Доступность ссылки

«Оказались как в тюрьме». Как живут в российском доме престарелых


Жителей новгородского дома престарелых отправили в детский дом-интернат

В конце 2019 года жителей дома престарелых в российском Новгороде в срочном порядке выселили из областного центра в районные учреждения. В аварийном, по официальной версии, здании, осталась единственная обитательница. Корреспонденты проекта Радио Свобода Север.Реалии навестили новгородских стариков на новом месте.

Расселенный дом престарелых
Расселенный дом престарелых

Уезжать из "Новгородского дома ветеранов", как в городе называют дом престарелых, никто не хотел. В Великом Новгороде прошли протестные пикеты, старики обращались к журналистам и писали открытые письма – но вместо новогодних праздников пришлось заниматься переездом. За 230 километров в село Мошенское увезли более 50 человек. Еще 50 – в поселок Шимск, что в 50 километрах от Великого Новгорода. Некоторых определили в Старую Руссу и "Новгородский дом инвалидов" в поселке Пролетарий.

Тут мой дом родной, почему это я должна уезжать?

Несколько человек, кто в силах, скооперировались и сняли квартиру в Великом Новгороде, кого-то забрали домой родственники. Наотрез отказалась покидать старый дом престарелых только 66-летняя Янина Николаева.

В 90-е Николаева осталась без жилья, и некоторое время скиталась на улице вместе с дочерью. Дочь потом вышла замуж, живет в квартире мужа, а сама Янина Ивановна нашла приют в доме престарелых – это ее единственное жилье в Новгороде.

– Я в детстве была сиротой, а теперь у меня тут дочка. И хотя мы не вместе живем, но то, что она рядом, хоть немножко греет мне душу, – объясняет пенсионерка причину своего упрямства.

Янина Николаева, последняя жительница дома престарелых
Янина Николаева, последняя жительница дома престарелых

В конце декабря жителей дома престарелых перевезли на микроавтобусах и специальных "ГАЗелях", оборудованных для перевозки колясочников. В день отъезда пенсионеры послушно садились в автобус. Следом сотрудники подавали им подносы с сухими пайками – путь предстоял неблизкий.

– До свидания! Работать приходите обратно, когда мы приедем! – на прощанье бабушки крепко обнимали санитарок и медсестер.

– Не грустите, все вернетесь сюда, в новый дом, – кричал им вслед директор дома престарелых Павел Васильев.

Но в то, что удастся вернуться обратно, верят не все.

– В Мошенском и Шимске губернатор Никитин провел оптимизацию здравоохранения по самому жесткому сценарию: ликвидированы круглосуточные стационары, уволились врачи, местные жители вынужденно получают медицинскую помощь в Великом Новгороде и Боровичах, – сказала Север.Реалии накануне переезда городской депутат Анна Черепанова. – В силу солидного возраста, крошечных пенсий, остающихся на руках (75% пенсии забирает себе учреждение), и отсутствия общественного транспорта старики физически приезжать за квалифицированной медицинской помощью в Великий Новгород не смогут. Переселяя стариков туда, где не созданы условия, власти обрекают их на смерть. Разве это не геноцид?

"Природа изумительная"

В Шимске стариков поселили в здание дома-интерната имени Ушинского. Здесь же живут дети с отклонениями развития. И теперь по соседству с ними – старики из отделения милосердия, среди которых много передвигающихся в инвалидном кресле или лежачих.

Мария Максимова в палате в Шимске
Мария Максимова в палате в Шимске

Здание не успели подготовить для "новоселов". В нем нет лифта и пандусов, поэтому мало кто может выйти на улицу, рассказывает 83-летняя Мария Максимова. В этот момент в палату без стука заходит директор Павел Васильев.

– А вы хотите выходить? Мы вас выведем, – заявляет он.

– Не хочу я никуда, у меня давление без конца скачет, – ворчит Мария Александровна. – А там [в Великом Новгороде] я сама спускалась, хотя на втором этаже жила. Был лифт и спуск на крыльце.

На прогулки после переезда выходит только один постоялец, Алексей Васильев, который передвигается на своих двоих. Он переездом доволен. Главное, что удалось занять первую комнату у туалета.

Алексей Васильев
Алексей Васильев

– Здесь природа изумительная! Река – прелесть! Это весной здесь зацветет и запахнет. Там я ложился спать и думал, как бы не упал потолок на меня. А мне хочется умереть своей смертью, я даже родственников просил меня не вскрывать, не ковыряться, – расписывает достоинства переезда Васильев.

В палатах для тяжелобольных по три-четыре койки. В одной из палат вместе лежат Мария Васильева с серьезным заболеванием кишечника и две ее соседки. У одной – проблемы с вестибулярным аппаратом и ногами, другая – незрячая.

– Помыться – пороги не переехать, а в душевой мыться нельзя. Я же на коляске, у меня тазобедренный сустав сломан. Вода по полу течет, тазика нет, ноги некуда поставить. Розетка одна под потолком. Питание соленое-пересоленное, есть нельзя, – жалуется Мария Васильева.

Места отдыха для стариков на улице не оформлены, даже навеса от дождя нет

Многие пенсионеры отказываются общаться с журналистами: "боимся как бы администрация не осерчала и чего не вышло". За них жалуются родственники.

– Отдохнуть на улице старикам негде, даже навеса от дождя нет, – рассказывает дочь одной из постоялиц Наталья Чулкова. – Кормят неважно. А пенсионеры платят 75% от своей пенсии на содержание. За эти деньги можно, наверное, нормально кормить стариков. И здание вон в каком состоянии. У властей было полгода, они знали, что в Новгороде здание аварийное, могли бы подготовиться, сделать пандусы. А тут даже розеток не хватает. Я зашла в палату и вижу картину: старик слепой стоит с чайником у розетки и кипятит. Он ведь может уронить его, пролить кипяток.

Лифтов и пандусов в Шимском доме-интернате нет
Лифтов и пандусов в Шимском доме-интернате нет

– Вы говорите не только с теми людьми, которые говорят, что все плохо, – заявил с укором директор заведения Павел Васильев. – Может быть, я не очень хорошо вас встретил, от меня только что "Яблоко" уехало. "Яблоко" – это депутат думы Великого Новгорода Анна Черепанова с помощниками. Она приезжала на инспекцию дома-интерната в Шимск и, уехала, по словам директора, "довольной".

Сама она, впрочем, это не подтверждает.

Питание не соответствует нормативам по мясу, молочным продуктам, свежим овощам и фруктам

– В ходе инспекции в дом ветеранов в поселке Шимск мы обнаружили, что помещения второго этажа не приспособлены для проживания пожилых людей в принципе. Вместо жилых комнат на одного или двоих больничные палаты на четверых и душ один на всех. По отзывам питание не соответствует нормативам по мясу, молочным продуктам, свежим овощам и фруктам. По выявленным нарушениям подготовили обращения в прокуратуру и Роспотребнадзор, – говорит Черепанова.

– Да, я понимаю недовольство людей. Сюда брали тех, кто в отделении милосердия находился. А на втором этаже живут из общего отделения, их сюда взяли, чтобы ездить далеко к ним не надо было. Все вопросы по питанию решим. Готовим не мы. Сегодня мы с одним поставщиком работаем, завтра с другим будем работать. Сейчас поставляет столовая детского дома, и они перестраиваются еще. Надо не обострять обстановку, а помочь, – говорит директор. Он считает, что у шимских комнат есть как минимум один неоспоримый плюс – они больше.

Палата в доме-интернате в Шимске
Палата в доме-интернате в Шимске

Одна дома

Старое здание на окраине Великого Новгорода планируют снести, и построить новый дом престарелых на 200 мест. Уже ведется поиск разработчиков проекта. Но пока нет никаких официальных решений о финансировании строительных работ. Новгородские власти надеются на то, что средства на строительство выделит Москва. Тем временем в Деревяницах продолжает жить Янина Николаева.

Если бы со мной что-то произошло, меня и полиция не защитила бы

– В Новгороде я с 1970-го года. –говорит Николаева, – После потери квартиры в 90-е наболталась без прописки. Если бы со мной что-то тогда произошло, меня и полиция не защитила бы. Если ты бомж, то никто, поэтому я тут так засела.

Янина Николаева во дворе закрытого дома престарелых
Янина Николаева во дворе закрытого дома престарелых

26 декабря, когда требовалось отчитаться о полном расселении "Новгородского дома ветеранов", в комнату к Янине Ивановне зашли трое крупных мужчин, которые представились бригадой скорой помощи. Кто их вызвал, говорить отказались. Они измерили пульс, сняли кардиограмму и заявили, что у женщины подозрение на инфаркт. Но Янина Ивановна подписала отказ от госпитализации. Новый год она встречала в одиночестве.

Янина Ивановна в своей комнате
Янина Ивановна в своей комнате

До 15 января в доме престарелых для нее одной работала столовая. Утром ей готовили еду, выдавали сразу весь дневной рацион.

Я и ночами бродила, никого не боялась

После 15 января столовую закрыли. Завтрак, обед и ужин Янине Иановне теперь привозят на машине три раза в день. На быт пенсионерка не жалуется.

– Я и ночами по улицам, когда без дома осталась бродила, никого не боялась, а вы спрашивается – как я тут одна в пустом доме, – бодрится она. – Да меня не волнует это совсем!

Отопление в здании не отключили и даже предоставили ванную с душем и, в целом "ни в чем не ущемляют". Большую часть имущества из здания вывезли, библиотеку и пищеблок закрыли. Из сотрудников остались только бухгалтер и охранники, которые дежурят посменно. Врачей в здании нет, но в случае необходимости Янина Ивановна рассчитывает на помощь работников психоневрологического диспансера, расположенного неподалеку.

Во дворе дома престарелых теперь играют дети
Во дворе дома престарелых теперь играют дети

Директор "Новгородского дома ветеранов" пробовал выселить ее через суд в связи с "существенным изменением обстоятельств". Но Новгородский районный суд вернул иск заявителю, посчитав, что договор следует расторгнуть в досудебном порядке.

Вдруг начнут меня выгонять? А тут у меня белье сушится

С пенсионерки взяли подписку о том, что она сама несет ответственность за свое здоровье и жизнь: "Они сделали вид, что добрые и озабоченные, что здание начнет рушиться".

– Я как на пороховой бочке живу, – добавляет Янина Ивановна. – Но стараюсь жить нормальной жизнью. Постирать вещи надо. Вдруг начнут меня выгонять? А тут у меня белье сушится.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG