Доступность ссылки

Из России: «Пусть знают, что наша кровь на них»


Более 1300 задержанных (по данным МВД России – 1074), сломанные ноги, разбитые головы, политики в автозаках. Так в Москве в субботу, 27 июля, прошла акция за допуск незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму. Протесты длились весь день. Полиция жестко хватала и уводила людей или оттесняла их от мэрии Москвы, откуда они шли дальше по переулкам. Акция закончилась на Трубной площади, куда протестующих призвали прийти освободившиеся к вечеру Любовь Соболь и Иван Жданов.

По данным МВД России, в акции участвовали около 3500 человек. Правозащитный портал "ОВД-Инфо" предполагает, что в действительности участников было намного больше.

К этой протестной акции власти подготовились основательно. Еще за два дня до мероприятия начались превентивные меры: ночью полицейские пришли с обысками к Дмитрию Гудкову и Ивану Жданову. Тогда стало известно об уголовном деле о воспрепятствовании деятельности московских избиркомов, по которому все оппозиционные кандидаты проходят свидетелями. Накануне акции полиция, также ночью, пришла с обысками к родителям Константина Янкаускаса, а затем и к его 80-летней бабушке.

Оппозиционные кандидаты в Мосгордуму считали, что власти пытаются всех запугать, чтобы как можно меньше людей пришли к мэрии в субботу, на их встречу с избирателями. В этот раз, действительно, можно было заметить особенную напряженность властей перед протестной акцией. Накануне стали появляться сообщения из регионов о том, что к активистам приходят полицейские и просят подписать бумагу о неучастии в акции. И даже мэр Москвы Сергей Собянин, который долгое время хранил молчание по поводу ситуации с выборами в Мосгордуму, высказался в твиттере и предупредил граждан о возможных провокациях. А утром стали появляться сообщения о замеченных машинах Росгвардии, которые ехали по направлению к Москве из других городов.

Практически все кандидаты не смогли попасть на встречу с избирателями – утром их всех задержали. Только Константин Янкаускас смог приехать на Тверскую и даже продержаться там пару часов до задержания. По его словам, задерживали жестко и пытались душить.

Возле мэрии задержания начались задолго до официального начала акции: полиция проверяла документы и сумки у людей, которые проходили по Тверской. Людей забирали без объяснения причин, и совершенно невозможно понять, по какому принципу их выбирали. Так, житель Москвы Константин Коновалов вышел на пробежку где-то за час до начала акции и был задержан полицией. Позже выяснится, что ему сломали ногу.

Ко времени официального начала акции были задержаны уже более ста человек. В центре Москвы были проблемы с сотовой связью, что также мешало трансляциям и работе журналистов. Накануне в сети появилось письмо, которое получил "Вымпелком", о требовании 12-го Центра ФСБ обеспечить блокировку услуг связи 3G и 4G, а также точек Wi-Fi с 14.00 до 23.00 в радиусе 1500 метров от Тверской, 13. Все магазины и точки питания на улице были закрыты в этот день.

Возле мэрии никому так и не дали остаться надолго: когда людей стало достаточно много, полиция оттеснила их в разные стороны в переулки и продолжала постепенно выдавливать, периодически нападая и задерживая людей.

Действия полиции сейчас абсолютно провокационны, они очень похожи на действия на Болотной
Елена Лукьянова

– Этот митинг нетипичный, в первую очередь потому, что он летний, – говорит Елена Лукьянова, доктор юридических наук, профессор Высшей школы экономики. – Когда город пустой, митинг показывает очень высокий уровень недовольства граждан действиями властей. Действия полиции сейчас абсолютно провокационны, они очень похожи на действия на Болотной. Тогда полиция отрезала демонстрантам пути отхода и спровоцировала конфликт. Демонстрация была абсолютно мирная, люди публично заявляют: мы вам не враги, мы без оружия. И есть решение Конституционного суда, что нельзя просто так не согласовать или пресекать мероприятие, если оно носит мирный характер. А уровень необычно высокий и показывает в целом недовольство по стране.

В один момент оттесненные протестующие выбежали на проезжую часть, а затем прорвали оцепление и все-таки пробились к дверям мэрии. Эта относительно небольшая группа людей хоть и недолго, но смогла заявить свое несогласие с недопуском кандидатов прямо под окнами Мэрии. Некоторые протестующие пытались разговаривать с Росгвардейцами, пока те отталкивали людей в разные стороны по Тверской. Среди таких людей была муниципальный депутат Александра Парушина:

Не за Навального я сюда пришла, а за себя и за своих детей. Вам ясно это?
Александра Парушина

– Смотрите, они же сами растерянны! Им рассказывают, что мы враги. Я муниципальный депутат района Хамовники. Я сюда пришла, потому что надоело вот это все. Не за Навального я сюда пришла, а за себя и за своих детей. Вам ясно это? Вы сами должны своих детей отстаивать, а не женщин здесь бить. Будьте мужиками! Тайга у нас горит, а вы здесь стоите!

Уже в переулке во время одного из оттеснений какой-то росгвардеец или омоновец разобьет дубинкой голову Александре Парушиной, она потеряет сознание, а потом с растерянным видом начнет обмазывать держащих ее силовиков кровью, которая текла по ее шее.

Александра Парушина
Александра Парушина

– Пусть знают, что наша кровь на них, – объяснила свои действия муниципальный депутат. – Пусть знают, что они делают. Они бьют самих себя сейчас.

Одна из участниц акции Инга Кудрачева обработала и перевязала Парушиной рану и вызвала ей скорую помощь. Саму Ингу и ее молодого человека Бориса тоже побили росгвардейцы. Бориса унесли в автозак, и отказывались вызвать ему скорую помощь.

За тем, что происходит на этой акции, наблюдали члены Совета по правам человека при президенте России. После окончания акции наблюдатели собираются доложить собранные сведения президенту. Один из членов СПЧ, журналист Николай Сванидзе считает, что предварительные задержания кандидатов в Мосгордуму были сделаны для того, чтобы обезглавить оппозицию, так как даже слово "оппозиция" властями почему-то считается ругательным.

– Я считаю, что согласно Конституции Российской Федерации, все граждане имеют полное право собираться и выражать свои мнения по разным вопросам нашей общественно-политической жизни, – говорит Николай Сванидзе. – Конституция это разрешает. Если это не согласовано с властями, это не повод для разгона.

Однако власти считают иначе, и противостояние между жителями города и силовиками длилось несколько часов. Часть людей во время разгона смогли спрятаться в храме Космы и Дамиана в Шубине, что достаточно необычная ситуация – обычно церковь никак не поддерживает протестующих.

На мой взгляд, хорошо, когда человек знает, чего хочет, и готов отстаивать важные для себя вещи
Иеромонах Иоанн

– Человек приходит в храм и всегда имеет право на то, чтобы его приняли с любовью. Независимо от его политических взглядов, – рассказал иеромонах Иоанн журналисту "Медузы". – Какое-то время люди просто находились в храме, а потом мы предложили всем вместе помолиться о мире. Такую молитву выбрали именно из-за происходящего на улицах. Отслужили молебен о мире, об умягчении злых сердец. Должен сказать, люди помолились с большим удовольствием и интересом. […] Как мне кажется, священнослужитель должен в любой ситуации всегда и всех принимать. Я поговорил с молодежью, которая осталась на молебен. Мне кажется, очень хорошо, что есть такая активная молодежь. На мой взгляд, хорошо, когда человек знает, чего хочет, и готов отстаивать важные для себя вещи.

Люди, оттесненные в Брюсов переулок, в перерыве между столкновениями с силовиками поднимали руки вверх и скандировали: "Мы без оружия", "Снимайте форму", "Мент, давай дружить", "За любовь". Перед рядами росгвардейцев ходила девушка и читала им вслух Конституцию. Но чем дальше, тем больше нарастала агрессия: силовики начали чаще использовать дубинки, а люди кидали в них бутылки с водой.

Протестующие поднимают руки вверх и кричат "Мы без оружия"
Протестующие поднимают руки вверх и кричат "Мы без оружия"

Выгнанные с Тверской протестующие дошли до Садового кольца и стали двигаться по нему, заблокировав движение. Уже к семи часам вечера, спустя пять часов от начала акции, были освобождены несколько кандидатов в Мосгордуму: Любовь Соболь, Дмитрий Гудков, Илья Яшин и Юлия Галямина. Политики призвали всех идти на Трубную площадь, чтобы наконец-то встретиться с кандидатами. Туда же в большом количестве двинулись силовики.

Любовь Соболь, которая уже две недели держит голодовку в знак протеста, и Ивана Жданова сразу же после приезда на Трубную площадь повторно задержали. Агрессия силовиков на Трубной, пожалуй, достигла апогея: они расталкивали людей, за волосы уносили их в автозаки, никого с площади не выпускали. Один мужчина лежал на траве с разбитой головой. Силовики начали задерживать журналистов (по данным "ОВД-Инфо", их было как минимум 18 человек), некоторые из них получили травмы. Кандидат Юлия Галямина также пыталась разговаривать с росгвардейцами, убедить их не вести себя так и вообще уволиться с этой работы. Но и ее вскоре задержали, когда она пыталась организовать для людей выход с площади. Там же был задержан Илья Яшин.

По данным "ОВД-Инфо", как минимум 152 человека остались на ночь в отделениях полиции. Задержанным не давали взять воду, еду, лекарства. У них насильно брали отпечатки пальцев, к ним не пускали адвокатов и защитников. В одном автозаке температура была 40 градусов.

Следующий митинг анонсирован на 3 августа, накануне апелляций в Центризбиркоме.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG