Доступность ссылки

Через 25 лет – все еще беженцы. Как живут вынужденные переселенцы из Чечни


Мирные жители в Грозном, апрель 1995 года

Из Чечни за время войн уехали десятки тысяч беженцев – не только этнических чеченцев, но и люди других национальностей, в том числе и русские. Государство до сих пор не решило проблемы вынужденных переселенцев.

В двадцатилетнюю годовщину начала второй войны в Чечне живущие в Петербурге беженцы решили обратиться в совет по правам человека при президенте России – они требуют обеспечить их жильем.

Чего добиваются вынужденные переселенцы из Чечни
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:58 0:00

Из Грозного в Петербург Людмила Арбузова приехала в 1994 году, во время первой чеченской, спасаясь от пуль и бомбежек.

"Меня вывозили ребята – кстати, чеченцы. Мы вместе работали, и они всегда говорили: "Надеюсь, вы не думаете, что это мы виноваты". Конечно, мы прекрасно понимали, что это – большая политика. А куда от нее денешься?!" – вспоминает она.

В Петербурге беженку ждала уже другая война – с чиновниками за жилье. Ее настольная книга – "Нарушение международных норм российского законодательства в отношении прав беженцев и вынужденных переселенцев".

"Вот, вместо того, чтобы читать какую-то литературу. Это все надо знать, чтобы бороться в судах с миграционной службой", – поясняет Арбузова.

Недавно миграционная служба вновь лишила пенсионерку статуса вынужденного переселенца, а вместе с ним – и права на комнату в коммунальной квартире. Место в коммуналке власти временно предоставили Арбузовой 25 лет назад.

"Это вот 13 метров, моя комната. У меня здесь все! У меня здесь кухня, кастрюли, спальня", – показывает беженка.

Формально Арбузова уже получила в 1997 году компенсацию от государства – чуть меньше $2000, поэтому ее могут выселить в любой момент. Выделенных денег даже в конце 90-х хватало лишь на четыре квадратных метра. Жилье такой маленькой площади найти не удалось.

В Грозном у ее семьи был четырехкомнатный дом, только вот продать его не получилось.

Грозный в феврале 2000 года
Грозный в феврале 2000 года
В одну дверь заходили покупатели, деньги давали, а в другую дверь заходили, их убивали просто
Людмила Арбузова

"Людей убивали, даже если кто-то и продавал. В одну дверь заходили покупатели, деньги давали, а в другую дверь заходили, их убивали просто", – говорит она.

В свои 74 года Людмила Арбузова все еще вынуждена работать. Она – консьержка в парадной одной из питерских многоэтажек. Она с гордостью показывает газетные вырезки из довоенной жизни: в Грозном женщина работала на заводе и несколько раз попадала на первую полосу как передовик производства.

Ее прежний мир рухнул, когда на улицах любимого города появились вооруженные люди, а сверху посыпались авиационные бомбы. Прятаться приходилось в подвале.

"Зачистка" в чеченском селе в Шатойском районе. 2000-й год
"Зачистка" в чеченском селе в Шатойском районе. 2000-й год

"Наш квартал был как бы у подножия горы. Огороды, сады у людей на горе были, дачи. И наверху была огневая точка бандитская. Естественно, самолеты засекали эту точку и бомбили это место. Ну и мы попадали под это дело", – рассказывает Арбузова.

Всего в Петербург из Чечни бежали более трех тысяч человек. Их рассказы похожи на историю Людмилы Арбузовой.

"Вот до сих пор 25 лет мы бьемся, мы ничего не можем добиться. Был ряд поручений. Когда был Медведев президентом, он Путину давал. А Путин давал Медведеву. А наша проблема до сих пор не решена", – говорит Валентина Блудкина, председатель общества вынужденных переселенцев из Чеченской республики.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG