Доступность ссылки

Из России: «Если не Путин, то кто?»


Акция в поддержку регистрации оппозиционных кандидатов в Москве, июль 2019 года

В сентябре в десятках регионов России пройдут местные выборы разных уровней: от дополнительных выборов в Госдуму до муниципальных. Независимые депутаты Москвы и Санкт-Петербурга анонсировали проект "Живая политика" для поддержки несистемных коллег.

Они надеются помочь независимым кандидатам со сбором средств на агитационные материалы, поиском волонтеров и наблюдателей на выборах, подсказать, как именно вести избирательную кампанию и в целом развивать местное самоуправление не только в двух столицах.

– Это основная национальная идея России должна быть – развитие малых родин разных людей, – считает московский муниципальный депутат Юлия Галямина, одна из организаторов проекта "Живая политика". – Сделать это можно не только деньгами из федерального бюджета. Важно, чтобы регионы сами научились зарабатывать, чтобы в них появились лидеры, которые будут продвигать эти местные города, поселки, местные сообщества, чтобы они представляли живущих там людей в органах власти. Эти местные лидеры – и есть ответ на вопрос "если не Путин, то кто?". Таких лидеров должно быть очень много. Есть люди, которые почувствовали в себе это лидерство, но они пока не получили достаточной поддержки от нас, от общества. И проект призван эту поддержку оказать. Мы хотим, чтобы кандидатам было легче расти, становиться большими политиками.

"Под постоянным прессингом"

На сайте "Живой политики" – кандидаты из 18 городов и поселений, представляющие думские КПРФ и "Справедливую Россию", партию "Яблоко", "Городские проекты" Варламова и Каца, поддерживаемый Михаилом Ходорковским проект "Объединенные демократы" и сеть штабов Алексея Навального.

Юлия Галямина во время протестной акции в Москве, 27 июля 2019 года
Юлия Галямина во время протестной акции в Москве, 27 июля 2019 года

– У нас Школа местного самоуправления проводит тренинги регулярно – раз в неделю, – рассказывает Юлия Галямина о планах по поддержке кандидатов. – Плюс будут индивидуальные консультации по стратегии, по тактике, по агитации. Мы будем призывать москвичей, которые родом из других городов, вернуться на 1–3 дня на свою малую родину и помочь найти там новых лидеров, сделать политику живой.

Многие независимые кандидаты – под постоянным прессингом, заявляет Юлия Галямина: им отказывают в регистрации местные избирательные комиссии либо пытаются оспорить участие в выборах уже в статусе официального кандидата. В ход идет административный и силовой ресурс.

Сама Галямина испытала на себе подобное давление: в 2019 году она шла кандидатом на выборы в Московскую городскую думу. Избирком не допустил ее до выборов, заявив о превышении лимита недействительных подписей в ее поддержку. В такой же ситуации оказались более 50 оппозиционных политиков, что вызвало в Москве волну протестов. Галямину трижды арестовывали за нарушения закона о митингах. В конце июля 2020 года стало известно уже об уголовном деле против депутата из-за "неоднократных нарушений порядка проведения митингов". На ее даче и в квартире прошли обыски. Сейчас политик под подпиской о невыезде, ее защита ожидает передачу материалов дела в суд в ближайшее время. В случае обвинительного приговора Галямина, преподаватель по профессии, не сможет работать по этой специальности, а также баллотироваться в Госдуму, что, по ее мнению, и стало причиной для уголовного дела.

"Начинается шепот в толпе"

Среди кандидатов, которых поддержали в проекте "Живая политика", – гражданская активистка из Нижнего Тагила Надежда Журавлева. В 2018 году, перед президентскими выборами, она с единомышленниками организовала движение "Тагил за перемены". По ее словам, в тот момент пришло ощущение: "Так дальше жить нельзя".

Надежда Журавлева
Надежда Журавлева

– Мы с вами вошли в период какого-то непонятного застоя, период, когда люди, долго сидящие у власти, уже не обращают внимания на народ, – считает Надежда Журавлева. – Группа лиц заняла верхушку и действует в своих интересах. Это самый главный посыл, почему образовалось наше движение. Мы ведем работу за внимание чиновников к социальным проблемам. Казалось бы, раз в городе два крупных промышленных предприятия, то мы должны тут все жить хорошо. Но уровень наших доходов, реальных доходов, которыми мы располагаем, и уровень нашего благополучия очень низкий.

Помимо социальных проблем – экология. Журавлева рассказывает, что в Нижнем Тагиле, и без того загазованном промышленном городе, планируют построить мусорный полигон и мусоросортировочный завод. Протесты жителей не были услышаны, рассказывает активистка. По ее словам, ради проектов, по нормам недопустимых в черте города, чиновники поменяли границы населенного пункта: теперь на бумаге и полигон, и завод – за городом. Как раз в округе, где на сентябрь намечены довыборы в городскую думу. Там Надежда Журавлева и зарегистрировалась кандидатом в местный парламент, чтобы уже на этом уровне бороться с незаконным, по мнению активистов, строительством. Выдвинулась от "Яблока", признается, что не состоит ни в одной партии, но выдвижение от нее позволяет миновать фильтр сбора подписей. Прошлогодний опыт московских коллег решила на себе не испытывать.

Проблемы возникли уже после регистрации. Один из пунктов депутатской программы Журавлевой – возврат прямых выборов мэра Нижнего Тагила. Их отменили, как и в Екатеринбурге, региональном центре. Сейчас активисты собирают подписи против отмены, а полиция регулярно приходит к сборщикам, обвиняя тех в нарушении закона о митингах. Хотя они официально зарегистрировали сбор как народную законодательную инициативу и даже успели собрать 40 процентов необходимых подписей:

– Мы просто собираем подписи, причем легально, нам разрешено это делать, и вот такие начались репрессии, – возмущается Надежда Журавлева. – Конечно, те, кто приходит подписываться, они же все это видят. И это вызывает еще большее негодование. Начинается этот шепот в толпе, когда уже вспоминают Фургала, то, что в Хабаровске происходит. Людей это подстегивает.

Палки в колеса кампании вставляются и с помощью административного ресурса. Местный избирком хоть и зарегистрировал Журавлеву кандидатом, но на днях забраковал агитационные билборды. В тексте, мол, некорректное сокращение Свердловской области. По словам активистки, в рекламное агентство звонили из мэрии, угрожая спилить билборды, если на них появится изображение Журавлевой. Сейчас она продолжает работу "в полях": обходит избирателей и рассказывает о своей программе:

– У меня четверо детей. Мне очень сложно их растить в тех реалиях, в которых я нахожусь: низкий доход, несправедливость систем и образования, и медицины, и социальных услуг. Та политика, которая сейчас ведется в России, та политика, которая ведется в моем городе, – она повернута к нам пятой точкой. И я понимаю, что достанется моим детям, если мы все будем молчать. Меня это не устраивает, – заявила Радио Свобода Надежда Журавлева.

Арест по WhatsApp

Зарегистрированный кандидат в депутаты Гульназ Равилова 8 августа вышла из спецприемника в Казани после второго подряд административного ареста. Местный Приволжский районный суд арестовал ее по WhatsApp на 5 суток по обвинению в повторном нарушении закона о митингах. Претензии у полиции возникли из-за того, что 15 мая Гульназ Равилова фотографировала пикетирующего у здания военкомата. После предыдущего ареста тремя неделями ранее у Равиловой нашли COVID-19. Большую часть времени она провела в камере в одиночестве, а после ареста ее отправили на самоизоляцию.

Кандидата задержали еще раз накануне окончания назначенного карантина: 3 августа в ее квартиру ворвались сотрудники Центра по противодействию экстремизму и судебные приставы, заявив, что у них постановление о принудительном приводе в суд. В нем, правда, Гульназ Равилова так и не оказалась: ее привезли в полицию, где судью она увидела на экране телефона дежурного сотрудника:

Гульназ Равилова
Гульназ Равилова

– Он держал телефон перед нами с адвокатом, и мы так общались с судьей, – вспоминает Гульназ Равилова. – Я заявляла, что я зарегистрированный кандидат, а в материалах дела не было разрешения прокурора на то, чтобы меня судить. Без него это незаконно. Но суд все-таки вынес решение.

Заседание в мессенджере шло почти 3 часа. Весь документооборот материалов дела, кроме приложенного диска с видео, участники процесса перекидывали друг другу фотографиями там же. "Равиловой Г.И. осуществлялась видеосъемка указанного публичного мероприятия и при этом Равилова Г.И. задавала вопросы Зиннатуллину Р.М. (участнику одиночного пикета. – Прим. РС), на которые он ей отвечал", – цитировал решение суда сайт Idel.Реалии.

Гульназ Равилова связывает такое внимание правоохранительных органов с желанием запугать и заставить молчать. "По мере приближения выборов напряжение росло, – рассказывает активистка. – Начались обыски. Я уже понимала, что скоро придут и ко мне, и была морально готова".

Гульназ Равилова еще не успела начать активную агитацию за свою кандидатуру: ее арестовали на следующий же день после официальной регистрации. Она баллотируется в депутаты поселка Осиново в пригороде Казани (там местные активисты выступают против строительства мусоросжигательного завода) от проекта "Объединенные демократы". В их казанском штабе трижды за последний месяц прошли обыски. Туда врывался спецназ якобы из-за сообщения о заложенной бомбе, срывались лекции из-за "подозрений в терроризме". Члены штаба жаловались на угрозы расправы со стороны представителей силовых ведомств.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG