Доступность ссылки

«Жалко всех ребят». Приговор по делу «Нового величия»


Сторонники подсудимых по делу "Нового величия" у здания Люблинского суда

Люблинский суд Москвы 6 августа приговорил на сроки от 4 лет условно до 7 лет колонии семерых подсудимых по делу “Нового величия”. Эти сроки практически повторяют то, что просил прокурор. Подсудимые признаны виновными в организации экстремистского сообщества. Никто из них вины не признал, пишет Радио Свобода.

Оглашение приговора по делу “Нового величия” назначено было на полдень. Судья Александр Маслов начал зачитывать приговор около часа дня, оглашение длилось больше четырех часов. Судья пришел к выводу, что семеро подсудимых виновны в создании экстремистского сообщества и назначил им следующие сроки:

Руслан Костыленков - 7 лет колонии

Петр Карамзин - 6,5 лет колонии

Вячеслав Крюков - 6 лет колонии

Дмитрий Полетаев - 6 лет условно

Максим Рощин - 6,5 лет условно

Мария Дубовик - 6 лет условно

Анна Павликова - 4 года условно

Радио Свобода вело трансляцию от здания суда.

Адвокат Петра Карамзина Александр Лупошко заявил, что защита будет обжаловать приговор, а сроки назначенные подсудимым, по сути, - лотерея:

Жалко всех ребят, потому что они не заслужили такого наказания

– Жалко всех ребят, потому что они не заслужили такого наказания. Мы всего могли ожидать, понятно, что мы просили оправдательный приговор, но непонятно, по каким критериям суд принял решение, кому условный срок, кому - реальный. Это получилось как лотерея. Девушки очень болезненно отреагировали, они очень расстроены. Мы будем обжаловать приговор, потому то он не соответствует ни нормам УПК, ни нормам международного права.

Политик Дмитрий Гудков считает, что если бы общественной поддержки вокруг дела "Нового величия" было бы больше, сроки были бы не такими суровыми:

Политик Дмитрий Гудков
Политик Дмитрий Гудков

– Чуда не произошло. Людоедское решение абсолютно. Подростки, которые ни в чем не виновны. Очень часто люди меня на встречах спрашивают или пишут мне в социальных сетях: "Дмитрий, ну, что же делать? Вот такой бардак происходит, такие репрессии". Так вот, сегодня мой ответ очень простой: а где вы были сегодня во время вот этого судилища? Где вы были? Либо вы пришли к зданию суда поддержать, либо сидели дома. Вот если вы сидели дома, то не надо задавать мне больше такие вопросы. Потому что совершенно очевидно, что власть принимает решения в зависимости от того, сколько людей готовы добиваться справедливости в том или ином судебном вопросе.

Было бы людей больше – были бы совершенно другие решения.

Сегодня было немало людей, но не несколько тысяч, их было намного меньше. Поэтому сроки не изменились, поэтому как силовики захотели – такое решение они и провели. Было бы людей больше – были бы совершенно другие решения. И надо четко понимать, что сегодняшнее судилище было над детьми. Люди, которые ведут себя хуже НКВД и Гестапо, сегодня судили невиновных детей. Это означает, что по сути сформировался новый тренд, когда уже готовы фабриковать такие уголовные дела против кого угодно, против любого меньшинства в нашей стране, против журналистов, которые имеют свое мнение, против представителей творческой интеллигенции, которые с властью не согласны, не знаю, против даже системной оппозиции, как вот Фургал, которая у нас имеет возможность где-то у кого-то выиграть. Теперь это будет таким новым трендом, новой реальностью, и нужно быть к этому готовым. Единственный способ изменить – это просто перестать сидеть дома на диване и чего-то ждать. Хотите перемен? Долго ждать перемен, если сидеть и ничего не делать, и просто ждать.

– Создается впечатление, что очень мало людей, которые вообще что-то знают об том деле. По вашему мнению, если бы об нем больше говорили, пусть не в федеральных СМИ, но, может быть, в интернете, больше бы людей пришли к зданию Люблинского суда?

– Об этом деле написали и оппозиционные политики, от Алексея Навального, Гудкова, Яшина, Галяминой до представителей партии "Яблоко" и многие другие, все наши муниципальные депутаты написали, и аудитория у нас не менее 5-10 миллионов человек. Этого достаточно, для того чтобы люди выходили и поддерживали фигурантов дела "Нового величия". Да, я понимаю, что сто процентов не узнают никогда, потому что многие на нас не подписаны, смотрят в основном федеральные каналы. Но даже из тех, кто знал, многие не пришли, и вот это вот как раз является проблемой. Поэтому нужно либо ходить и поддерживать, воплощать лозунг многих наших митингов "Один за всех и все за одного", либо просто сидеть и ждать своей очереди, - заключает Дмитрий Гудков.

К полудню у здания Люблинского суда собрались несколько десятков человек, пришедших поддержать подсудимых - среди них были политики Илья Яшин, Дмитрий Гудков, Николай Рыбаков, правозащитник Лев Пономарев, поэт Дмитрий Быков, участница группы Pussy Riot Мария Алехина и другие активисты. На ступеньках Люблинского суда молодой человек в форме сотрудника полиции устроил акцию под названием "Жертвоприношение" в поддержку подсудимых. Он произнес речь о политических репрессиях, а потом полоснул ножом по горлу манекена. Его задержали:

Одна из обвиняемых, Анна Павликова, которая находится под домашним арестом, приехала в суд с сумкой - на случай реального срока:

Накануне обвиняемые и осужденные по другим делам записали видеоролик в поддержку подсудимых “Нового величия”. В частности, в ролике участвовали участницы группы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина, обвиняемые по “московскому делу” Егор Жуков, Павел Устинов, Самариддин Раджабов, осужденный по делу „Седьмой студии“ Алексей Малобродский, художница Юлия Цветкова, которую обвиняют в распространении порнографии:

После приговора возмущаться будет поздно

Один из подсудимых, Вячеслав Крюков, за несколько дней до оглашения призвал всех неравнодушных поддержать их в день вынесения приговора: “Происходящее с нами – это катастрофа. Я прошу всех неравнодушных людей, всех независимых журналистов и издания, все политические силы не молчать об этом и не закрывать на это глаза. В такой ситуации только ваше мнение, объединение и солидарность смогут преодолеть этот произвол. Никто из нас не должен получить этих ужасных сроков. [...] После приговора возмущаться будет поздно.” - написал Крюков в обращении из следственного изолятора, его приводит “Новая газета”.

Вячеслав Крюков (слева) и Руслан Костыленков в суде, июль 2020 года
Вячеслав Крюков (слева) и Руслан Костыленков в суде, июль 2020 года

Почти за 10 месяцев до этого во время одного из судебных заседаний Вячеслав Крюков и еще один подсудимый Руслан Костыленков вскрыли себе вены в знак протеста против абсурдности обвинений и своего заключения. Обвиняемые жаловались на издевательства в суде и на пытки при задержании и на следствии. В конце июля Руслан Костыленков впервые публично рассказал о том, как за ним следили, а потом во время задержания в марте 2018 года избили и изнасиловали:

“Потом меня отвели на кухню и оставили с СОБРовцами — Прыщом и Анонимом. Они поставили меня в растяжку, Прыщ держал меня, а Аноним сначала отбил мне почки, а потом взял кухонный молоток из стали (для отбивки мяса) и засунул его ручку мне глубоко в анус. Через пару минут они ушли, и пришел Рыжий. Он сказал, что мы с ним должны записать видеопризнание,” - это фрагмент письма Костыленкова к знакомой, которое он после прений сторон разрешил прессе опубликовать.

Руслану Костыленкову, кстати, прокурор запросил самый суровый срок - 7,5 лет колонии общего режима. Для остальных участников дела обвинитель просил следующие наказания: Петру Карамзину - 6,5 лет колонии, Вячеславу Крюкову - 6 лет, Дмитрию Полетаеву - 6,5 лет условно, Максиму Рощину - 6,5 лет условно, Марии Дубовик - 6 лет условно, Анне Павликовой - 4 года условно.

Первые четверо с самого начала уголовного преследования, с марта 2018 года, находятся в следственном изоляторе. Рощин, Павликова и Дубовик - под домашним арестом, хотя изначально две девушки также находились в СИЗО. И только масштабная общественная кампания в их поддержку летом 2018 года и ухудшившееся состояние здоровья привели к тому, что их отпустили домой.

"Марш матерей" в поддержку Анны Павликовой и Марии Дубовик, август 2018 года
"Марш матерей" в поддержку Анны Павликовой и Марии Дубовик, август 2018 года

Месяцы в СИЗО для Анны Павликовой не прошли бесследно, она так до сих пор и не пришла в себя:

Она дома уже два года, но элементарно боится куда-то сходить

“За пять месяцев в СИЗО у нее очень сильно поменялась психика, и вообще все это очень тяжело, - рассказывала в эфире программы “Человек имеет право” мама Анны Павликовой Юлия Виноградова. - Постоянно: "Мама, можно?". Она дома уже два года, но элементарно боится куда-то сходить. Нужно было идти в ЗАГС менять паспорт, но она не может, говорит: "Я без тебя не пойду". Она боится остаться одна. Она же ходит без телефона. Когда она сломала ногу, хорошо, что просто люди с улицы вызвали "скорую" и позвонили мне. У нее такие глаза – она не понимает, куда идти, что делать”.

Семерых участников дела “Нового величия” обвиняют в организации экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ). По версии следствия, вскоре после несостоявшейся “революции Мальцева” 5 ноября 2017 года молодые люди стали общаться в Телеграм-чате и планировать государственный переворот. Они создали организацию “Новое величие” печатали агитационные листовки, ездили в Подмосковье тренироваться в стрельбе и изготовлении коктейлей Молотова, а на встречах в Макдональдсе обсуждали свои планы, считает следствие.

Защита же убеждена, что в Телеграм-чат был внедрён провокатор Руслан Д., который на самом деле является сотрудником правоохранительных органов (по данным защиты, он также фигурирует в деле под фамилией Константинов, а ещё известен под именем Раду (Родин) Зелинский). Именно он написал устав “Нового величия”, снимал помещения для встреч, постоянно по, словам подсудимых, вёл разговоры на политические темы и сам же написал заявление в полицию. Именно показания Руслана Д. и легли в основу обвинения. На одном из заседаний в Люблинском суде эксперт-лингвист Ирина Левонтина, анализируя переписку между Анной Павликовой и Русланом Д., пришла к выводу, что в его коммуникативных приёмах есть признаки манипуляции, которым девушка в итоге поддается - в феврале 2018 года, за месяц до арестов, Анна Павликова пыталась покинуть “Новое величие”, но именно уговоры Руслана Д. вынудили её остаться.

"Дело "Нового величия" – это показательная порка для молодых ребят: надо показать, что они поговорили о политике – и вот что получили" - говорила в эфире Радио Свобода Юлия Виноградова.

Анна Павликова и Мария Дубовик у здания суда
Анна Павликова и Мария Дубовик у здания суда

Люблинский суд начал рассматривать дело “Нового величия” больше года назад - в мае 2019. К прениям стороны подошли в марте 2020, однако сперва из-за болезни судьи, затем из-за пандемии коронавируса финал процесса откладывался. Прения состоялись с десятой попытки, в середине июля. За это время в деле сменился прокурор, который внес “косметические” изменения в обвинение и счел излишней квалификацию дела по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ - “Участие в экстремистском сообществе”, оставив только обвинение по ч. 1 ст. 282.1 УК РФ - “Организация экстремистского сообщества”.

Помимо семерых подсудимых в основном процессе по “Новому величию”, в деле есть ещё трое обвиняемых. Один из них Рустам Рустамов, который заключил сделку со следствием и дал признательные показания. В марте 2019 года он получил условное наказание за пособничество в экстремистской деятельности. Также на сделку со следствием пошел Павел Ребровский, которого осудили на 2,5 года колонии. Однако год назад, когда Ребровский давал показания на основном процессе “Нового величия”, он отказался от первоначальных признательных показаний, поскольку, по его словам, дал их под давлением следствия. Его дело отправили на новое рассмотрение. Десятый участник дела - Сергей Гаврилов, который находился под домашним арестом, а в октябре 2019 года сбежал на территорию Украины. В июне 2020 года власти Украины предоставили ему политическое убежище. В России Гаврилов заочно арестован.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG