Доступность ссылки

Из России: «Лучшее, на что ты можешь рассчитывать – домашний арест»


Российский журналист Иван Голунов

Всю субботу в России ждали, какую меру пресечения выберет суд для журналиста-расследователя Ивана Голунова, обвиненного прокуратурой в попытке сбыта наркотиков в крупных размерах. Многие ждали этого непосредственно перед зданием суда – там собрались защитники Голунова.

Новости из зала заседаний, транслируемые главой правозащитной группы "Агора" Павлом Чиковым, не давали поводов для оптимизма: сначала суд потерял ордер одного из адвокатов Голунова, Ольги Динзе, и пытался вместо нее назначить ему государственного адвоката, а потом, когда эта проблема разрешилась, адвокатам дали всего 15 минут на ознакомление со 100 страницами дела.

Алексей Кащеев

Маленькое обращение по поводу Ивана Голунова.

Обращаться к государственным институциям России с просьбой или требованием обеспечить законность, может, и необходимо, но бессмысленно. Это, по меткому выражению, кажется, Андрея Егорова, похоже на просьбы к палачу поменьше уродовать лицо висельника, дабы сподручнее было хоронить. Обращаться ко всяким международным организациям чуть приятнее, но целесообразность этого не выше – кроме снижения имиджа России (который и так известно каков) это мало что дает. Потому я обращусь к людям, лично участвующим в произволе, – как к физическим лицам, а не представителям каких-нибудь всесильных и внушающих страх структур...

Существует масса исследований, подтверждающих вред стресса для физического и психического здоровья. Творить зло – это стресс. Можно преуспеть в карьере, заработать много денег и иметь серьезную ксиву, но трудно обмануть артериальную гипертензию, бессонницу или попытку заглушить стресс при помощи алкоголя. Я обращаюсь к тем из вас, кто еще не утратил здравый смысл и чувство собственного достоинства (а среди вас такие, я знаю, есть). Прекратите преследовать безвинных и реализовывать насилие от имени государства. Даже если вас заставляют или платят за это. Вы сможете обмануть всех вокруг и даже самих себя, уверяя, что это правильно или "как-нибудь обойдется". Но вы не сможете обмануть свои надпочечники, миокард, гипоталамус и другие органы и ткани, из которых состоят не только те, кого вы имеете полномочие бить дубинкой или преследовать несправедливыми приговорами, – но и вы сами. Если вам не жаль невинных людей или само общество, то пожалейте хотя бы себя, своих родителей, которых вы безвременно покинете, своих детей, которые после геморрагического инсульта будут кормить вас бульоном с ложки и выносить за вами судно. Оставайтесь достойными и здоровыми людьми, вот вам моя врачебная рекомендация.

Леонид Зубарев

Я все понимаю, работа такая, опасная при любом раскладе, но чтобы лезть в похоронный бизнес, нужно иметь не стальные, а какие-то особопрочные и тугоплавкие яйца, причем несколько пар. У меня был (и есть, надеюсь, только мы потерялись лет 20 назад) приятель, который сразу после школы пошел в этот бизнес и к концу 90-х был директором какого-то кладбища, когда я студентом размышлял, купить банан или сникерс, он подвозил меня от метро на новехоньком мерсе и рассказывал со смехом, что сегодня рассыпал в салоне мешочек брюликов, если вдруг увижу – чур не брать, а когда я в шутку (или в полушутку) спросил, не устроит ли он меня куда на работу, он посерьезнел и высказался в том плане, что не надо мне этого, я ему дорог как память.
В общем очень надеюсь, что поднявшаяся волна (умеем же, жаль, что так редко хотим) не даст им сожрать Ивана.

Ольга Романова

Заказчики дела Ивана Голунова могут быть совершенно уверенны в том, что мы их найдем. Тупые ублюдки. А исполнители сами виноваты. Тупые ублюдки-2.​

Элла Панеях

В свете того, что сейчас происходит с Голуновым, то и дело мелькающий в ленте заголовок его статьи "Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора" звучит как-то по особенному.

Андрей Кураев

В Патриархии выразили надежду на скорейший арест руководителей московской полиции
Владимир Р. Легойда, министр пропаганды РПЦ, написал в своем телеграмме:
"Я не знаю, виновен или нет Иван Голунов в том, в чем его обвиняют. Надеюсь, что нет".
Если Иван невиновен, то те, кто побросили ему наркоту, те, кто опубликовали фальшивые фото обыска, те, кто его избил, те, кто приказал все это сделать – преступники.
Невиновность Ивана автоматом означает тюрьму для помянутых лиц.
Полагаю, Владимир Р. Легойда, как и я, надеется именно на это.
Как помечтала о начале этого сценария вместе с нами Латынина:
"отдел собственной безопасности МВД со всей возможной скоростью начинает расследовать все обстоятельства, связанные с задержанием Голунова. Это очень легко. Имена полицейских известны — это Роман Филимонов и Дмитрий Кожанов. Следователя зовут Игорь Лопатин. Проверить их телефоны на предмет возможных контактов с персонажами расследований Голунова — дело суток.
Первый вопрос, который задается Филимонову и Кожанову, очень прост: а почему вы решили задержать именно Голунова? Кто был ваш информатор? Что он вам сказал? Какие у вас были основания привязать Голунова к той шайке наркоторговцев, о которой вы говорите?"

Подобных комментариев были сотни, а то и тысячи. И то, что за Голунова вступилось сразу столько людей, видимо, подействовало. Суд отправил его под домашний арест. Но это мало кого успокоило.

Сталингулаг

Какой же всеобъемлющий испепеляющий <кошмар>, когда невиновного человека, без внятных доказательств, сажают под домашний арест, и все радуются, понимая, что ему повезло, ведь могли и в СИЗО закрыть.

Лев Рубинштейн​

Вполне естественна радость за человека, который будет ночевать у себя дома, а не на нарах. И не надо патетически восклицать что-нибудь вроде того, что вот, мол, дожили, и что чему мы тут радуемся в то время, как... и так далее.
Восклицать не надо. За очевидностью. А вот останавливаться и успокаиваться тоже не надо.
Невиновные должны быть на свободе, а виновные в полицейско-судейском, а теперь еще и в медицинском беспределе должны быть наказаны. И им я, – человек не кровожадный, – желаю одного: чтобы они дожили до того дня, когда их станут стыдиться собственные дети.

Григорий Юдин

Дело против Голунова очевидно разваливается.
Неожиданное для российской практики решение о домашнем аресте – на самом деле логичный результат всего предыдущего.
То, что следствие не справилось за 48 часов, что Ивана отпустили в больницу (это случается редко, и диагноз обычно никого не волнует) – знаки, что следствие давно в замешательстве.
За двое суток они успели допустить множество косяков, которые стали публичными:
– восемь фотографий, которые пришлось признавать поддельными;
– несоответствие протоколов и обвинения: сначала написали, что нашли при себе пять пакетов, потом – что два при себе и три дома;
– обыск на квартире, при котором ничего не искали;
– задокументированное избиение.
Но причины, по которым они в этот раз в замешательстве, другие. Это, во-первых, безупречное поведение самого Голунова, который за двое суток под давлением и с замутненным сознанием не допустил ни одной ошибки – ни в чем не сознался и все зафиксировал. И то же – про его адвоката. Во-вторых, гигантский резонанс, из-за которого все эти косяки становятся видны всей публике. Уже ясно, что Голунова захотели посадить по обычной схеме, которой достаточно, чтобы закрыть парня с улицы. Но с масштабом они просчитались.
К чему все это: не слушайте больше людей, которые рассказывают, что сделать ничего нельзя и что бы вы ни делали, система вас раздавит. Выходить на улицу, писать, выяснять, доставать любых людей при должностях – все это имеет прямой эффект. Эта система хочет казаться глухой, но коллективное действие работает всегда. В этом мы сегодня убедились лишний раз.
Никто по-прежнему наверняка не знает, чем это закончится. Но решаться это будет в ближайшее время, и на это может повлиять каждый.

Ольга Бешлей

То, как сопротивляется система, утверждая свое право на заключение одного невиновного человека, то сколько людей в этом преступлении уже замешаны — оперативники, следователи, врачи, суд — те, кто били, кто не хотели везти в больницу, кто отказывал в передачах — не оставляет надежды.
Так и не надо надеяться.
Надо верить.
Главное, чтобы Иван выдержал весь этот кошмар. Наша поддержка нужна прежде всего для этого.
И не нужно стыдиться наших диких и темных радостей.
Домашний арест!
Спасибо, что не СИЗО.

Кирилл Мартынов

По Голунову становится понятнее. Заказали его, он сам сказал в суде, деятели похоронного бизнеса. Те же, что раньше нападали на Мохова. Только теперь они решили действовать эффектнее в меру своего понимания мира. И наняли придурков из полиции ЗАО, рядом с которыми находится их кладбище. Придурки провели спецоперацию в духе Петрова и Боширова, которых не взяли даже в ГРУ. Они 12 часов кололи Голунова и показывали ему разноцветные пакетики. Потом ночью в лучших сталинских традициях позвонили родным и у всех началась новая жизнь, в которой мы теперь и существуем.
Полицейским к утру пятницы было все еще трудно оценить масштаб своего подвига, после чего они на радостях слили начальству фейковые фотографии из совершенно другого места. Этими фото московские менты отчитались перед администрацией президента. Так прошел еще день.
Осознание пришло к утру субботы, после чего началась паника. Кокаин, мефедрон, задержания по беспределу и реляции из ГУВД – все это сложилось в ясные перспективы уголовных дел для московских полицейских.
И теперь они будут отползать, но так, чтобы их самих не приняли. Поэтому суперопасного Голунова отправили под домашний арест на Вешняковскую улицу, "в нарколабораторию".
Ивану будут натягивать на хранение и "расследовать" все это года полтора.
Присоединяйтесь.

​Когда стало ясно, что непосредственная опасность Голунову не грозит, взгляд общественности обратился на врача, который его обследовал, признал здоровым и счел нужным выразить свою к нему неприязнь в Инстаграме.

Рустем Адагамов​

И еще цитата из инстаграма главного врача 71-й ГКБ Александра Мясникова, который отправил Голунова в суд, отказавшись признать его тяжелое состояние после избиения в полиции:
«Все в норме, никаких переломов и повреждений, слава Богу, данных за сотрясение мозга тоже нет. Согласно протокола, раз пациент не привит, профилактически сделали противостолбнячный иммуноглобулин и выписали: в госпитализации и дальнейшем наблюдении не нуждается. Теперь личное мнение: мы не знаем природу этих ссадин и синяков. Как его задерживали, что этому предшествовало. Но если предположить, что если Голунов говорит правду, то милиционера надо судить за Измену Родины. Так подставить всех?!! При том что Голунов, как журналист у меня лично симпатий точно не вызывает (я, как известно, человек весьма консервативный , еще из СССР)»

Вот такая мразота.

Андрей Кураев

Коллега Путина в белом халате.
Работал врачом группы геологов в Африке, в Народной Республике Мозамбик. В 1983 году трудился в провинции Замбези врачом общей практики.
С 1984 по 1989 годы прослужил по направлению старшим группы советских врачей-консультантов правительственного госпиталя «Пренда» в Анголе.
Вернувшись в Москву совмещал работу врача-кардиолога во Всесоюзном кардиологическом научном центре и сотрудника медицинского отдела Международной организации по миграции.
В 1993—1996 годах работал врачом Посольства Российской Федерации во Франции.

***
Это тот врач, что сказал, что Иван Голунов здоров и что нет ни сотрясения мозга, ни трещины в ребре.

Федор Катасонов

Вопросы А.Л. Мясникову, от врача – врачу. В связи с этим постом в инстаграме. Ответов не даю, характеристик тем более.
1. Имеет ли право врач публично в своем инстаграме вывешивать медицинские данные пациента?
2. Этично ли врачу публично высказывать свою неприязнь к пациенту?
3. Есть ли основания оставить пациента с инсультом в анамнезе, с побоями (даже нетяжелыми), истощенного депривацией сна и голоданием в течение 2 суток, в стационаре?
4. Должно ли влиять на решение врача о госпитализации понимание условий, в которые попадет пациент при выписке?
5. Важно ли врачу следовать гуманистическим принципам, а верующему врачу – христианским? Или важно формальное выполнение протокола?
6. Важно ли врачу знать родной язык и названия соседских национальностей?
7. Важно ли главврачу большой горбольницы иметь одновременно ум и совесть? Или проще их поочередно отключать?
8. Что Бог думает о нас, наблюдая сверху?

Михаил Крутихин

Вижу, в соцсетях начали склонять главврача нашей 71-й больницы и поликлиники. Склонять заслуженно. Кто-то даже предложил называть его так: "врач мясников". Но видны и протестующие, которые считают его известным заслуженным врачом.
Вы бы лучше спросили у жителей района, который обслуживает его поликлиника. Известных своим трепом по телевизору показушник полностью закрыл вторую поликлинику района (бывшую медсанчасть 58 с ее больницей), разогнал специалистов, нанял вместо них полуграмотных среднеазиатских "врачей", которые правильно название лекарства написать не в состоянии. Спросите у стариков, которые неделями дожидаются в очереди УЗИ или анализов... Видного путиноида у нас ненавидят от всей души.

Глеб Кузнецов

Почему народ взъелся против доктора Мясникова? Потому что он – как главврач крупной городской больницы – бюджетный олигарх, по телекартинке – участник системы госпропаганды, а по биографии – еще и со спецслужбами в бэкграунде. И тут на самом деле совершенно неважно, что там было на самом деле у пациента – в глазах разозленного общества он не меньший партнер «глубинного государства», чем любой следователь.

Максим Осипов

Если при столкновении человека и государства врач выступает не на стороне своего пациента, не на стороне человека, то он чиновник, а не врач, и говорить о его достоинствах как врача смысла нет. И другим врачам за него стыдно.

Наташа Исакова

У мамы личная драма (доктор Мясников):
«Он мне так нравился, такой интересный мужчина и так про гипертонию рассказывает (а как он готовит омлет!)... но Ванечку ему не прощу».
Здравствуй, доктор Малышева и Первый канал!

Но злостью на врача дело, конечно, не ограничилось. Многие требуют наказания для тех, кто организовал это дело.

Алексей Федяров

Разом тем, кто: «Все не так однозначно».

1. Если человек в оперативной разработке, первое, что делается – проводится оперативная установка. Это место регистрации и жительства, работы, номера телефонов, электронная почта, аккаунты соцсетей, контакты, связи, совместно приживающие лица, счета, перемещения и прочее. Не знать, кого берут, опера округа (!), не не могли. Брали именно Ивана Голунова, журналиста «Медузы».

2. Если ведут сбытчика, его берут на сбыте. Это закон, аксиома. Взяли без минимальных данных о готовящемся сбыте, не подвели закупщика, хотя это делается всегда, это методичка. Не санкционирует никогда ни один руководитель органа, осуществляющего ОРД, вот такую реализацию дилера. Тут было надо, и чтобы дилер был, и чтобы реализация. Как смогли, дали.

3. Точечный минутный обыск в квартире. Так не бывает. Если ты не знаешь, где искать, ты проведешь в поисках пакетика кокаина в в такой квартирке 5-6 часов. И даже если найдешь его раньше, будешь искать до конца, ты же не знаешь, сколько у этого барона сейчас здесь товара. Не искали. Хватило. Аккурат на крупный размер, что само по себе тоже характеризует. А зачем заморачиваться сотней граммов, их где-то надо взять и жалко. Вот пять с небольшим – и суд хавает покушение на сбыт в крупном размере.

И это я еще дела не видел.

Эта пурга про «вели», «не знали кто» и «он сбывал» – для России 24.
Мы не схаваем.


Евгений Ройзман

Послушайте, что я скажу.
Я не знаю Голунова и не читал его расследований, но разбираюсь в том, что касается наркотиков.
Из того, что мы можем узнать из опубликованного: показания Голунова, пресс-релизы МВД, предъявленное обвинение, комментарии полиции и адвокатов – совершенно не следует никакого приготовления к сбыту и, тем более, покушения на сбыт. И никто в это не верит, тем более, что на старте МВД уже было поймано на вранье.
Чтобы доказать покушение на сбыт, необходимо множество правильно оформленных оперативно-розыскных мероприятий, которые подписывает начальник отдела или начальник полиции (раньше начальник райотдела или начальник КМ). Мало того, эти документы должны быть опубликованы в деле, озвучены в суде, то есть рассекречены. Если они есть, то станут известны. Если их нет, тогда вообще ничего нет и обязаны прекратить все и оправдать. Оформить такое задним числом – очень сложно, это прямая фальсификация и на это ни один вышестоящий начальник не пойдет (если конечно, он не в доле и не является прямым заказчиком), но даже если рискнут, то, как всегда, если делают в панике и второпях, будет куча шероховатостей и нестыковок, которые можно будет проверить.
А теперь самое главное.
Запомните – сбыт наркотиков, это любое отчуждение: продал, подарил, отдал за долг, угостил – нет разницы, это сбыт. Подкинул – железный сбыт. И в случае подброса наркотиков сотрудниками полиции – это не приготовление, не покушение, а прямой сбыт, в данном случае, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения (ст. 228.1 ч. 4 пункты а, б, г.) от 10 до 20 лет лишения свободы.
А дело по наркотикам похоронить невозможно, потому, что наличие наркотиков – уже материальный состав преступления и раскрывать придется. И за этим сейчас наблюдает вся страна.
Мне кажется, они загнали себя в ловушку и поэтому не могут включить задний ход.

Малюта Скуратов

После слов Ивана Голунова, что он связывает свой арест с текстом про похоронный бизнес, я естественно иду смотреть базу СПАРК. И что, например, можно обнаружить практически сразу. Один из крупнейших подрядчиков ГБУ «Ритуал» – ЧОП «Альфа-Хорс». В 2017 г. контракты на 148 млн руб, в 2018-м – на 106 млн рублей. У ЧОП «Альфа-Хорс» два владельца, 50% принадлежит Южанину Андрею Юрьевичу, 50% – Лешкевич Эмилии Дмитриевне. Эмилия Лешкевич владеет также 50% в ООО «Первая ритуальная компания», второй собственник которой – Умалатов Сардал Муслимович. И вот если посмотреть на этого самого Умалатова Сардала Муслимовича, то оказывается, что он был, например, совладельцем уже ликвидированного ООО «Бургер Стрит М». Вторым же собственником этого ООО «Бургер Стрит М», то есть, партнером Сардала Умалатова значился Колокольцев Александр Владимирович, сын главы МВД Владимира Колокольцева.

Андрей Бабицкий

Пришло время решать следующую срочную проблему: по нашему городу бегает несколько психов с мешком наркотиков и подкидывает их случайным людям. Это не очень здоровая ситуация. Куда идем, что пишем на плакатах. Ментам , как известно, надо все объяснять два раза и медленно. А Собянину и Колокольцеву — трижды.

Алексей Ковалев

Я не был ни на одном митинге, пикете, не записал ни одного видео в поддержку Ивана Голунова, не дал ни одного комментария и не подписался ни под одной петицией (только в Профсоюз журналистов и работников СМИ, где моя подпись стоит автоматом как члена профбюро), потому что я 48 часов практически без перерыва сидел в редакционном слэке, делал подборку Ваниных текстов (кстати, разбирайте их себе и публикуйте свободно на своих сайтах, блогах и анонимных телеграм-каналах, мы их расшарили по криэйтив коммонс) и читал черновик его следующего текста, который я, поддавшись какой-то невероятной и несвойственной мне интуиции, чуть ли не скандалом вырвал из него во время нашей встречи за час до его задержания. Ну и еще потому, что я знаю, какой Ваня человек — у него просто органическое неприятие любых лозунгов, митингов, активизма, это самый, как это сказать, сбалансированный журналист, да и человек, которого я знаю. Ну и скромняга. Его бесполезно даже просить написать авторскую подводку к собственному тексту, типа чувак, ну похвали себя, продай получше. Нет, скажет, сам пиши, я-то что. Поэтому я не буду его тут расхваливать, мне ж с ним работать еще. Я даже сейчас вот это пишу и прям вижу, как у него уши горят. Я всегда иронически говорю, что отдел расследований «Медузы» состоит из одного человека, а теперь этому человеку на два месяца запретили пользоваться интернетом — да и то слава богу, что он хоть из окошка может выглянуть. Короче, всем спасибо огромное, кто стоял, призывал, звонил, писал и так далее, наша работа только начинается, пошел дальше редактировать отдел расследований.

Иван Колпаков

Дорогие все, а особенно журналисты!
Спасибо огромное за поддержку.​
Прямо сейчас мы начали захлебываться от потока входящих. Нам нужен ровно один день, чтобы:
1) изучить материалы последнего расследования Вани Голунова и подумать, кто нам нужен из коллег, чтобы его закончить (мы начинаем с расследования, потому что это ключ к пониманию того, кто организовал Ванин арест)
2) составить общий план действий, касающийся не только этого материала — потому что работы предстоит много по всем фронтам
3) перераспределить ресурсы внутри «Медузы» — и подумать, как мы можем скоординироваться максимально эффективно со всеми, кто хочет как-то осмысленно помочь
Пока по всем вопросам можете писать мне и Гале Тимченко — мы будем отвечать по мере возможности. Пожалуйста, простите, кому пока не ответили.
Без вас мы точно не справимся, а вместе с вами справимся точно.

Варвара Горностаева

Вот что бросается мне в глаза, и чего раньше не было вообще. Никакие прошлые события, какими бы очевидно несправедливыми и мерзкими со стороны власти они не были, не вызывали такой реакции в фейсбуке. Я вижу, как посты про Ивана Голунова получают лайки тех, кто никогда до этого ничего такого общественного-гражданского-политического не лайкал. Как люди не только ставят лайки, а делают перепосты и крепят на свой аватар стикер "Свободу Ивану Голунову". Вы скажете, диванное участие, ничего ценного и значимого в нем нет. А я уверена, что есть. И фейсбук не зря это нам показывает. Что-то сдвинулось прочно и разом. Граница терпения переехала. И в следующий раз и эти люди выйдут на улицу, хотя до того никуда и никогда не ходили, ни на какие митинги и акции, даже к Соловецкому камню не считали нужным прийти. Вот так постепенно оно и начинается. Потому что предел есть всему. Предел у каждого свой, но с Иваном Голуновым он стал общим. Хотя бы на время.

Николай Подосокорский

Кажется, что российские власть и общество подошли к какой-то крайне опасной черте, и что вдруг станет детонатором мощного протеста никто не знает. Но это точно будет связано с каким-то вопиющим случаем несправедливости и произвола со стороны государства, которое утратило прежнюю гибкость и наплевало на обратную связь. Оказывается, теперь достаточно всего нескольких силовиков, которые своими неуклюжими действиями способны взорвать общественность. Очевидно, что назрела реформа всей правоохранительной системы, и это не хотелки либералов, а вопрос выживаемости режима в долгосрочной перспективе.

Малюта Скуратов

Можно сколько угодно принуждать ВЦИОМ к росту рейтинга, а Росстат – доходов россиян. Однако уже очевидно и без опросов, достаточно следить за новостями – всего за несколько месяцев этого года выросла политизация общества, а протестные настроения охватывают те группы, которые держались максимально далеко от оппозиционной деятельности. Фрондирующие банкиры, требующие ответа от власти провластные журналисты, корпоративные пиарщики, оторвавшиеся от выполнения KPI. Настроения напоминают о Москве времен Болотной, но сейчас все более однозначно. ...
Пока объединение идет во многом по цеховому или региональному признаку. Финансисты отбивают Майкла Калви, творческая интеллигенция – Кирилла Серебренникова, журналисты, пиарщики, политологи – Ивана Голунова, жители Екатеринбурга – сквер. Пока – раздражение и протест вызывают действия либо местных властей, либо конкретно обнаглевшего силового блока, который откровенно фабрикует дела по заказу из любой политической или экономической плоскости. Но на самом деле остается лишь небольшой шаг до объединения локальных протестующих групп в одну волну, которая осуществит свой транзит, не дожидаясь 2024 года. Пока кремлевские политтехнологи озабочены падением рейтинга и поиском схем транзита, обозначился главный рефрен нынешнего президентского срока: <достало>. А что именно – каждый найдет свой вариант.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG