Доступность ссылки

«Неестественная смерть» – и дело с концом?


Родители американца Колина Мэдсена, погибшего в России в 2016 году, требуют возобновления расследования обстоятельств гибели их сына. Адвокаты, представляющие интересы матери Колина, просят прокуратуру отменить решение следствия, закрывшего уголовное дело об убийстве. Основанием для возобновления расследования они считают результаты независимой экспертизы, которые были недавно получены.

Колин Мэдсен приехал в Россию в 2013-м, когда ему было 22 года. Поступил в иркутский филиал Московского государственного лингвистического университета – ему нравилась сибирская природа, он увлекался пешими походами, интересовался буддийской культурой. 26 марта 2016 года он с тремя друзьями, двумя россиянами и американцем, приехал к подножью Саянских гор, чтобы на следующий день совершить восхождение на пик Любви в Тункинском районе Бурятии.

Они сняли домик в курортном поселке Аршан, в этих местах опытный турист Колин уже бывал. Легли спать в 2 часа ночи, в 7 утра должны были выдвинуться. Однако утром друзья обнаружили, что Колин исчез. Некоторое время они ждали его возвращения, потом стали искать, затем обратились в полицию. Полицейские приехали в Аршан лишь ближе к вечеру и сразу стали обвинять друзей в том, что американца убили они. Однако позже отказались от этой версии. Тело Колина недалеко от поселка нашли лишь 4 апреля. В итоге следствие списало все на несчастный случай. Тем не менее, мать парня убеждена, что ее сына убили. О подробностях дела Сибирь.Реалии рассказал адвокат Евгений Смирнов, представляющий интересы Даны Мэдсен.

– Насколько мне известно, мама Колина утверждает, что сына толком не искали до ее приезда...

– Она права, если исходить из документов, которые есть в материалах дела. Следователи докладывали, писали рапорт о том, что было сделано за определенный промежуток времени, там был дежурный набор фраз, что проводятся мероприятия, полиция участвует в поисках. Но они не указывали, что конкретно делали, чтобы его найти. Обычно в таких ситуациях в отчетах сразу пишется: выезжали в такие-то места, исследовали те-то местности, когда и что делается. А здесь просто общие, дежурные фразы, которые говорят о том, что никто его найти особо и не пытался.

Нашли его в достаточно неестественной позе, со следами воздействия на теле. На нем были многочисленные ссадины, синяки

– Почему?

– Скорее, это связано с организацией деятельности нашей полиции. Для них это неинтересно, у них, как обычно, не хватает сил и средств, как они выражаются, и никто не заинтересован в этом. У нас полиция работает по такому принципу, что любая дополнительная работа к их обязанностям расценивается как нечто ненужное. Они всеми силами стараются не брать себе новую работу. Вы знаете, что у нас у России очень сложно возбудить уголовное дело, когда совершено преступление, даже по самым очевидным происшествиям этого добиться крайне сложно. Потому что полиция не хочет заниматься дополнительной работой. И этот случай не исключение. Только тогда, когда их начинают пинать, они начинают что-то делать. Вот когда приехала мама Колина, тогда и начались активные поиски, и достаточно быстро его нашли. Она приехала в Россию 1 апреля, нашли его 4-го.​

– Где?

– Его нашли в нескольких километрах от того места, где он остановился с друзьями. Метрах в двухстах от проезжей части. И нашли его в достаточно неестественной позе, со следами воздействия на теле. На нем были многочисленные ссадины, синяки. Такое ощущение, что его либо тащили, и он сопротивлялся, может быть, по какому-то сараю, и на нем была частично порвана одежда, штаны были приспущены. То есть, нашли в такой позе, которая говорит, что он умер явно не естественной смертью.

– Мне встречалась информация, что умер он не в тот день, когда пропал, а гораздо позже, это правда?

– Это результат нашей независимой экспертизы, которую мы проводили на протяжении долгого времени. Она как раз дает ответ на этот вопрос, что продолжительное время после исчезновения он был жив. Эксперты не могут ответить точно до часов, до дней, но из того, что они видят, это, скорее всего, было несколько дней, до двух-трех дней.

– Какая погода была в те дни и ночи?

– Погода была не теплая, не холодная, по-моему, плюс 2-4.

– Какова версия следствия, почему они отказываются считать эту смерть насильственной?

– Перед тем, как нашли тело, следствие допросило его друзей, других очевидцев, которые могли видеть, куда Колин делся, но они не обнаружили ни одного явного подозреваемого. И после обнаружения тела они стали отрабатывать те версии, которые будут говорить о том, что он умер либо по естественным причинам, либо сам был виноват в своей смерти. В заключение экспертов, которые проводили его вскрытие, не попали никакие практически данные о том, что у него имелись повреждения на теле, они никак не оценили его неестественную позу, никак не оценили другие обстоятельства, свидетельствующие о том, что он умер неестественной смертью, и что продолжительное время был жив. Была проведена еще экспертиза на наличие следов наркотиков. Нашли у него совершенно незначительные, микроскопические следы марихуаны в организме и сосредоточились на этой версии. Пришли к выводу, что он, видимо, употребил наркотики, вышел погулять, заблудился и замерз. Наше токсикологическое заключение показывает, что Колин не употреблял марихуану. Те следы, которые есть, говоря о том, что за несколько дней до своей смерти он мог находиться в помещении, где кто-то ее курил.

Место, где обнаружили тело
Место, где обнаружили тело

– То есть, судя по тем дозам, которые были обнаружены в его организме, версия о том, что он был дезориентирован из-за употребления марихуаны, несостоятельна?

– Она исключается. Те дозы меньше примерно в сто раз дозы, которая способна повлиять на восприятие человека. И при этом не было обнаружено у него ни в срезах ногтей, ни в других местах организма, где как раз отражаются следы приемы марихуаны, ничего, связанного с наркотиками. Следов алкоголя у него тоже не было обнаружено никаких.

– А как следователи объясняют неестественную позу, наличие ссадин и кровоподтеков?

– Никак. Они это никак не объясняют. Большинство повреждений, которые были, даже не попали в экспертизу. То есть врач, осматривая тело Колина, не указал это в экспертном заключении.

– Какова версия родственников, что с ним могло произойти?

– Ну, это наша общая версия, здесь явно налицо, во-первых, некачественно проведенное предварительное следствие по этому делу, и мы полагаем, что все-таки он был убит.

Это уже не первый случай, который произошел в этом селе Аршан, тоже связанный с исчезновением человека и последующим его нахождением мертвым.

Мы не знаем, кто убийца, и даже не можем предположить, поскольку для этого необходимо проводить предварительное следствие. Здесь нужно допрашивать с учетом всех обстоятельств людей, которые могли общаться с Колином или были в том месте, устанавливать какие-то мотивы, искать недоброжелателей. Еще на сомнения нас наводит то, что это уже не первый случай, который произошел в этом селе Аршан, тоже связанный с исчезновением человека и последующим его нахождением мертвым.

– По мнению родных, почему следствие не хочет искать виновных?

– Сейчас решение о возобновлении расследования пока не принято, жалоба отправлена в прокуратуру, и мы ждем.

Они достаточно жестко допрашивали друзей, те провели не одну ночь в полиции, на них оказывалось давление, но никак не смогли привязать их к этому убийству

– Но вы же до этого представили им результаты экспертизы и так далее.

– У них не все результаты экспертизы. У нас много экспертиз по обстоятельствам его смерти. Там была долгая, продолжительная экспертиза, это сложный бюрократический процесс, особенно с данными экспертами, она проводилась не в России. Это связано с получением, с оформлением заключения в соответствии с требованиями российского законодательства, потом его перевод, и мы ее получили только в конце декабря.

– Что говорится в заключении?

– В нем как раз опровергаются доводы российского заключения по обстоятельствам смерти Колина. Анализируются повреждения, положение его тела, следы на одежде – что все это свидетельствует о том, что он умер неестественной смертью.

– Мы все прекрасно знаем, что российские следственные органы, расследуя тяжкие преступления и заходя в тупик, могут сделать виновным кого угодно, подогнав под это доказательную базу, могут выбивать показания. Почему, на ваш взгляд, в данном случае они не пытались обвинить кого-то из друзей?

– Следствие пыталось это сделать с друзьями Колина. Я могу судить по документам, они достаточно жестко допрашивали друзей, те провели не одну ночь в полиции, на них оказывалось давление, но никак не смогли привязать их к этому убийству. И после этого полиция начала поворачивать дело в том направлении, что Колин сам виноват в своей смерти, что он употребил наркотики, вышел из дома и заблудился, и умер от переохлаждения в лесу.

– Если изначально следствию было понятно, что речь идет о марихуане и переохлаждении, о случайном характере его гибели, зачем они так прессовали друзей?

К тому моменту, когда нашли тело, у них не было никаких подозреваемых, и они, как мне представляется, решили пойти по простому пути – прекращение уголовного дела в связи с естественными причинами смерти

– Они их начали прессовать сразу после возбуждения дела. Просто после возбуждения дела и до нахождения Колина прошло определенное время. К тому моменту, когда нашли тело, у них не было никаких подозреваемых, и они, как мне представляется, решили пойти по простому пути – прекращение уголовного дела в связи с естественными причинами смерти.

– Кто-то из родственников, из адвокатов беседовал с друзьями Колина? У них какое мнение о том, что произошло?

– Беседовали, да. Они не знают, что могло произойти.

– А версию о том, что он мог накуриться до дезориентации и замерзнуть, они не рассматривают?

– Нет, нет. Свидетели по делу показывают, и не один, многие, что Колин никогда не употреблял наркотики и вел здоровый образ жизни. Все они о нем очень хорошо отзываются: "добрый, доверчивый, благожелательный и тактичный человек".

– После предоставления результатов новой экспертизы, которая была проведена, каковы шансы на возобновление расследования?

– Я не могу оценивать шансы, называть какие-то точные цифры. По мне, то, что мы сейчас предоставили в прокуратуру, этого с лихвой хватает, чтобы возобновить предварительное следствие и провести те следственные действия, о которых мы просим. Мы просим провести повторную экспертизу либо, как минимум, дополнительную экспертизу по обстоятельствам смерти. Мы просим запросить биллинг мобильных телефонов и Колина, и всех лиц, которые фигурировали по этому делу, в том числе и друзей, и остальных лиц, которых допрашивал следователь. Просим провести еще другие необходимые следственные действия по делу. Без этого просто невозможно прекращать это дело.

– Если все-таки откажут, что еще можно предпринять?

– У нас УПК предусматривает несколько возможностей по обжалованию. Во-первых, обжаловать можно также и вышестоящему прокурору, мы не знаем, кто будет конкретно рассматривать нашу жалобу, и также можно обжаловать это решение в судебном порядке, либо руководству следователя. Родственники не намерены сдаваться, они считают, что смерть его все-таки носит криминальный характер. Ну, а я, как юрист, как адвокат, могу сказать, что просто не проведены те хрестоматийные следственные действия, которые должны проводиться в этом случае. Методика расследования дел об убийстве не нова, она уже многие десятилетия расписана и особо не меняется, просто нужно провести то, что требует закон, что требует инструкция.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG