преследуется. Каждый гражданин, я считаю, каждый кырымлы, украинец – в душе активист, я считаю. Потому что если он увидит несправедливость, то он об этом будет говорить, заснимет по возможности это и распространит.

Исмаил Рамазанов
Исмаил Рамазанов

– Способны ли, на ваш взгляд, последние российские законы о наказании за неуважение к власти запугать крымских активистов, заставить их снизить свою активность?

Эти законы, конечно же, делаются для усиления репрессий
Исмаил Рамазанов

– По поводу этих законов, то с подобным мы сталкиваемся уже пять лет. До этого мне вообще было неинтересно, что происходит в России, что там творится, но сейчас, увы, мы столкнулись с этим в нашей ежедневной жизни. Эти законы, конечно же, делаются для усиления репрессий. Но, опять же, думаю, больше для того, чтобы морально подавить активистов, заставить бояться.

Говорить, кто в этом виноват, я не возьмусь, так как россияне могут этому противостоять, но, как мы видим, в своем большинстве просто этого не хотят. А те, кто хочет – боятся репрессий, боятся за своих близких.

– Ожидаете ли рост репрессий в Крыму после ввода в действие российского закона о неуважении к власти?

В Крыму невинного человека можно закатать, посадить, забить
Исмаил Рамазанов

– Вполне возможно, что в Крыму после принятия этих законов усилятся репрессии. Но, как показывает история, и без этих законов в Крыму невинного человека можно закатать, посадить, забить, если не до смерти, то до сильного испуга.

– Какие общественные объединения в Крыму считаете наиболее действенными?

– Из общественных объединений в Крыму могу выделить «Крымскую солидарность», которая довольно активно выступает, афиширует любые мероприятия, связанные с судилищами, другие вещи. Большую помощь и пользу семьям политузников оказывает объединение «Наши дети». В прошлом году начало действовать объединение «Родительская инициатива», занимающееся в основном проблемами в образовании, в том числе правами крымских татар на обучение на родном языке. Наблюдаю за развитием общественного движения «Свободный Крым», интересно, что в данном движении есть и крымские татары, и украинцы, и русские.

Касательно других, то каждый человек индивидуален, каждый может сделать общественно полезные вещи, потому что общественные объединения в Крыму могут быть приравнены к экстремистски настроенным, а их активисты – привлекаться силовиками.

– Сохраняется ли в Крыму преемственность поколений в крымскотатарском национальном движении?

– К большому сожалению, вынужден сказать неприятную вещь: по моим наблюдениям, молодежь не стремится участвовать в подобных мероприятиях, лишь немногие готовы продолжать дело отцов. А наших аксакалов, ветеранов движения с каждым годом все меньше.

Есть, конечно же, активные молодые парни, девушки, замечательные ребята. Каждый из них – герой! Каждый делает полезные вещи для своего народа, для своей культуры. А насколько это масштабно? Может быть, завтра сознание проснется по тем или иным причинам, и молодежь массово вольется в крымскотатарское национальное движение.

Только так, видя нашу сплоченность, отступят те, кто читает себя нашими врагами
Исмаил Рамазанов

Это самая большая моя мечта – чтобы таких ребят становилось намного больше, чтобы не оставались в стороне, чтоб, если пришли к соседу незваные «гости», все соседи вышли в поддержку. Только так, видя нашу сплоченность, отступят те, кто читает себя нашими врагами. Сплоченный народ не победит ни одна репрессивная машина. Сплоченный народ не запугать.

– Как российская пропаганда влияет на крымскотатарский народ?

– Есть такая поговорка: «Насильно мил не будешь». Так и в нашем случае. В нашем народе есть практика узнавать историю из уст старшего поколения, среди которых еще есть те, кто пережили сталинские репрессии. Поэтому наше сознание уже ничто и никакая пропаганда не поменяют.

Потому применяют эту практику на детей, которыми можно манипулировать в силу их возраста в школьное время. Как, например, это хотели сделать через учебник «История Крыма», где коренной народ Крыма представлен как предатель. Это сделано специально, чтобы зацепить и обидеть. Но это побудило к действию наших активистов.

По поводу подобных провокаций, как с этим учебником, и всего остального, то за прошедшие пять лет с так называемой «крымской весны» их было уже очень много. И каждая такая провокация нацелена на то, чтобы спровоцировать коренное население Крыма или нелояльное к ним население Крыма.

Одно из первых – это запрет деятельности Меджлиса крымскотатарского народа. Это был очень сильный удар по нам, так как деятельность Меджлиса направлена на сохранение идентичности крымскотатарского народа, его культуры, самобытности и всего важного для любого народа.

Вслед за Меджлисом было закрытие единственного крымскотатарского телеканала ATR на территории Крыма. Благодаря Украине мы все равно можем смотреть этот замечательный канал через спутники. Не только ATR, это и абсолютно детский канал «Леле», который они тоже закрыли на территории Крыма.

А дальше у нас пошли мелкие провокации, как, например, памятник российской императрице Екатерине на улице Ленина в Симферополе, где крымские татары стоят на коленях перед ней. Особо стоит отметить вандализм в отношении Ханского дворца. И таких фактов вандализма к крымскотатарскому и украинскому немало сделано и делается в Крыму.

– Какие еще нарушения прав человека, по вашему мнению, наблюдаются в Крыму?

– Также в Крыму за прошедшие пять лет стала использоваться практика преследования за религиозные взгляды. В частности, людей, исповедующих Ислам, могут обвинить в терроризме, дать им сумасшедшие сроки просто за то, что они читают Коран. В результате уже более ста детей остались без кормильцев.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG