Доступность ссылки

ФСБ добралась до РПЦ? Как российская спецслужба охотилась за епископом


Епископ Флавиан (Митрофанов) (слева) и патриарх Кирилл. Рукоположение в епископы, 24 ноября 2014 года. Храм Христа Спасителя в Москве

В марте ряд СМИ опубликовал новости о нарколаборатории, якобы найденной в петербургской квартире епископа Череповецкого и Белозерского Флавиана. Патриарх Кирилл отстранил Флавиана от служения и отправил на поселение в удаленный Павло-Обнорский монастырь. Епископ связался с редакцией Радио Свобода из Лондона, куда бежал после очередного обыска. Он утверждает, что пал жертвой спецслужб за отказ сотрудничать с ФСБ и к наркотикам никакого отношения не имеет. Это первый случай преследования российскими спецслужбами высокопоставленного иерарха РПЦ.

Максим Митрофанов (так отца Флавиана зовут в миру) родился в Саратове. В церковь его сначала водила бабушка, с 13 лет он прислуживал при алтаре, окончил саратовскую семинарию, в 1997-м был рукоположен в священники, преподавал в той же семинарии, позже стал проректором по учебной работе, служил в самарском кафедральном соборе, а в 2007 году был направлен служить в кафедральном соборе Лондона, где в 2009-м купил квартиру, а потом получил британское гражданство. По его словам, 200 тысяч фунтов стерлингов на квартиру ему дал отец: эмигрировавший в 1990-х годах из России ученый-физик.

Тогда это все делалось на коленке, считалось, что если получил развод государственный, то брак уже не существует

В 2014 году отцу Флавиану предложили стать епископом. "Моему приятелю, тогда епископу Вологодскому Игнатию [Депутатову], нужно было срочно стать митрополитом, – рассказывает Флавиан в интервью РС. – Это возможно при условии, если в его епархии будут образованы другие епархии и назначены другие епископы. Я закончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия, у меня также светское образование, я историк, преподаватель истории. [Патриарх] Кирилл любит людей с высшим образованием, и он [Игнатий] не мог никого найти и пригласил меня. И я сделал такую глупость и из спокойного Лондона уехал в Вологду". Тогда на территории Вологодской епархии было создано три епархии, епископом одной из которых, Череповецким, стал Флавиан (его рукоположил сам патриарх в храме Христа Спасителя). Игнатий был назначен митрополитом Вологодским (сейчас он митрополит Саратовский и Вольский). Любопытно, что для того, чтобы стать священником, Флавиану необходимо было жениться (от этого брака у него есть сын), а чтобы стать архиереем, потребовалось принять монашеский сан. Несмотря на то что таинство брака обратной силы не имеет, развода в саратовском загсе РПЦ было достаточно, чтобы постричь Флавиана в монахи и затем рукоположить в епископы: "Тогда это все делалось на коленке, считалось, что если получил развод государственный, то брак уже не существует", – поясняет Флавиан.

Епископ Флавиан (Митрофанов) (слева) и патриарх Кирилл. Рукоположение в епископы, 24 ноября 2014 года. Храм Христа Спасителя в Москве
Епископ Флавиан (Митрофанов) (слева) и патриарх Кирилл. Рукоположение в епископы, 24 ноября 2014 года. Храм Христа Спасителя в Москве

Доходы насущные

Одна из задач, стоящая перед любым архиереем, – повышение доходов от церковной деятельности. "Я принял епархию, где не было ни одного монастыря, приходов было два десятка, священников столько же. Через пять лет там было три действующих монастыря, 30 монашествующих [священников], причем монастыри активно восстанавливались. Количество приходов увеличилось с 20 до 100, священников – до 75", – перечисляет Флавиан свои заслуги.

Официальное церковное содержание доходило до полутора миллионов в месяц

Патриарх стал давать ему политические поручения. Флавиан стал сопредседателем двусторонней комиссии по диалогу с Сиро-яковитской церковью (одна из шести древневосточных Церквей. – РС), в 2018 году ездил в Ливан и Сирию в составе делегации, которая официально доставила в регион гуманитарную помощь, а неофициально – деньги патриарху Антиохийскому Игнатию IV за то, чтобы тот выступил на стороне Москвы в вопросе предоставления автокефалии Украинской православной церкви. Впрочем, эту битву Москва в итоге проиграла.

Труды епископа вознаграждались с лихвой: только официальное церковное содержание доходило до полутора миллионов в месяц, причем, как утверждает Флавиан, это нормальный доход епископа РПЦ. Деньги собираются паствой в качестве пожертвований или оплаты религиозной продукции типа свечек, икон, религиозной литературы, все это не облагается ни НДС, ни доходом на прибыль, а служители церкви не платят ни подоходного налога, ни социальных взносов. Полтора миллиона приходили епископу на карточку, сколько денег архиереи получают в конвертах, не считает никто.

Каин в эскорте, Президент из ФСБ

В 2017 году Флавиан знакомится в Петербурге с неким Каином Монтанелли. При рождении молодой человек получил русские имя и фамилию (они известны редакции). Кардинал Монтанелли – отец главного героя романа "Овод" английской писательницы Этель Лилиан Войнич, Каин – известный библейский персонаж. Как рассказывал сам Каин епископу Флавиану, родился он в многодетной семье священника в Кургане. В детстве его били за любую провинность, ставили на горох, заставляли часами молиться, так что, окончив школу, он уехал в Екатеринбург, работал там официантом, провалился на экзаменах в вуз, переехал в Петербург, якобы даже пытался поступить в Институт ФСБ (по его словам, не взяли по физическим данным), и стал работать в эскорте. Епископ Флавиан говорит, что "выдернул его из этого бизнеса", снял ему квартиру и платил 40 тыс. рублей в месяц за то, чтобы Каин выполнял различные его поручения. "Я его полюбил, у меня была определенного рода сублимация. У меня не было хорошего контакта с моим отцом, и с сыном тоже у нас были отношения… больше денежные. А здесь возник душевный контакт, я стал ему показывать мир, катать его по Европе, привез его в Лондон, он мне тут помогал перевозить вещи". На вопрос, состоял ли Флавиан с Каином в интимной связи, епископ ответил: "Ваш вопрос абсурден, – говорит он. – Монах не имеет интимной жизни".

По словам Флавиана, он замечал, что у Каина стали водиться деньги, но тот утверждал, что торгует поддельными сумками Louis Vuitton, даже предлагал купить парочку в подарок матери и сестре. Тайна его доходов раскрылась ровно год назад. В декабре 2019-го его задержали вместе с двумя другими молодыми людьми, обвинив в производстве наркотиков. Как выяснил впоследствии через адвокатов Флавиан, следствие считает, что молодые люди сначала выращивали и продавали марихуану, а потом познакомились в даркнете с неким человеком под ником Президент, который предложил им бизнес покрупнее (по мнению Флавиана, Президент был агентом ФСБ). Они купили дачу в Тосненском районе Ленинградской области, Президент доставил им оборудование, и они стали производить синтетические наркотики. При обыске тосненской дачи была якобы изъята тонна прекурсоров (впрочем, следственные органы для расчета массы наркотического вещества иногда мешают наркотики с другими субстанциями: к примеру, если несколько грамм наркотического вещества размешать с килограммом муки, то в деле будет килограмм наркотического вещества). Если вина молодых людей будет доказана, им может грозить пожизненное заключение.

В квартире епископа также прошел обыск, у него изъяли паспорта, кредитные карты, мобильные устройства и 570 тыс. рублей, его допросили, взяли смывы с волос и ногтей на наличие наркотиков, но ничего не нашли и отпустили. В распоряжении редакции есть протокол обыска, а также письмо от петербургской коллегии адвокатов "Юстум" в Высший церковный суд РПЦ, где утверждается, что никаких запрещенных наркотических и психотропных веществ в биологических материалах Максима Митрофанова обнаружено не было.

Я ему сказал, что с организацией, у которой руки по локоть в крови русских священников и русских людей, я сотрудничать не стану

Как рассказывает Флавиан, во время обыска с ним пытался наладить контакт оперуполномоченный ФСБ лейтенант Красавин М.К. (это имя есть в протоколе). "Он сбегал за выпивкой и буквально меня напоил, даже как-то подсел и стал ко мне… приставать, – вспоминает Флавиан. – Он сказал, что мы все про тебя знаем, ты у нас в разработке с 2007 года, нам нужны сведения про твои связи. У меня после работы в Лондоне очень много знакомых, с которыми я поддерживаю контакт: они работают в ООН, они вхожи в круг некоторых российских олигархов. Я, посоветовавшись с адвокатами, сотрудничать с ним отказался". Сотрудники ФСБ оказались настойчивы, пытались выйти на епископа через его друзей в Петербурге и подчиненных в Череповце, наконец лейтенант Красавин пришел к Флавиану за финальным ответом. "Я ему сказал, что с организацией, у которой руки по локоть в крови русских священников и русских людей, я сотрудничать не стану. Даже святые отцы говорят, что не надо вступать в диалог с бесом, потому что ты проиграешь. А эта организация совершенно бесовская. Прямо в лицо ему так и сказал". Лейтенант пообещал, что епископ пожалеет о своем решении.

На покой в Лондон

Все затихло до марта 2020-го, когда в СМИ неожиданно появилась информация о том, что нарколабораторию нашли чуть не в квартире Флавиана. Он поехал в Москву к митрополиту Воскресенскому Дионисию, управляющему делами Московской патриархии, второму человеку в РПЦ. "Дионисий мне сказал: "А что ж вы не сотрудничали? Зачем вам эти неприятности? Все сотрудничают. Вот теперь пишите прошение на покой по состоянию здоровья". И я написал", – рассказывает Флавиан. Ему было указано отправиться в полуразрушенный Павло-Обнорский монастырь в 70 км от Вологды. Епископ съездил туда на пару дней и вернулся в Петербург: в монастыре не было ни водопровода, ни канализации, "удобства на улице". Интервью РС митрополит Дионисий давать отказался, посоветовав обратиться в Синодальный отдел по связям со СМИ.

Павло-Обнорский монастырь в Вологодской области
Павло-Обнорский монастырь в Вологодской области

Несколько месяцев никто не нарушал покоя епископа, пока 2 декабря в пять утра к нему домой не вломилась опергруппа ФСБ вместе с тем же лейтенантом Красавиным (протокол обыска есть в распоряжении РС). Флавиана и гостившего у него приятеля положили на пол, разбив в кровь лицо молодому человеку и "наставив синяков" епископу. Обыск шел до часу дня, у Флавиана опять изъяли паспорта, кредитки и телефоны, ничего запрещенного не нашли, а в час отвезли в Большой дом на Литейном – Управление ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. "Мне говорят: "Собирайте зубную щетку, сменное белье, вы будете арестованы". Я говорю, что я ничего собирать не буду, если я буду арестован, я объявлю голодовку и умру от голода".

В Большом доме Флавиан томился до 9 вечера, после чего его без допроса отвели на очную ставку с одним из подельников Каина. "Меня вводят в комнату, где сидит этот его подельник, которого я никогда в жизни не видел. На вопрос: "Знает ли он меня" – он говорит: "Да, это Митрофанов Максим Валерьевич". На вопрос: "Как мы познакомились" – рассказывает какую-то бестолковую историю, которая отношения к делу не имеет, а потом говорит, что во время второй нашей встречи в ресторане "Москва" мы ничего не заказали, Митрофанов принес 500 тыс. рублей, передал их мне, я их подсчитал под столом, он их передал на создание нарколаборатории. Ничего этого близко не было".

Никто не интересуется твоей связью с наркотиками. Их интересуют лишь твои заграничные дела

Любопытно, что состав расследуемого преступления за год пополнился новыми эпизодами. Если в протоколе обыска от декабря 2019-го значилось только производство и торговля наркотиками, то в 2020-м к ним добавились хищение денежных средств и даже организация заказного убийства. По мнению Флавиана, речь идет о его подчиненных из Череповецкой епархии, возможно замешанных в этих преступлениях (информации по этому уголовному делу РС найти не удалось). Кроме того, во время обыска были изъяты записки из СИЗО от Каина: "Никто не интересуется твоей связью с наркотиками. Их интересуют лишь твои заграничные дела", – пишет молодой человек. В другой записке он сообщает, что ему "угрожают сильно". Кроме того, в распоряжении редакции есть письмо адвоката Каина Монтанелли Надежды Жирновой в тот же Высший церковный суд РПЦ, где она сообщает о том, что на ее подзащитного оказывалось давление с целью получить от него информацию "о наличии у Митрофанова Максима Валерьевича имущества и банковских счетов в зарубежных отделениях банков, о личных знакомых Митрофанова М.В. среди лиц, проживающих в разных странах, в том числе и из числа церковных служащих, сотрудников ООН, Совета Европы, ближайшего окружения российских олигархов. Данные беседы носили неофициальный характер и на них не была приглашена адвокат Жирнова Н.Н., не велись протоколы процессуальных действий". Поскольку говорить Монтанелли отказался, сотрудники предприняли попытки прослушивать разговоры адвоката с ее подзащитным, Жирнова подала жалобы в прокуратуру, руководителю Следственного управления УФСБ по Петербургу и в Комиссию по защите профессиональных прав адвокатов при Совете Адвокатской палаты города. От разговора с РС Наталья Жирнова отказалась.

Казенный дом или дальняя дорога

После очной ставки в Большом доме епископа Флавиана отпустили, не взяв даже подписку о невыезде. По делу он остался свидетелем. Ему тут же позвонил управделами митрополит Дионисий и вызвал в Москву: "Я объясняю ему ситуацию, он говорит, что вы сами виноваты, что вы неразборчивы в связях и что вам надо ехать в Павло-Обнорский монастырь или мы снимем с вас сан. Я так понял, что он договорился с ФСБ, что я буду [ждать выводов следствия] не в СИЗО, а в монастыре". Флавиан для вида согласился, но через пару дней выехал с запасными паспортами в Великобританию.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG