Доступность ссылки

«Позвонили и сказали валить»: истории крымчан-переселенцев


После аннексии Крыма Россией в 2014 году многие крымчане покинули полуостров и переехали на материковую Украину. Некоторые сделали это по идеологическим соображениям, а другие спасались от преследований со стороны российских властей полуострова.

По данным Министерства социальной политики Украины, по состоянию на февраль 2019 года с временно оккупированных территорий Донбасса и Крыма переехало около 1 миллиона 400 тысяч человек. Речь идет о тех, кто зарегистрировался как переселенец. По разным оценкам, среди них от нескольких десятков тысяч до более чем сотни тысяч крымчан.

Владелец сети заведений крымскотатарской кухни «Софра» Асан Буджуров переехал в Киев из Симферополя в 2014 году из соображений безопасности.

Обстоятельства давили, когда приходили домой службы, был страх за свою жизнь и вообще за будущее. Пришлось вот выехать
Асан Буджуров

– Кроме обучения в университете, я занимался общественной деятельностью. У нас была инициативная группа крымскотатарской молодежи, мы заняли активную позицию в вопросе евроинтеграции, поддержки Украины. Во время начала оккупации мы помогали чем могли воинским частям, организовывали патрули в местах компактного проживания крымских татар. Обстоятельства давили, когда приходили домой службы, был страх за свою жизнь и вообще за будущее. Пришлось вот выехать. Я защитил диплом в Киевском институте строительства и архитектуры и искал работу по специальности, ведь в Крыму я был практикующим архитектором. Но ввиду кризиса все было настолько заморожено, что работать и снимать какое-то жилье было невозможно. К тому же я искал здесь свою национальную кухню и не нашел то, что ел в Крыму. То, что называлось чебуреками, не было чебуреками.

Асан Буджуров
Асан Буджуров

Асан Буджуров вспоминает, что ему хотелось показать киевлянам настоящую крымскотатарскую кухню. Сначала ему удалось открыть небольшой павильон, а затем и полноценный ресторан, однако вынужденный переселенец признается, что в Киеве ему все равно не хватает родины.

– Я хочу иметь возможность ездить в Крым. В связи со всеми этими обстоятельствами у меня такой возможности нет, но я хочу ездить в Крым именно в составе Украины.

Участник Антитеррористической операции, бывший главный специалист отдела курортов и туризма Евпаторийского горсовета Сергей Викарчук не выдержал новой атмосферы в Крыму после аннексии.

Я просто не смог смириться с русской идеей оккупации Крыма
Сергей Викарчук

– Я очень много вложил своих трудов за 7 лет, много было реализовано успешных туристических проектов, но я просто не смог смириться с русской идеей оккупации Крыма. При всей поликультурности полуострова доминирование одного народа неприемлемо. Мне стало ненавистно жить в обществе, где к нам, украинцам, относятся как к второсортному существу. Когда я создавал маршрут «Малый Иерусалим», идея как раз заключалась в том, чтобы на одном маршруте собрать максимум исторических и культурных традиций народов Крыма. После переезда я искал всякую возможность легально попасть на войну. С четвертой волной мобилизации я попал под Мариуполь. Я хотел увидеть процессы изнутри и увидел, что война настоящая, украинцев по-настоящему убивают. Лично в моем батальоне было пять крымчан: из Ялты, Красноперекопска, Перевального, Бахчисарая.

Сергей Викарчук
Сергей Викарчук

Сергей Викарчук сетует, что несмотря на то, что он рассылал резюме во все регионы Украины, его навыки и опыт оказались на тот момент ненужными.

– Когда мы переехали в сентябре 2014 года, было очень сложно найти жилье, и мы уже думали, что придется возвращаться, как вдруг в мой день рождения один крымчанин подсказал, к кому обратиться и где можно найти работу. Таким образом завязалось, и я остался здесь, на материке. Сейчас я фрилансер и пытаюсь на начальном этапе открывать свое турагентство.

Бизнесмен и волонтер и Севастополя, руководитель проекта «Крымский квартал» Михаил Джамаль смог перенести частичку родины в Киевскую область.

Когда позвонили и сказали валить, я быстро свалил
Михаил Джамаль

– В первую очередь скорость моего переезда была связана с помощью украинским военным. Не сам переезд, потому что понятно было, что если произойдет аннексия, то придется уезжать. Но когда позвонили и сказали валить, я быстро свалил, а позвонили именно потому, что я помогал военной части в Бельбеке и сильно пошумел. В Севастополе у меня уже совсем нет никакого бизнеса, а в Киевской области мы с братом купили землю сначала себе, потом уже начали развивать проект «Крымский квартал». Сейчас из 30 домов 20 построено, владельцев уже 25 человек – частично крымчане, частично нет, есть из Донецка там парень. В принципе, неплохо получилось. Природы крымской не хватает, моря, гор, родных видов, бабушки с дедушкой. Они остались там.

Михаил Джамаль отмечает, что в Севастополе было непросто оставаться патриотом Украины на фоне симпатий горожан к России.

– В Севастополе, конечно, достаточно большое количество российских военных, предприятий или небольших бизнесов, которые зарабатывали на обеспечении нужд российского флота, и город наблюдал заграничные зарплаты военных. Кроме того, там открывали «Дом Москвы», строили дома для военных и так далее. В общем-то, здесь наша серьезная недоработка, что Украина этому никак не противодействовала, а при Януковиче даже поддерживала всеми силами. Я бы не стал говорить, что в Севастополе мало проукраинских активистов, но много аморфного общества, как и везде. Сегодня у них кепочка, завтра шапочка. Но количество тех, кто отстаивал проукраинскую точку зрения, оказалось меньше количества тех, кто отстаивал пророссийскую, и гораздо меньше тех, кого еще привезли утвердить пророссийскую точку зрения.

Переселенка из Крыма, участница мероприятий «Украинского культурного центра» в Крыму Ольга Павленко оставалась на полуострове до 2018 года и ощутила серьезное давление со стороны российских силовиков.

Люди просто молчат, прячут любовь к Украине в своем сердце, берегут ее и тихо общаются друг с другом
Ольга Павленко

– Решение про переезд было принято еще в 2014 году, просто были определенные сложности с этим. Конечно, в итоге его ускорили тем, что провели у меня обыск, то есть от угроз перешли к действиям. Мне сказали, что если я хочу остаться на воле, а не там, где мои друзья, давайте забирайте вещи и езжайте прочь: «Это наша земля, она не для вас». Давление я ощущала каждый день – эти взгляды, эти заявления от ФСБ в Центр «Э» от соседей, родственников, бывших друзей. Я сейчас могу про это рассказывать более-менее спокойно, но как это переживалось… Этого не может почувствовать человек, который через это не проходил. Кто-то выехал, кто-то остался в Крыму, потому что нет возможности выехать. Люди просто молчат, прячут любовь к Украине в своем сердце, берегут ее и тихо общаются друг с другом. Чтобы хоть какой-то вдох свободы был, выезжают на материк.

Ольга Павленко
Ольга Павленко

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG