Доступность ссылки

Оштрафованы за болезнь. В чем проблема российского «Социального мониторинга»


В России пользователям приложения "Социальный мониторинг", через которое обязаны отчитываться находящиеся на карантине москвичи, выписали штрафов более чем на 200 миллионов рублей. Как пишут "Ведомости", всего выписано 54 тысячи штрафов, а получили их примерно треть из 60 тысяч пользователей. Москвичи жалуются, что получают штрафы из-за ошибок в приложении или его некорректной работы, пишет Радио Свобода.

"Социальный мониторинг" впервые появился в магазинах приложений еще в марте, но очень быстро был раскритикован независимыми IT-экспертами и исчез. А вот ко второй половине апреля использование обновленного приложения стало обязательным для всех выявленных зараженных COVID-19, проходящих лечение дома. Многие пользователи жалуются, что получают штрафы из-за ошибок в программе, а не из-за того, что нарушают условия карантина. При этом руководитель департамента информационных технологий мэрии Москвы Эдуард Лысенко (именно его ведомство ответственно за "Социальный мониторинг") уверенно заявил, что недоработки приложения не привели ни к одному штрафу.

Радио Свобода поговорило с москвичами, кто уже получил штрафы от "Социального мониторинга", хотя оставался дома или даже находился в больнице.

Наказание за поездку в скорой

Марина – многодетная мама, у них с мужем семеро детей. Хубларовы еще с 23 марта ушли на самоизоляцию, а во второй половине апреля друг семьи привез им продукты.

– Зашел, поздоровался и приспустил маску. Мы поговорили минут пять, и все – он ушел. И заразил нас, хотя тогда он сам еще не знал, что заразился и болен. Вот так мы и заболели. 22 апреля, – говорит Марина.

Марина рассказывает, что они с мужем при первых же симптомах вызвали врача и честно сказали, что у них был контакт с коронавирусным больным. Тогда супруги уже знали, что их друг заболел.

Врачебное заключение Марины Хубларовой
Врачебное заключение Марины Хубларовой

– Приехал врач, взяли у нас мазки. И с момента, как мы получили положительный результат, начался просто ад. Мы с мужем очень тяжело заболели. Сразу пришло СМС на телефон, что мы должны установить этот "Соцмониторинг". Мы все сделали, как положено. Установили. И вот каждые два часа, наверное, с нас требовали фотки. И днем, и ночью. В 4 утра. Вот это было, конечно… когда человек болен, когда ему плохо… Получается, что не давали поспать вообще. Фоткаешься, фоткаешься. И между этими фотками тебе постоянно звонят какие-то службы. Всё что-то спрашивали, но самое интересное, что как наше здоровье – никого не интересовало. Все интересовались совсем другими вещами – какими-то бюрократическими моментами, – рассказывает Марина.

Когда у одного из детей тоже появились симптомы болезни, ни Марина, ни ее муж не могли по условиям карантина повезти ребенка на КТ:

Вот не предусмотрена оказалась ситуация, когда оба родителя болеют


– На скорой его никто не повез, потому что туда [в больницу] его отвезут, а обратно? Тем более ребенок-инвалид, никто на себя не захотел ответственность брать. Так и остался у нас больной ребенок дома. Мы сами его лечили. Вот не предусмотрена оказалась ситуация, когда оба родителя болеют. Мы куда только ни звонили: и в органы опеки, и в помощь семье и детям, но там нам тоже не смогли помочь. Зато с нас требовали объяснительные, почему мы ребенка не отвезли, почему мы такие плохие родители. Я сама не ожидала, что с таким столкнусь. И все это на фоне тяжелого состояния.

30 апреля состояние Марины резко ухудшилось. Хубларова – астматик, и у нее начались проблемы с дыханием. Супруги вызвали скорую, и Марину госпитализировали. Она вспоминает, что в больницу ее везли в каком-то полубессознательном состоянии, а дорога заняла, по словам женщины, часа два. И как потом выяснилось, в таком состоянии Марина должна была продолжать делать селфи для "Соцмониторинга".

В больнице Марина пролежала до 9 мая. По ее словам, несмотря на госпитализацию, уведомления от "Соцмониторинга" продолжали приходить, приложение требовало присылать свои фотографии, в том числе, в 4 часа утра.

Предупреждение о нарушении карантина, которое получила Марина
Предупреждение о нарушении карантина, которое получила Марина

– Мне приходилось вставать, включать свет в палате, а там же еще четверо больных было. Я позвонила в техподдержку из больницы, спросила, можно ли я удалю этот "Социальный мониторинг", потому что я плохо себя чувствую и вообще я в больнице. Мне ответили, что нет, вы не имеете права ничего удалять и должны соблюдать то, что вам предписано, то есть должны дальше фоткаться. Я говорю: "Но я же не одна в палате!" Но ничего мне не разрешили удалить. Вот так я всех мучила этими фотками ночными. Перед выпиской я пошла на КТ с врачом. И мне приходит СМС, что я нарушала режим карантина, что я передвигаюсь где-то и мне вынесено предупреждение. Я даже врачу показала: "Вот видите: я с вами, иду на КТ, а мне приходит СМС, что я нарушала карантин". Вот даже до такого маразма доходило.

15 мая Марина зашла на сайт "Госуслуги", чтобы оформить заявки на получение обещанных президентом выплат в 10 тысяч рублей на детей, и обнаружила, что ей выписаны два штрафа на 4 тысячи рублей каждый от 5 мая.

Как я в бессознательном состоянии должна была сфоткаться?


– А 19 мая ко мне пришел почтальон и принес мне постановление, в котором указано, что 30 апреля в 14.30 я не предоставила фото. Я так удивилась: а как я в таком бессознательном состоянии должна была сфоткаться? Я, конечно, была шокирована. Открываю второй штраф. А во втором постановлении написано, что 30 апреля я нарушала карантин – вышла из квартиры. А вышла я из квартиры пройти в скорую помощь, чтобы меня госпитализировали. И за то, что я заболела, я получила два штрафа, – говорит Хубларова.

Она волнуется, что уже пятый день ее "Социальный мониторинг" молчит – приложение не присылает никаких уведомлений. Теперь Марина боится, что ее оштрафуют и за это. После выписки из больницы Хубларова остается на карантине и надеется оспорить штрафы, выписанные за поездку в машине скорой помощи.

Наказание за неустановившееся приложение

Алексей Головин заболел COVID-19 16 апреля, у него развилась двусторонняя пневмония, с которой Головина, сославшись на нетяжелое состояние, отказались госпитализировать, при этом потребовав подписку о добровольном отказе от госпитализации. 29 апреля он получил сообщение, что должен установить "Социальный мониторинг". Однако, по словам Головина, после установки приложения у него завис телефон. "Нормально пользоваться смартфоном я не смог (приложение абсолютно неработоспособное и глючное) и удалил приложение. Переустановить по ссылке, присланной в СМС, снова его не смог, после пятой попытки перестал пробовать", – рассказывает Алексей. Хотя приложение полноценно не установилось, от него начали приходить сообщения с требованием подтвердить местоположение.

Принтскрин экрана при регистрации в приложении "Социальный мониторинг"
Принтскрин экрана при регистрации в приложении "Социальный мониторинг"

Алексей говорит, что все время, которое он должен был провести на карантине, он оставался дома, и что это могут подтвердить врачи, которые приходили к нему и к супруге в разное время без предупреждения. Жена Алексея тоже заболела пневмонией и также лечилась дома, однако ее, в отличие от мужа, никто не просил устанавливать"Социальный мониторинг", и никаких сообщений, и тем более штрафов, она не получала. Сам же Алексей обнаружил, что получил 6 штрафов по 4 тысячи каждый. Выяснить, за что именно они были выписаны, ему не удалось.

Получается, что я дома с высокой температурой должен сам откуда-то узнать, что обязан чем-то пользоваться


– Почитав в интернете, я пришел к выводу, что это автоматом мне присвоило приложение. Я не нарушал режим самоизоляции. В постановлении которое я подписывал, нет ни слова, что я обязан устанавливать приложение "Социальный мониторинг". Там есть лишь строки, в которых я даю согласие на обработку моих данных. Мне никто не разъяснил информацию, не помог установить это приложение. Врачи в КТ-центре просто дают бумагу и говорят: "Подписывайте". И это вся помощь больному человеку с двухсторонней вирусной пневмонией. Получается, что я дома с высокой температурой, принимая тяжелые препараты, должен сам откуда-то узнать, что обязан чем-то пользоваться, и еще получать штрафы за нарушение карантина.

Электронные постановления о штрафах Алексей получил 18 мая. Но первый штраф ему был выписан еще 1 мая.

Руководитель департамента информационных технологий Москвы Эдуард Лысенко
Руководитель департамента информационных технологий Москвы Эдуард Лысенко

– В постановлении указано, что я нарушил карантин, и установлено это путем использования приложения "Социальный мониторинг". Но как я могу быть оштрафован путем определения моего места положения с помощью программы "Социальный мониторинг", если это приложение не стоит у меня на смартфоне? Как было определенно, что я покинул помещение и в какое точно время я это сделал? Я написал в главконтроль много писем, но ответа мне никто дал. Звонил и просил о помощи, на что мне отвечали: "Ждите постановления и обжалуйте их. Мы вас понимаем, но ничего сделать не можем".

Алексея выписали 8 мая, в этот же день у него закончился карантин, но сообщения от "Социального мониторинга" приходили ему еще неделю.

Одна система не согласована с другой


– Я звонил и говорил, что я здоров. Но в ответ слышал, что если вы уверены, то игнорируйте, а если это неверная информация, то вы нарушитель. Я каждый день звонил, и они фиксировали мой звонок и заносили себе в базу. В итоге где-то 12-го числа я пошел в поликлинику и взял справку, что я здоров и выписан с 8-го числа. Если штрафы придут за это время ещё, то справка будет доказательством, – надеется Алексей. – Одна система не согласована с другой. К ним информация с поликлиник идёт до 10 дней, будто посылают черепах с письмами на спине.

Наказание за госпитализацию

У Евы 28 апреля заболела мама. Поднялась температура, а компьютерная томография показала COVID-пневмонию в легкой форме, поэтому пациентку оставили лечиться дома. Однако 3 мая состояние ухудшилось, и маму все-таки госпитализировали в 52-ю больницу.

– Мама лежала в больнице по 19 мая. И ей пришли штрафы по 4 тысячи рублей за 8 и 13 мая, что она проходит "Социальный мониторинг", но мама в это время находилась в больнице. Однако никто про приложение нас даже не уведомлял! Когда мама вышла из больницы, мы решили установить ей это приложение, чтобы нам опять не прислали штрафы. Но оно совершенно не работает! Мы тыкали на все кнопки, которые там есть, но оно не работает. Мы позвонили в "Социальный мониторинг" сказать, что приложение не работает, но нам сказали, что они этим не занимаются и что нам перезвонят, но уже второй день нам не перезванивают. Говорят, чтобы мы звонили в Главное контрольное управление, которое выписывает штрафы, но там постоянно занято, – рассказывает Ева.

Медики в косюмах индвидуальной защиты в моковской больнице №52
Медики в косюмах индвидуальной защиты в моковской больнице №52

Ева добавляет, что ее маму госпитализировали внезапно, в больницу она попала без телефона, так что в любом случае не смогла бы пользоваться приложением.

– Я не понимаю, зачем нужен "Социальный мониторинг" в больнице! При этом Роспотребнадзор звонил, и они знали, что мама госпитализирована, потому что я им всю информацию передала, – говорит Ева.

Наказание за не пришедшие уведомления

13 апреля у Дмитрия поднялась температура – сначала показалось, что это обычное ОРВИ. Типичных симптомов коронавирусной инфекции у Дмитрия не было, поэтому он принимал лекарства, как про обычной простуде. Через два дня вызванный на дом врач подтвердил, что у Дмитрия ОРВИ и надо продолжать "просто пить таблеточки". Мазок на коронавирус не взяли: приказ все простуды считать потенциально COVID-положительными был издан только на следующий день.

К 20 апреля самочувствие Дмитрия ухудшилось: начала болеть грудная клетка, температура держалась в пределах 38,5–39 градусов, и снизить ее не получалось никакими лекарствами. Пришлось вызвать скорую, которая отвезла Дмитрия на КТ – томография показала легкую степень пневмонии, при которой лечиться можно дома.

На следующий день Дмитрию позвонили из правительства Москвы и сказали, что он обязан использовать "Социальный мониторинг", а волонтеры в течение суток доставят ему устройство с уже установленным приложением. На самом деле смартфон доставили только несколько дней спустя, а за это время только один раз позвонили из поликлиники узнать о самочувствии. Больше никто Рогановым не интересовался

Телефон Дмитрию привезли двое волонтеров, которые сфотографировали его и быстро удалились, посоветовав изучить инструкцию.

Телефон мне показал дату и время – больше там никаких кнопок не было


– Это дешевый телефон Huawei, который в Яндекс-Маркете стоит 4 тысячи рублей. Это цена одного нашего штрафа. Я его включил, прошел регистрацию 25 апреля. Хотя хочу заметить, что на mos.ru изначально сообщалось, что пройти регистрацию могут только те, у кого подтвержден COVID-19, а мне об этом сообщили только на следующий день. Но регистрацию я смог пройти без проблем. Телефон мне показал дату и время – больше там никаких кнопок не было. Кроме этого приложения все остальные функции на телефоне заблокированы. Я прошел регистрацию, а на следующий день в 15.00 пришло первое оповещение – сделайте селфи. И с тех пор приложение случайным образом в течение дня просило делать селфи, – рассказывает Роганов.

Первые дни приложение работало без сбоев. Дмитрий говорит, что тогда он еще не очень хорошо себя чувствовал, поэтому особого внимания на выданный телефон не обращал. Но спустя неделю оповещения перестали приходить вообще.

Постановление о штрафе Дмитрия Роганова
Постановление о штрафе Дмитрия Роганова

– Телефон лежит и тишина: никаких звонков, никаких уведомлений, ничего. А на следующий день мне стали сыпаться эсэмэски на мой основной телефон, что мне нужно пройти идентификацию в "Социальном мониторинге". Я открывал его, но никаких уведомлений не было. Я позвонил в службу техподдержки, где мне сказали, что возможно мне эти сообщения ошибочно поступили, что если в самом "Социальном мониторинге" нет уведомлений, то, значит, все нормально. Я спросил: "А ничего, что уже два дня мне никаких уведомлений не поступает? Это нормально?" Мне ответили, что да, это нормально. "И вообще, – мне сказали, – у нас тут вчера произошел глобальный сбой, поэтому у многих наблюдаются такие проблемы с уведомлениями", – рассказывает Роганов.

Через несколько дней уведомления о необходимости сделать селфи снова стали приходить.

Я послушный гражданин, все дни сидел дома


– Я спокойно относился к тому, что нужно было отправлять селфи. Из дома я не выходил. У меня банально не было сил. Плюс у меня не было желания выходить куда-либо, чтобы потом по веб-камерам, которые висят на подъездах, получить еще штраф. Я послушный гражданин, все дни сидел дома. Да и сейчас все еще сижу дома, – говорит Дмитрий.

Но 11 мая Дмитрия разбудил звонок в дверь – почтальон принес заказные письма с двумя штрафами. Один из них был выписан 25 апреля в половине шестого вечера, а второй – 26 апреля в половине десятого утра.

– Самое любопытное, что в 17:38 25 апреля я еще даже не прошел регистрацию в этом приложении. У меня есть эсэмэска, что в 18:10 только пришел код подтверждения для регистрации. Есть детализация от "Билайна". Получается, что регистрация не была пройдена, а штраф уже был. При этом первое уведомление, как я уже говорил, мне пришло только в 15.00 на следующий день – никаких уведомлений в 9.32 не было, – объясняет Роганов.

Теперь Дмитрий опасается, что может получить штрафы и за те дни, в которые приложение подозрительно "замолчало".

***

Уже несколько правозащитных групп помогают тем, кто получил необоснованные штрафы из-за некорректной работы "Социального мониторинга". Одна из них – "Правозащита Открытки". Ее координатор Алексей Прянишников считает, что приложение серьезно недоработано:

Людям приходят штрафы за правонарушения, которые они не совершали

– Если оно и работает, то в одну сторону – на прием денег. Не отлажен весь алгоритм работы этого приложения. Оно абсолютно сырое. Людям приходят штрафы за правонарушения, которые они не совершали. Такое ощущение, что когда его запускали, махнули рукой: понавыписываем штрафов, кто найдет силы и возможности с ними разобраться, отменим, а кто не найдет – ну что ж. Самое вопиющее – это количество этих штрафов. Самое большое количество штрафов, которое я видел, – это 23 штуки у одного москвича на общую сумму 92 тысячи. Есть же принцип, что за одно и то же нарушение нельзя наказывать больше одного раза. Мало того, что само приложение делали кривые айтишники, так и текст техзадания готовили не очень грамотные юристы.

Координатор "Правозащиты Открытки" Алексей Прянишников
Координатор "Правозащиты Открытки" Алексей Прянишников

Прянишников напоминает, что, чтобы обжаловать эти штрафы в суде, нужно постановление. А с этими постановлениями, по его словам, тоже беда.

– Нет никакого регламента, когда и как должны прислать это уведомление. Часто буквально круги ада нужно пройти, чтобы получить это постановление. К тому же есть проблемы с обжалованием, потому что людям элементарно нельзя покидать дом. И хотя мэрия бравирует, что ни одно постановление не было обжаловано, это не так.

Правозащитная группа "Агора" еще в марте запустила специальный "Штаб правовой помощи. Коронавирус". Юрист "Агоры" Алексей Глухов говорит, что многие штрафы можно и нужно обжаловать.

Юрист правозащитной группы "Агора" Алексей Глухов
Юрист правозащитной группы "Агора" Алексей Глухов

– Людей штрафуют неоднократно. Иногда даже за одно и то же правонарушение. Система не работает корректно. Люди вынуждены идти и обжаловать. Если ты сидишь дома, то ты не работаешь. И 4 тысячи для тебя становятся более ценными денежными средствами, которые отдавать государству не хочется, – говорит Глухов.

Глухов отмечает, что суды первой инстанции вряд ли готовы к массовому поступлению жалоб от москвичей, тем более что уже и так уже достаточно много дел отложено из-за перерыва в работе в связи с режимом нерабочих дней.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ



XS
SM
MD
LG