Доступность ссылки

Солидарность или справедливость? Рунет о противостоянии репрессиям


Задержание Павла Устинова

Самой болезненной темой в России на этой неделе остается приговор Павлу Устинову, информирует Радио Свобода.

Антон Орехъ:

Павел Устинов получил 3,5 года и это дичайший приговор – я бы даже назвал его одним из самых жестоких в новейшей истории, хотя сроки бывали и больше. Это дичайшая дичь прежде всего потому, что наказан человек абсолютно, стопроцентно, сверху до низу, вдоль и поперек невиновный.

Да, Устинов далеко не первый в России виноватый без вины, но его история это безумие потому, что в его невиновности может убедиться любой человек, у которого нет проблем со слухом и зрением. Момент задержания Павла снят с нескольких точек самыми разными людьми. Если вы не слепы и не глухи, у вас не может быть никаких сомнений, что в кадре омоновцы толпой набрасываются на первого попавшегося мужчину безо всяких причин и абсолютно безо всяких поводов с его стороны – просто потому что он крепкий и в кожаной куртке.

Массовые задержания и показательное насилие имели простую цель: запугать людей, чтобы они впредь боялись выходить на протесты. Но Устинов не выходил на протест!

Судья, обвинитель, свидетели обвинения, так называемый потерпевший не являются ни слепыми, ни глухими, но, тем не менее поддерживают обвинение и выносят приговор. Этот приговор является, таким образом, заведомо неправосудным, а ложный оговор и вынесение заведомо неправосудного приговора сами по себе являются преступлением. Массовые задержания и показательное насилие имели простую цель: запугать людей, чтобы они впредь боялись выходить на протесты. Но Устинов не выходил на протест! Чтобы там ни врал теперь потерпевший Лягин, Устинов не выкрикивал никаких лозунгов. Но Устинова схватили и приговорили, и теперь уверяют, что приговор мягкий, потому что по статье полагалась «десятка», обвинение просило «шесть», а дали «только» три с половиной.

Этот приговор означает, что вы не только не имеете права протестовать, а вообще не можете быть на улице без риска оказаться в тюрьме. Этим приговором государство на самом деле совершило решающий выбор. Между гражданами и полицией оно выбрало полицию. Черт с ним, что невиновный сядет, зато криворукий полицай будет доволен.

Сергей Пархоменко:

Люди, которые сейчас могут вступиться за этого человека, но не вступаются, люди, которые могут сейчас возмутиться тому, что с ним произошло, но не возмущаются, люди, которые могут потребовать у тех, кто его "судит" и "приговаривает", чтобы те отвязались, но не требуют, люди, которые могут объяснить тем, кто это придумал и приказал исполнять, что это безумие и подлость, но не объясняют, - эти люди однажды сами переживут минуту, когда их валят и бьют, а потом другую, когда им сообщают, сколько лет жизни у них будет отнято. Обязательно и неизбежно. Пусть они это знают уже сейчас.

Хотя они тоже сейчас стоят и смотрят куда-то, поверх наших голов, и не знают, что к ним уже бегут. Просто еще некоторое время будут бежать. Чуть дольше, чем бежали к Павлу Устинову.

Александр Тимофеевский:

Это уже который приговор по летним арестам, поражающий своей людоедской жестокостью и вызывающей неправосудностью

Актера Павла Устинова приговорили к 3,5 годам за то, что он попался под руку 3 августа, и его избили, повалив на землю. Ни в чем другом Устинов не замечен, погуглите, есть видео. И это уже который приговор по летним арестам, поражающий своей людоедской жестокостью и вызывающей неправосудностью. И вот скажите, зачем они это делают? Вот я частное лицо, не выношу толпы, любой, чувства локтя и прочей романтической тухлости, ни гула революций, ни потного рева площадей, ни демонстраций, ни монстраций, никаких митингов, трибунов и их визгливых речей, но пуще всего обличителей коррупции, искателей всенародного счастья, Керенского, Ленина, Гдляна-Иванова, Навального, вот этого всего; скажите, зачем меня туда толкают?

Александр Куприянов:

Специально искал в Фейсбуке какой-нибудь пост поддержки сегодняшнему решению суда по Павлу Устинову. Ну там, "все перед законом равны", "не бывает без вины виноватых", "прекратите давить на суд, они просто делают свою работу" и т. д. Не нашел. И в телеграме не нашел. Ни одна группа не обозначила, что находит решение суда справедливым (отвечающим духу закона) или хотя бы законным (отвечающим букве). Если видели что-то такое, киньте посмотреть.

Но есть и явно скептические комментарии.

Александр Подрабинек:

Где все те пылкие ораторы, которые на митингах так по-хозяйски благодарят тех, кто пришел поддержать акцию протеста?

К суду пришло человек 70-80, часть из них пустили в зал, другие ждали на улице. Это были журналисты, правозащитники, общественные активисты, друзья и родные подсудимого, просто неравнодушные граждане. А из политиков оппозиционеров я встретил только двух: Илью Яшина и Николая Кавказского. А где остальные? Где все те пылкие ораторы, которые на митингах так по-хозяйски благодарят тех, кто пришел поддержать акцию протеста? Где те оппозиционные политики, ради которых люди выходили на улицу с требованием «Допускай»? Не тот случай? Из незарегистрированных депутатов только Илья Яшин испытывает благодарность к людям, которые выходили поддерживать его и поплатились за это своей свободой?

Сергей Лойко:

НИЗАЧТО
Устинова, Котова и других сегодня сажают на длительные сроки не просто НИЗАЧТО, а намеренно НИ ЗА ЧТО.
Это очередная операция по устрашению. Мессидж простой: "Мы посадим вас НИЗАЧТО, если будете выходить на улицы."
После Болотной такая тактика прокатила. Затишье вышло в 9 лет.
Прокатит и сейчас. Гражданское общество не созрело для массового протеста.
Власти все правильно рассчитали. Силы не равны.

Между тем, определенная профессиональная солидарность все же дала себя знать – многие артисты начали писать посты и записывать обращения в поддержку Павла. Приведем несколько таких постов от известных актеров.

Илья Барабанов:

Актеры устраивают флешмоб в Инстаграме сейчас. Ефремов-младший, Паль, Чиповская и другие записывают обращения к своей довольно большой аудитории в сториз, рассказывая о приговоре их коллеге Павлу Устинову, которому вчера влепили три с половиной года.
Устинов, если кто-то вдруг не в курсе, в день митинга ждал товарища у метро «Пушкинская», его решила задержать толпа подчиненных капустного генерала Золотова, но они были так усердны и их было так много, что в процессе задержания бойцы попадали, а виноват в этом оказался тот же Устинов.
Всем вокруг очевидно, что парень ни в чем не виноват, но фарш обратно не проворачивается, а система и капустный генерал стоят на своем.
На ровном месте создан небольшой кризис, несколько миллионов человек слушают прямо сейчас про беспредел силовиков, наверху проведут, видимо, совещание. Придумают вытащить какого-нибудь Артемия Лебедева, чтобы он рассказал, что встречаться с друзьями в день митингов - харам и вообще осужденный актер ездил наверняка отдыхать в какую-нибудь Францию, а это страна НАТО

Любовь Соболь:

Это бесправие и этот беспредел могут коснуться каждого.

Очень правильно, что коллеги сейчас не стоят в стороне. Главное — не молчать.

Сергей Смирнов:

Вообще удивительно, дожили до времени мощной цеховой солидарности

Роман Доброхотов:

Журналисты вписались за Голунова, вышкинцы (даже Касамара) за Егора Жукова, и вот сейчас пошла волна у актеров в защиту Павла Устинова.

Темник:

Заметим, что цеховая солидарность проявляет себя все эффективнее. Как и в случае с делом Ивана Голунова. А указанные случаи — частное проявление более масштабной тенденции по нарастающей субъектности гражданского общества. Неадекватные силовики, как видим, вносят в это неоценимый вклад.

Михаил Ходорковский:

До «космонавтов» и их начальства должно дойти: им «не повезло» не когда они нарвались ввосьмером на актера, им не повезет всякий раз и с каждым

До «космонавтов» и их начальства должно дойти: им «не повезло» не когда они нарвались ввосьмером на актера, им не повезет всякий раз и с каждым..

Сергей Ежов:

Елизавета Боярская выступила в поддержку Устинова. Это хорошо. Будет еще лучше, если она попросит своего брата, депутата ГД от "Единой России" Сергея Боярского, не голосовать за охранительные законы. Не поддерживать поправки от силового лобби, а расширяющие свободы - поддерживать

Дмитрий Колезев:

Жаль, что актеры не высказывались раньше, когда их коллега только был задержан, пока шло следствие, пока шел суд (исключение — Константин Райкин). Конечно, отчасти это издержки информационного поля — до людей не сразу доходят такие новости. Но это еще и привычка молчать, пока не случилось совсем уж плохое. Именно о привычке молчать, кстати, говорил в своем недавнем выступлении Юрий Дудь.

На глазах все больше разных частей общества политизируются и учатся объединяться, чтобы защищать своих представителей

Но все-таки хорошо, что актеры стали высказываться. Вообще, на глазах все больше разных частей общества политизируются и учатся объединяться, чтобы защищать своих представителей. За последние годы, во многом благодаря давлению государства, общество проделало в этом смысле большой путь.

Мне кажется, современное российское общество ушло далеко вперед по сравнению с довольно архаичной российской властью. И если власть не захочет модернизироваться, рано или поздно это общество ее сменит.

Станислав Яковлев:

Проблема с делом актера Павла Устинова, во-первых, в том, что он такой же актер, как Сенцов - режиссер. То есть формально да, но есть нюансы. В частности - возраст.

При этом, он ученик Константина Райкина. И Райкин при всей своей крайней конформности, все-таки не смог бросить Устинова совсем уж на произвол судьбы.

В принципе, правильно сделал, конечно же.

Однако же не надо обманываться, ныне наблюдаемый “флэшмоб актерской солидарности”, он не потому что Павел Устинов такой талантливый и прекрасный и невинно умученный, а потому что не оставлять же Константина Аркадьевича один на один с неприветливым госаппаратом.

В принципе, тоже правильно сделали.

Но все эти решения, сколь угодно достойные и моральные, никакой практической пользы, к сожалению, не принесут. Мне, во всяком случае, так очень сильно кажется. Был бы рад ошибиться, конечно. Но не помню, когда в последний раз ошибался в подобных вопросах.

Борис Якеменко:

#JeSuis... Они теперь «ЯПавелУстинов». Недавно они же были ЯИванГолунов. А до этого ЯБорисНемцов. Когда же они будут собой?

А вообще интересно. Заходишь в редакцию, подходит к тебе знакомый, который от рождения был Федя Огурцов и вдруг накося: «Привет. Я Борис Немцов». Ну, Немцов так Немцов, с кем не бывает. Ты криво улыбаешься, вежливо прощаешься. Проходит время, идешь по коридору редакции, и вдруг Федя выныривает навстречу из туалета. «Привет, Федя/Борис!» «Привет. Но вообще-то я Иван Голунов». Осторожно отступаешь в сторону и, стараясь не встречаться с ним глазами, исчезаешь. Следующая встреча: «Привет ээээээ, как тебя...» «Да ты что? Я Павел Устинов. Нехорошо забывать старых друзей».

Что тут скажешь. Были бы мы врачи, так сразу понятно...

Другой вдохновляющий пример – объединение большой группы адвокатов в поддержку другого узника, Константина Котова.

Мария Эйсмонт:

"Никогда не видела, чтобы у человека было столько адвокатов!" - сказала очень приятная девушка, принимающая апелляционные жалобы. Пятая, седьмая, одиннадцатая жалоба на приговор судьи Минина, отправившего Константина Котова на четыре года в колонию за мирный протест против несправедливости, зла и издевательства над слабыми.

Если этот приговор устоит, завтра никто никогда не будет слушать ваших свидетелей, даже если они сидят у зала суда и имеют в руках нотариально заверенное ваше алиби

Этот приговор должен быть отменен. Потому что этим приговором отменено слишком многое: уголовный и уголовно-процессуальный закон, уважение к Конституционному суду, состязательность в процессе даже в том убогом виде, в котором она существует сегодня. Если этот приговор устоит, завтра никто никогда не будет слушать ваших свидетелей, даже если они сидят у зала суда и имеют в руках нотариально заверенное ваше алиби. Завтра никто не приобщит заключение специалиста, не просмотрит ваше видео, на котором видно, что не вы кого-то побили, а наоборот, вас.

Почему так много адвокатов? - спрашивают меня. Ну во-первых, Костя этого заслуживает. Он один был готов стоять за многих, теперь многие должны встать за него. А во-вторых, если мы сейчас промолчим, потом нас точно уже ни о чем спрашивать не будут.

Мария Слоним:

Аппеляцию на приговор Константину Котову подают сразу 13 адвокатов.
Артисты запустили флэшмоб в защиту Павла Устинова.
Ну что, власть кует гражданское общество.

Дмитрий Гудков:

Актеры вступились за получившего 3,5 года Павла Устинова. Солидарность – это прекрасно. Если не только вступились, но и не отступятся – будет еще лучше. Выйдут на митинги, каждый спектакль будут предварять словами о совершенном «судьей» Криворучко преступлении, на каждом награждении будут говорить не о только о ролях, но и о своем коллеге.

Коллеге. А ведь в этом и есть проблема. Актеры за актера. Но уже не за студента, учителя или инженера. Корпоративная политизация в атомизированном обществе.

Если мы берем случай Устинова – только его, – то нельзя понять, как же так произошло. Товарищ Сталин, это чудовищная ошибка...

А если вспомним, сколько уже судеб сломано «московским делом», что были какие-то выборы в какую-то Мосгордуму с арестами кандидатов, многое станет понятней. Просто раньше приходили за политиками и активистами, а теперь жребий выпал актеру. Но всех, кто попадает в жернова, объединяет одно: мы граждане России.

И пока одни, как Константин Котов, выходят за всех, другие ждут. Хотя Олег Сенцов тоже режиссер: кто знает, выступи корпорация тогда, было ли бы сейчас дело Устинова? Вступись она за «Новое величие», выскажись по делу «Сети», по безумным шпионским процессам и всему остальному, прежнему?

Хорошо, что люди просыпаются. Плохо, что по отдельности. И пока актеры не станут выходить за учителей, а учителя за экономистов, ничего не изменится. Перебьют по одиночке.

Иван Курилла:

Пишут, мол, - вот за Устинова театральный люд вступился, а за Голунова - журналисты, и делают вывод: это не настоящее гражданское общество (предполагается, что там все за всех). А по мне так это и есть становление общества. Лет десять назад не было у нас профессиональной солидарности, а сейчас есть. Гражданское общество - это переплетение таких солидарностей.
Я бы ожидал следующим шагом координацию профессиональных сообществ. Не могу сказать, какой там может быть механизм, но он наверняка найдется, раз есть запрос.

Ну и да, у меня тоже есть ощущение, что запугивание не работает (или работает как-то не так).

Но что-то в этом деле, кажется, начинает сдвигаться. В защиту Устинова по очереди выступили Тина Канделаки, Антон Красовский, Сергей Минаев и, наконец, Маргарита Симоньян:

По поводу Устинова я имею повторить дословно то, что писала по поводу Голунова.

Тут дело не в солидарности. Тут дело в справедливости.

Несправедливость - вот что разрушает государства.

И если обществу кажется, что произошла вопиющая несправедливость, таковую надо или немедленно прекратить, или доказать, что все справедливо. Так доказать, чтобы невозможно было не поверить.

И еще. Меня третий день спрашивают, почему 'мы' защищаем 'их', тогда как 'они' - 'нас' только травят или, в лучшем случае, молчат.

Потому что нет никаких 'мы' и 'они'. Есть хорошие люди, а есть заблудшие овцы.

С кейсом Голунова, напоминаю, в итоге разобрались по справедливости.

Сергей Ерженков:

Тина Канделаки, Маргарита Симоньян и весь этот пул околокремлевских авторов, как и в деле Голунова, закатав свои пожарные рукава, сломя голову бросились тушить пламя: идет разбирательство, сейчас кому надо доложат - и выпустят вашего актера, только потерпите. Это их призванье, их работа, за которую они получают деньги, - быть посредниками между террористами, а иначе свихнувшихся силовиков, которые берут в заложники женщин, детей и невинных граждан, я назвать не могу, - и остальным обществом. Власти комфортно в этом состоянии управляемого кризиса, она сначала стравливает росгвардию и протестующих, уралвагонзавод и либералов, Россию шансона и Россию айфона, верующих и атеистов (нужное подчеркнуть), а потом сама же выступает решалой. Власть не рубит голову дракону, всем этим маразматикам генералам, даже если они на ровном месте ввергают страну в кризис, этот дракон ей нужен для устрашения, чтобы создавать поводы для торга людьми и их судьбами. Кто-то называет это управляемым кризисом, но сейчас бы я назвал это управляемым Бесланом. А Маргарита Симоньян будет выносить по одному детей, ей такую роль назначили в этом чудовищном спектакле.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG