Доступность ссылки

«С 1998 года ждем, когда рванет». Что происходит в российском Приангарье


Разлив нефтепродуктов в реке Ангара в Усолье-Сибирском

Президент России Владимир Путин заявил о необходимости срочно изолировать загрязнённую опасными химикатами территорию закрытого более 20 лет назад "Усольехимпрома" в Приангарье и выставить на промплощадке охрану из Росгвардии. Местные жители отмечают, что об опасном хранении отходов обанкротившегося предприятия было известно уже более 10 лет, а два года назад из-за этого даже пришлось ввести режим ЧС в границах всего города Усолье-Сибирское. Поэтому внезапному обещанию профинансировать очистку промплощадки люди рады, хотя и говорят, что "власть зашевелилась" только потому, что в сентябре в регионе предстоят выборы губернатора, пишет "Сибирь Реалии".

Незамедлительно

30 июля российский президент России Владимир Путин провёл совещание по вопросу экологической ситуации в городе Усолье-Сибирское (76 тысяч жителей на 2020 год) Иркутской области, а точнее, по очистке промышленной площадки обанкротившегося химзавода "Усольехимпром". Все объекты когда-то градообразующего предприятия моногорода Усолье, включая почву и подземные воды, "пропитаны опасными химическими веществами", напомнил президент и дал российскому правительству и премьер-министру Михаилу Мишустину три месяца на составление дорожной карты по ликвидации загрязнения. Кроме того, он объявил, что промплощадку возьмёт под охрану Росгвардия. Минфину Путин поручил "заложить необходимые средства в трёхлетнем бюджете" на работы по ликвидации ядовитых отходов и ущерба, который они уже нанесли. Инициатором этого совещания оказался временно исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Игорь Кобзев, уже заявивший себя в качестве кандидата в губернаторы региона на выборы в сентябре 2020 года.

Распоряжение президента "незамедлительно направить на "Усольехимпром" войска химической защиты Минобороны", по словам самих усольчан, уже выполнено. Косвенно в разговоре с редакцией Сибирь.Реалии это подтвердил и мэр города Максим Торопкин, сообщивший, что в Усолье "сегодня и завтра ждут гостей", но каких – это секретная информация. На вопрос, почему проблемой загрязнения промплощадки правительство занялось именно сейчас, хотя экологи и сами жители призывают решить её уже больше 10 лет, мэр развёл руками: "Видимо, раньше достучаться не могли".

Президент, напротив, в экологической катастрофе обвинил местных: "Груз экологических проблем накапливался здесь с 30-х годов прошлого века. Никто этим толком не занимался никогда. Проблему, вместо того чтобы решать по существу, фактически замалчивали", – заявил Путин. И это при том, что с ноября 2018 года в Усолье-Сибирском действует режим ЧС из-за не менее 22 цистерн с четыреххлористым кремнием, тысяч тонн нефтепродуктов и загрязненных металлической ртутью корпусов, расположенных на промплощадке предприятия.

Промплощадка Усольехимпрома в Усолье-Сибирском
Промплощадка Усольехимпрома в Усолье-Сибирском

"Не "хуже", чем в Норильске"

Химкомбинат "Усольехимпром" в городе Усолье-Сибирском (70 километров от столицы Иркутской области) начал работу в 1936 году, входил в число крупнейших химпредприятий за Уралом, выпускал хлор, каустическую соду, перекись водорода, лаки, эмали, поликристаллический кремний, обеспечивая работой до 15 тысяч человек Усолья. В 1998 году цех ртутного электролиза химзавода закрыли как нерентабельный, после чего начали закрывать и другие производства.

В начале 2000-х годов завод пытались реанимировать: крупная российская промышленная компания "Нитол" планировала создать на промплощадке производство поликремния, однако после 13 млрд рублей инвестиций в проект через "Роснано" производство остановили из-за возросшей конкуренции с китайскими производителями. Оба юрлица, работавшие на промплощадке химзавода – ООО "Усолье-Сибирский силикон" и ООО "Усольехимпром" – банкроты. В сентябре 2016 года, когда банкротом признали первую компанию, её долги составляли 14,3 миллиарда рублей – в 2020 году конкурсное производство, в ходе которого распродаётся имущество, оцененное ранее в 10 миллиардов рублей, продлили до августа 2020 года. Процедура банкротства "Усольехимпрома" началась в июне 2017 года, тогда требования всех кредиторов достигали суммы в 4,8 миллиарда рублей при схожей стоимости активов.

С 1998 года ждём, когда рванёт. Но это и так периодически происходит

На промплощадке завода регулярно совершались хищения металла и химвеществ, некоторые из них привели к утечке опасных отходов. В феврале 2019 года большой общественный резонанс вызвала публикация анонимного заявления в паблике "Омбудсмен полиции" в соцсети "ВКонтакте" об ангажированности руководства УМВД Усолья-Сибирского в Иркутской области и якобы попытках скрыть деятельность нескольких ОПГ города. Автор, представившийся экс-сотрудником ведомства, обращался к министру внутренних дел России. Несколько правозащитников Приангарья подтвердили редакции Сибирь.Реалии, что при личной встрече с автором публикации видели этот "секретный список" на ведомственном бланке, а сам экс-полицейский утверждает, что участники ОПГ под контролем полицейских в том числе "распиливают" остатки предприятия-банкрота "Усольехимпром" и "тысячами тонн" сдают все в китайскую приёмку вторметалла. Согласно публикации, доходы сотрудников ведомства от этой деятельности достигают десятков миллионов рублей в месяц.

В 2015 году суд вынес приговор замгендиректора "Усольехимпрома" и руководителю работ по консервации. В мае 2018 года старший оперуполномоченный отдела полиции "Усольский" в Иркутской области был задержан после публикаций о хищениях на территории предприятия "Усольехимпром". А в 2019 году полицейского, которого житель Усолья ранее обвинял в пытках, задержали, по данным правозащитников, в рамках уголовного дела о регулярных хищениях металла на территории обанкротившегося "Усольехимпрома". По словам старшего помощника прокурора Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Натальи Рягузовой, сейчас по "Усольехимпрому" расследуется три уголовных дела: за нарушение правил обращения с экологически опасными веществами и отходами, за выбросы в атмосферу и загрязнение земли.

Отсутствие единого хозяина – серьёзная юридическая проблема, и это замедляет процесс ликвидации накопленного вреда

– Суд удовлетворил иск прокуратуры о запрете осуществлять деятельность по выводу из эксплуатации зданий и сооружений предприятия, а также по демонтажу оборудования. Есть нюанс: на территории промплощадки расположено около 400 объектов недвижимости, и у них у всех разные собственники. Более того, основная часть земельных участков находится в собственности Российской Федерации. Помимо федеральных земель есть земли субъекта, муниципалитета, частных лиц. Отсутствие единого хозяина – серьёзная юридическая проблема, и это замедляет процесс ликвидации накопленного вреда, – отметила Рягузова.

Согласно последним официальным данным, площадь территории "Усольехимпрома" составляет 610 гектаров, на ней располагается свыше 200 промышленных объектов, в том числе 140 корпусов цехов, 60 различных зданий и сооружений, 20 километров железнодорожных линий и 50 километров наземных и подземных коммуникаций и коллекторов.

Усольчане, знакомые с ситуацией, утверждают, что настоящие объёмы брошенного предприятия больше.

– Считается, что территория завода составляет 600 гектаров, на самом деле, наверное, под тысячу гектаров. Её границы несколько размыты: чёткий забор есть только со стороны города, а в сторону реки Белой – как такового забора нет. Там находится огромное количество объектов недвижимости, зданий, сооружений. По одним подсчётам, несколько сотен, по другим – больше тысячи (1064) самых различных, от маленьких подстанций, кончая грандиозными цехами, – рассказывает депутат гордумы Усолья юрист Владимир Етоев.

Его слова подтверждает и мэр города Максим Торопкин, сообщивший, что цифры по содержимому промплощадки постоянно меняются.

Мэр города Усолье-Сибирское Максим Торопкин
Мэр города Усолье-Сибирское Максим Торопкин

– Да, ещё в конце 2019 года мы насчитали около 40 цистерн с опасными химикатами. Но их количество увеличивается постоянно, потому что находим все новые и новые. На данный момент уже 96, из них наиболее опасных – 16. Самые опасные – отходы первого-второго класса – хлорангидрид, четыреххлористый кремний (этиленхлоргидрин), – перечисляет Торопкин.

На вопрос о том, что спровоцировать разгерметизацию капсул и цистерн с отходами могут не только расхитители, но и время, а также плохо выбранный способ хранения, мэр отвечает утвердительно.

– Да, и четыреххлористый кремний, любая цистерна, которая уже ржавая, старая, может разгерметизироваться. Поэтому и подключают сейчас химвойска, они уже выехали, – говорит мэр.

Другой собеседник более категоричен.

– Ранее речь шла о демеркуризации только самого здания и земли под производством, а там ведь есть ещё шламонакопитель, еще есть огромное количество различных химических производств. Самое страшное не в ртути, а эпихлоргидрин, который закачан под землю, – 18 тысяч тонн в капсулах. В капсулы, которые оставались после добычи соли, собственники завода закачали отходы эпихлоргидрина. Именно из-за этого два года назад было объявлено чрезвычайное положение на территории города – потому что он [эпихлоргидрин] полез обратно по каким-то причинам. Это не только из-за попыток хищения и разгерметизации систем хранения. Дело в том, что там чисто по геологическим, температурным вещам эти отходы неправильно хранят – они идут обратно. Ученые считали: по подсчётам одних, зона поражения будет 30 километров, других – 60. Хватит всем, – считает Етоев.

По мнению собеседника, ЧП в экологии города и района из-за промплощадки химзавода не просто ожидаются, они происходят регулярно.

– С 1998 года ждём, когда рванёт. Но это и так периодически происходит: вот считается, что после ввода охраны у нас все хорошо, хищений нет, а значит, и утечек. Нет, регулярно – раз в три месяца – в Ангару из проливневого коллектора химзавода (который невозможно остановить из-за подключений других объектов города) идёт хрен знает что. Дело в том, что при разработке соляных промыслов, когда соляные линзы разрабатывают, туда закачивают воду, она растворяет каменный натрий хлор. Потом его выкачивают, используют. А в каждой линзе по технологии по 100–150 тонн ГСМ остаётся. Потом это горючее там так и бросали. По крайней мере при советской власти так было. Где-то навсегда, где-то не навсегда. И сейчас когда меняется сезон, происходит перепад температур – ГСМ выскакивает наружу, всё летит в Ангару. Буквально 1,5 месяца тому назад несколько труб выливали в Ангару нечто чёрное с запахом солярки, масел и так далее, под напором. То есть не "хуже", чем в Норильске.

– Как еще отходы сейчас влияют на экологию города?

– При положительной температуре ртуть имеет свойство испаряться. Она попадает в воздух, и сейчас иркутские ученые приезжают сюда и иногда спорят, в 100 или 1000 раз превышена ПДК на территории "Химпрома". У меня есть подозрение, что достаточно высокая концентрация ртути у нас в городе. Потому что по разным причинам и собственники, и власти уходят от того, чтобы смонтировать какую-либо лабораторию — автоматическую, выделить все-таки деньги на зарплату штатным работникам и делать хотя бы еженедельные, я уж не говорю про ежедневные анализы воздуха.

– Федеральные власти только сейчас узнали об этой ситуации?

– Были соответствующие обращения к президенту страны. Администрация города, дума города пыталась достучаться. Вот на "Прямой линии" в 2019 году, год назад, Путин отвечал на вопросы. По-моему, около 50 человек обратились туда с этим вопросом по поводу экологии в городе Усолье-Сибирском. К сожалению, ответа не было. Лично я отправлял письмо президенту электронным способом в 2019 году и в 2018-м. Ни ответа, ни привета.

Проект давно готов, но не тот

После того, как на упомянутом совещании с врио главы Приангарья Путин пообещал области допфинансирование в размере 10 миллиардов рублей, многие поспешили примерить всю эту сумму на проект по очистке площадки "Усольехимпрома". Чиновники сообщили, что это не так, но сумма финансирования будет увеличена в разы – насколько именно пока непонятно.

8 тысяч тонн отходов эпихлоргидрина — это же не бочку с нефтепродуктами выкачать. Тут же можно так её открыть, что потом город не соберём!

– Когда с президентом губернатор разговаривал, там несколько вопросов решалось: 10 миллиардов будет выделяться всей области и сейчас. А вся сумма по "Усольехимпрому" неизвестна, пока известно только по цеху ртутного электролиза, проект демеркуризации которого мы готовили последние несколько лет. Остальное только должно быть спроектировано и обсмечено, – поясняет Торопкин. – 1,5–1,7 миллиарда рублей – это только на один цех, а их там огромное количество, и по ним ещё даже смета не составлена. Конечно, планируется, что не только цех ртутного электролиза профинансируют, там и шламонакопители, коллектора, нефтяная линза, скважина. Кстати, по цеху ртутному сумма тоже пока предварительная. Возможно, она даже будет меньше, потому что рассматривалась утилизация путем вывоза на Кубань, но, конечно, никто не разрешит везти за 6 тысяч километров 500 тонн ртути. Поэтому решено строить здесь завод по утилизации отходов первого-второго класса, который будет утилизировать эту ртуть.

На вопрос, чем именно новый проект отличается от предыдущего, отвергнутого федеральными чиновниками в 2019 году, Торопкин пояснил, что предыдущий проект заключался в создании саркофага и предполагал захоронение всех перечисленных опасных отходов под землю в Усолье, несмотря на то, что грунтовые воды здесь проходят на глубине 4 метров.

Все собеседники понимают причину внезапного интереса чиновников к давно известной экологической катастрофе в Усолье, но намерены воспользоваться этим интересом "по полной", пока не закончился выборный 2020 год. Вот только некоторые процессы по техническим причинам придётся провести зимой, уже после сентябрьского голосования.

– В 2020 году мы надеемся, что успеем перекачать и перевезти все обнаруженные на сегодня цистерны с химикатами – все 96 штук. Самое первое – убрать цистерны, и ещё сделать консервацию скважины с эпихлоргидрином. Надеемся, что успеем. Но вот консервацию надо делать зимой, чтобы она не рванула. Каждый процесс нужно изучать – сейчас приедут специалисты и будут думать. 18 тысяч тонн отходов эпихлоргидрина – это же не бочку с нефтепродуктами выкачать. Тут же можно так её открыть, что потом город не соберём! – предупреждает Торопкин.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG