Доступность ссылки

«Власти создали безвыходную ситуацию»: как и за что в России и аннексированном Крыму преследуют «Свидетелей Иеговы»


За последние три с половиной года в России и аннексированном ею Крыму число обвиняемых в экстремизме членов «Свидетелей Иеговы» увеличилось до 400 человек, – об этом сообщают в Европейской ассоциации «Свидетелей Иеговы». Верующих в основном преследуют по статье 282.2 Уголовного кодекса России и нередко приговаривают к тюремным срокам.

По данным самих «Свидетелей Иеговы», на конец октября 2020 года 10 членов организации находятся в колонии, 38 – в СИЗО, 26 – под домашним арестом, 24 – под запретом определенных действий, около 200 – под подпиской о невыезде, а у более чем тысячи семей прошли обыски. В начале октября сотрудники российской ФСБ провели в Севастополе очередные обыски у девяти членов местной городской общины «Свидетелей Иеговы», и в итоге подконтрольный России Ленинский районный суд арестовал четырех человек. До этого уголовному преследованию подверглись последователи организации в Керчи, Ялте и Джанкое. О продолжающейся кампании российских властей против «Свидетелей Иеговы» шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Представитель Европейской ассоциации «Свидетелей Иеговы» ​Ярослав Сивульский рассказал Крым.Реалии, что российское государство не только сажает верующих этой конфессии в тюрьму, но и многократно усложняет жизнь тех, кто остается на свободе.

Ярослав Сивульский
Ярослав Сивульский

– Даже если человек избежал заключения, он проходит через допросы, суды, ему блокируют счета. Клеймо экстремиста превращает его жизнь в кошмар. Вот в Костроме молодых супругов Раймон осудили на 8 лет условно, то есть все это время они не могут выезжать из города и должны регулярно сообщать правоохранительным органам о своем присутствии. У них нет банковских счетов, они не смогут найти себе нормальную работу. Есть нескольких пожилых людей, которых государство тоже считает экстремистами и подвергает какому-либо наказанию. Это все очень печально, потому что «Свидетели Иеговы» никакие не экстремисты, они известны во всем мире. И до, и после запрета они мирно исповедовали свою религию. Иисус говорил: «Меня преследовали – и вас будут преследовать, меня ненавидели – и вас будут». С библейской точки зрения, для христианина это нормально, он готов к этому.

Ярослав Сивульский отмечает, что в аннексированном Крыму, в отличие от соседней России, имел место единственный случай ужесточения приговора: в июне подконтрольный Кремлю Верховный суд полуострова при рассмотрении дела Артема Герасимова заменил 400 тысяч рублей штрафа на шесть лет лишения свободы.

Понимая, что по ним в любой момент может пройти каток репрессий, люди просят политического убежища в Евросоюзе и США
Ярослав Сивульский

– Обычно же апелляционные суды смягчали наказания. На этом фоне многие верующие уезжают из России, из Крыма, хотя точной статистики у нас нет. Понимая, что по ним в любой момент может пройти каток репрессий, люди просят политического убежища в Евросоюзе и США. Наша примерная оценка – таких от 5 до 10 тысяч человек. Конечно, далеко не все могут уехать, подавляющее большинство «Свидетелей Иеговы» остается дома. Сотрудникам правоохранительных органов легко их найти и инициировать уголовные преследования. Многие европейские организации выступили с осуждением запрета «Свидетелей Иеговы» в России, обвиняемые также направляют иски в Европейский суд по правам человека. Мы ожидаем положительных решений по 40 делам в этом или в следующем году, и тогда Россия будет вынуждена как-то реагировать на это – в том числе компенсировать изъятие имущества.

Как пишет правозащитный центр «Мемориал», преследования «Свидетелей Иеговы» приобрели широкомасштабный характер после того, как Верховный суд России 20 апреля 2017 года вынес решение о признании Управленческого центра «Свидетелей Иеговы» в стране экстремистской организацией. В «Мемориале» это расценивают как политические преследования по религиозному признаку.

Глава российского аналитического центра «СОВА» Александр Верховский объясняет, на чем именно российские правоохранительные органы основывают свои обвинения против представителей этой конфессии.

Александр Верховский
Александр Верховский

– С правовой точки зрения, все основывается на некоторой двусмысленности понимания экстремистской деятельности в соответствующем законе. Там есть пункт об «утверждении превосходства или неполноценности людей по признаку отношения к религии». Если бы кто-то агитировал не брать на работу православных, или «Свидетелей Иеговы», или еще кого-то – фактически это был бы призыв к дискриминации, который мог бы рассматриваться как экстремизм. Однако сейчас тот пункт понимают буквально: если кто-то утверждает, что их религия истинна, а другие – нет, то это уже экстремизм. В таком случае обвинить можно вообще любых религиозных людей, и для силовиков остается только один вопрос: кого они хотят выбрать в качестве объекта преследований? Для меня вообще загадочно, почему российские власти занимаются этим вопросом систематически и на высшем уровне.

Александр Верховский предполагает, что Кремль видит в «Свидетелях Иеговы» некую политическую угрозу.

Положение безвыходное: все равно невозможно преследовать в уголовном порядке десятки тысяч людей
Александр Верховский

– При этом Европейский суд по правам человека с высокой вероятностью признает запрет этой религиозной организации не соответствующим Европейской конвенции. Конечно, Конституционный суд может решить, что Россия не обязана исполнять это решение ЕСПЧ – но зачем вообще власти загнали себя в эту ситуацию? Это действительно выглядит странно. Положение безвыходное: все равно невозможно преследовать в уголовном порядке десятки тысяч людей, равно как и рассчитывать на то, что все они уедут из России.

Глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник рассуждает о том, что Украина может сделать для «Свидетелей Иеговы» в Крыму.

Ольга Скрипник
Ольга Скрипник

– На полуострове к вышеперечисленным проблемам добавляются еще и нарушения международного гуманитарного права: Россия распространила свои законы на временно оккупированный полуостров и на этом основании лишает граждан свободы. Так что тут, помимо правовых, можно использовать и дипломатические механизмы. В этом году группа правозащитных организаций, включая нашу, обратились к Генассамблее ООН, чтобы проблема «Свидетелей Иеговы» была отдельно подчеркнута в резолюции по правам человека, которую будут принимать в декабре. Можно использовать и другие формы дипломатии и политического давления. Естественно, в случае с Крымом Россия будет пытаться полностью игнорировать эти призывы. В Украине, к сожалению, до сих пор не принят закон о политических заключенных, который бы закрепил формы финансовой помощи для тех, кого подвергают преследованиям.

Ольга Скрипник отмечает, что сейчас в Украине возобновила работу Межведомственная комиссия, которая может назначать выплаты в размере 100 тысяч гривен раз в год на одного украинского гражданина, преследуемого Россией по политическим мотивам. По данным правозащитницы, после заседания комиссии в октябре родственникам 24 человек назначили такие выплаты.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG