Доступность ссылки

Историческая память о каменоломнях Керчи в годы войны


Памятный мемориал на месте старокарантинских каменоломен в Керчи, январь 2020 года

Каменоломни поселка Старый Карантин (ныне часть Керчи) были объектом добычи ракушечника еще с царских времен. За годы эксплуатации их глубина в несколько уровней составила десятки метров, а протяженность выросла до 40 км. Во время войн и революций старокарантинские каменоломни неоднократно становились прибежищем для партизан.

Вход в старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года
Вход в старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года

По свидетельствам историков, в 1919 году в этих каменоломнях красные занимались подпольной работой в период борьбы с белыми. Осенью 1941 года, перед захватом нацистами Керченского полуострова, в каменоломнях был организован партизанский отряд.

Табличка на памятном мемориале у входа в старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года
Табличка на памятном мемориале у входа в старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года

Партизанский отряд действовал по январь 1942 года, пока советские войска в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции не отбили полуостров у Вермахта и румынских войск. После второй оккупации Керчи в мае 1942 года партизаны появились в старокарантинских каменоломнях лишь в октябре 1943 года и продержались там около полугода. В начале апреля 1944 года партизан уничтожили румынские войска, части подпольщиков удалось пробиться в Старокрымские леса.

Володя Дубинин
Володя Дубинин

В историческом мифе советских времен старокарантинские каменоломни связаны в первую (и единственную) очередь с именем 14-летнего Володи Дубинина – пионера, члена партизанского отряда во время первой оккупации Керчи, погибшего, как следует из официальной биографии, при разминировании каменоломен в начале января 1942 года.

После войны, в основном в шестидесятые годы, советская пропаганда создала из трагической судьбы мальчика настоящий культ героя – в честь него устанавливали памятники, писали книги и снимали фильмы. Именем Володи Дубинина называли улицы и парки, школы и лагеря. Есть улица Володи Дубинина и в Керчи, она ведет к парку, где установлен памятник погибшему керченскому подростку.

Партизанам Старого Карантина приписывали невероятные подвиги в борьбе с Вермахтом. Общепринятые в коммунистические времена факты столь активной деятельности партизанских отрядов, якобы уничтоживших сотни солдат и офицеров Вермахта и не дававших спокойствия всей группировке войск на Керченском полуострове, учитывая реалии жизни в каменоломнях, на сегодняшний день поддаются сомнению. И не только из-за отсутствия документального подтверждения.

В действительности ситуация в партизанском отряде обстояла несколько иначе, нежели в задавшем направленность для советской пафосно-героической версии памяти романе Льва Кассиля «Улица младшего сына», посвященном Володе Дубинину и описывающему жизнь и быт партизан. Как вспоминал Жорж Александрович Емелин, который еще ребенком находился с партизанами в старокарантинских каменоломнях, «не хватало воды только… Потому что не было такого опыта, по-видимому… [После ранения в голову – авт.] мыли голову мне не водой… а вот этими соками, который в огурцах… рассол. Девочки, женщины… медсестрами в отряде были… у нас не было ни медикаментов, ничего… Контактов у нас с населением не было, потому что среди него предателей было много…».

Старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года
Старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года

Со временем стали проявляться неизбежные трудности жизнедеятельности под землей

По воспоминаниям участников тех событий, сколько-нибудь продолжительная жизнь в каменоломнях является тяжелейшим испытанием для человека. Существование в замкнутом пространстве, во тьме, перманентно освещаемой свечами, фонариками и жженным телефонным кабелем, не может не сказываться на психическом состоянии человека. Несмотря на предварительную подготовку к деятельности партизанского отряда, со временем стали проявляться неизбежные трудности жизнедеятельности под землей. Так, для добычи воды приходилось на большой глубине, фактически в камне, вырывать колодцы. Солдаты Вермахта об этом знали и регулярно пытались помешать, скидывая взрывчатку в штольни и проводя подрывы на поверхности для вызова обрушений пещер.

Старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года
Старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года
Одним из главных способов добычи влаги в каменоломнях стали грунтовые воды, которые просачивались из камня

При попытках выбраться наружу за водой отряд нес потери. В итоге одним из главных способов добычи влаги в каменоломнях стали грунтовые воды, которые просачивались из камня. Люди находили места капели, подставляя под них различные емкости. Из-за регулярных попыток нацистов затопить каменоломни, на скорую руку приходилось возводить импровизированные плотины из валявшегося вокруг камня; для спасения от отравляющих газов – выкапывать в полу небольшие выбоины для воздуха, пережидая с их помощью газовые атаки противника. По воспоминаниям очевидцев, трупы погибших людей из-за свойств местного грунта фосфорировали, издавая во тьме перманентное холодное сияние.

Когда заканчивалось продовольствие, приходилось есть все, что могло сослужить пищей: крыс, кожаные ремни, табак

Трагические реальности каменоломен могут дополнить следующие примеры. Согласно записям дневника одного из фактических узников Аджимушкайских каменоломен, расположенных в районе Керчи, младшего лейтенанта Александра Трофименко (Сарикова), солдаты Вермахта «начали давить людей газами. Полны катакомбы отравляющим дымом… Бедные дети кричали и звали на помощь своих матерей. Но, увы, они лежали мертвыми на земле с разорванными на груди рубахами. Кровь лилась изо рта… Чуть ли не на каждом квадратном метре можно увидеть один-два трупа. На боку, на спине, с открытыми ртами, окровавленными и ужасно распухшими лицами, выпученными глазами лежали бойцы, командиры, политработники. Рядом с ними – дети, женщины, мужчины из гражданского населения…».

Как вспоминал один из выживших узников каменоломен, Михаил Радченко, когда заканчивалось продовольствие, приходилось есть все, что могло сослужить пищей: крыс, обитающих в каменоломнях, скудную траву с поверхности, кожаные ремни, табак.

В целом же трагедия каменоломен Старого Карантина, где в годы Второй мировой войны скрывались, сражались и умирали сотни советских граждан, в том числе женщины и дети, оставалась и остается до сих пор абсолютно не отрефлексированной в массовом историческом сознании как Крыма, так и Украины с Россией. В советское время в районе бывшего базирования партизан открыли лишь несколько памятников и мемориальных табличек.

Табличка на памятном мемориале у входа в старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года
Табличка на памятном мемориале у входа в старокарантинские каменоломни, Керчь, январь 2020 года
Отсутствие памятников в местах массовой гибели людей в конечном итоге сыграло злую шутку с памятью о Старом Карантине

Отсутствие памятников в местах массовой гибели людей в конечном итоге сыграло злую шутку с памятью о Старом Карантине, в отличие от Аджимушкайских каменоломен, трагедию которых скрыть не удавалось даже в советские времена. После отступления советской армии на Таманский полуостров в мае 1942 года в катакомбы, спасаясь от войск Вермахта, по некоторым данным, спустилось до 15 тысяч человек – военные и гражданские. Львиная доля из них погибла ужасной смертью – от удушья газовых атак Вермахта, нехватки медикаментов, жажды, истощения. Поэтому после войны власть не могла полностью замять эту страницу истории.

Так, в шестидесятые годы в каменоломнях Аджимушкая был открыт музей, а на входе установлен монумент. Даже в советские времена это место памяти (в отличие, например, от мыса Херсонес, где в июне-июле 1942 года погибли или попали в плен десятки тысяч советских солдат), никогда не подвергалось полному забвению. Его гуманистическое осмысление началось тогда же, например, с выходом в 1986 года фильма «Сошедшие с небес», снятого по мотивам повести Алексея Каплера «Двое из двадцати миллионов».

После 1991 года, при независимой Украине, благодаря активизации работы поисковых миссий в каменоломнях, выходу множества документальных фильмов, память о трагедии Аджимушкая не забывалась, наоборот – с каждым годом приобретала все более гуманистические, общечеловеческие, внеполитические оттенки.

Вход в музейный комплекс на месте Аджимушкайских каменоломен, Керчь
Вход в музейный комплекс на месте Аджимушкайских каменоломен, Керчь

В противоположность Аджимушкаю, ныне историческая память о каменоломнях Старого Карантина представлена, в основном, советским нарративом о герое-пионере Володе Дубинине. В действительности Старокарантинские каменоломни, полностью заброшенные на сегодняшний день, до сих пор остаются объектом изучения не историков и поисковиков, а, в основном, спелеологов и спелестологов.

Учитывая современные тенденции в российском научном и общественном дискурсе, в ближайшее время надеяться на перемены в отношении к Старому Карантину как месту памяти (тем более находящемуся на уровнях «помнить, чтобы никогда не забыть» или «помнить, чтобы преодолеть») не приходится.

Кирилл Каштанов, украинский историк, кандидат исторических наук

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG