Доступность ссылки

«Вызывайте переводчика». Как коренные народы России борются за сохранение языка


Дом карельского языка, Ведлозеро

21 февраля –​ Международный день родного языка. На Северо-Западе России две национальные республики: Коми и Карелия. В обеих язык титульного народа сегодня находится без необходимой поддержки государства. И если язык коми хотя бы имеет статус второго официального, то в Карелии у языка коренного народа нет никакого статуса.

Корреспонденты Север.Реалии встретились с местными активистами и узнали, как они борются за права родного языка и народа.

Карельский: единственный без статуса

В Доме карельского языка – аншлаг. В карельском селе Ведлозеро в Международный день родного языка премьера спектакля "Санта-Барбара". Текст написала Наталья Антонова – известная в Карелии активистка, продвигающая статус карельского языка. Зрители, от мала до велика, увлеченно следят за развитием сюжета. В его основе – реальные сцены из жизни карельского села в художественной обработке автора. Главным образом это обычные женские истории, услышанные когда-то и пересказанные Антоновой, в том числе – о разводах, изменах, неразборчивых связях. Не забыла автор и про контекст, например, про "отношение простых людей к политике". Но тонкие политические нюансы, в отличие от "простых" сцен, понятны не всем зрителям – только тем, кто хорошо знает, "понимает" карельский язык. Даже в Ведлозере, старинном карельском селе, таких людей осталось немного.

Афиша спектакля "Санта Барбара"
Афиша спектакля "Санта Барбара"

Сегодня в Карелии живет 614 тыс. человек, из них 45 тыс. – представители титульной нации – карелы. Из них на карельском языке говорит несколько тысяч. В советские времена, во второй половине ХХ века, карельский язык существовал сам по себе, государство никак его не поддерживало: обучение на родном языке в школах не приветствовалось. Не изменилась ситуация и в новой России: у карельского языка нет официального статуса, нет внятной политики по его продвижению и поддержке.

Наталья Антонова называет себя языковым активистом. Она родилась и выросла в старинном Ведлозере. Последние семь лет координирует проекты Дома карельского языка, в котором многие ее называют хозяйкой. Региональные власти не заинтересованы в развитии карельского языка, излишне осторожничают в этом вопросе, уверена она.

Правительство старается этого вопроса избегать. Говорят: вы и без статуса можете развивать язык, если захотите

– Статус карельского языка – сегодня самый неудобный вопрос, который Съезд карелов ставит перед властью. Карелия сегодня – единственная республика, где у языка титульной нации нет вообще никакого статуса – ни государственного, ни регионального, никакого другого формального. Правительство старается этого вопроса избегать. Говорят: вы и без статуса можете развивать язык, если захотите. Но для всех карельских национальных организаций, для всех активистов это принципиальный момент. Позиция Съезда карелов (в марте в Петрозаводске состоится IX съезд карелов) неизменна в последние три десятилетия: статус нужен, и уж если не полноценный, государственный, то хотя бы какой-нибудь, –говорит Антонова.

По ее словам, федеральный закон таков, что только языки с кириллической основой могут становиться государственными. Карельский таковым не является, в его основе – латинские буквы.

Библиотеке в Доме карельского языка
Библиотеке в Доме карельского языка
Федеральный центр не допустит развития карельского языка в приграничном регионе

– Хорошо, если региональная власть лоббировала бы вопрос (а нынешнее законодательство это позволяет) о принятии отдельного закона, регулирующего национальные языки на некириллической основе. Но руководство республики этим не занимается – ни губернатор, ни Заксобрание. Почему – вопрос открытый. Мое мнение: федеральный центр не допустит развития карельского языка в приграничном регионе, языка, который слишком близок к финскому, на котором говорят в соседней Финляндии, – считает Наталья Антонова.

Впрочем, активисты в Карелии не просто не опускают руки, а наоборот, прикладывают все больше усилий для развития языка – не благодаря, а вопреки. Дом карельского языка (Karjalan Kielen Kodi) в селе Ведлозеро – один из самых ярких примеров и уникальная для России инициатива.

Дом карельского языка

"Многофункциональный центр" – так называют Дом карельского языка в Ведлозере его хозяева. В 2012 году местные жители поняли, что на карельском говорят только дома, даже в разговоре с соседями они все чаще переходили на русский. Так появилась идея открыть место, где носители карельского могли бы встречаться и общаться на родном языке друг с другом, сохраняя культуру карелов. Местная администрация отдала активистам старое здание бывшего детского сада: отремонтировать его было невозможно, поэтому жители Ведлозера решили построить новое.

История строительства Дома карельского языка на его стенах
История строительства Дома карельского языка на его стенах

Разработать проект Дома помогло архитектурное бюро в Петрозаводске – вместе с финскими архитекторами они сделали эскиз здания. 13 октября 2013 года был заложен фундамент, но на большее денег ни у активистов, ни у властей не хватило, активисты открыли сбор средств. Когда был готов первый этаж: возведены стены, крыша, установлены окна, печи, сделан пол, в Доме карельского языка открылись первые кружки для местных жителей. Сегодня их много: это несколько кружков карельского языка, кружки рукоделия, детская и взрослая театральные группы.

– Все, что внутри Дома – это подарки, сами ничего не покупали – стулья из Петрозаводска, мебель – из Финляндии, шкафы – из Пряжинской школы. Кухню нам делал мастер из Финляндии, он покупал материалы в Петрозаводске, а делал здесь на месте сам, – говорит одна из создателей Дома Ольга Гоккоева.

Работы кружка рукодельниц продают в Доме карельского языка
Работы кружка рукодельниц продают в Доме карельского языка

Не прекращается и сбор пожертвований: деньги постоянно нужны на электричество, аренду земли, содержание Дома. За 8 лет активисты собрали почти 8 млн рублей.

Главная гордость Дом карельского языка – это "языковое гнездо" для детей. Фактически – это обычный муниципальный детский сад, но воспитатели и нянечки, носители языка и традиций, говорят с детишками только на карельском.

Антонова признается, что в какой-то момент они столкнулись с проблемой: выпускники "гнезда", уходя в школу, лишаются этой языковой среды. Чтобы выращенные в "гнезде"дети не забывали язык в школе, активисты открыли "карельскую" продленку, где школьники могут продолжить общение на родном языке.

"Языковое гнездо" в Доме карельского языка
"Языковое гнездо" в Доме карельского языка

– Мы бы хотели, чтобы он стал языком образования в школах наряду с русским. Мы бы хотели, чтобы на нем осуществлялись услуги. Мы бы хотели, чтобы он стал языком семейного общения и языком, который передаётся из поколения в поколение. Эта передача сейчас полностью прекратилась, – говорит Наталья Антонова.

Коми: государственный язык без поддержки

– Коммунистическая улича, сизим дас керка, квартира квайт окмыс квайт, – студент Сыктывкарского государственного университета (СГУ) Николай Удоратин диктует полицейскому свой домашний адрес. Тот делает вид, что понимает его, записывает что-то в блокнот. В октябре 2019 года интернет обошло видео, на котором будущий преподаватель истории и права Удоратин с плакатом в защиту активистов Шиеса отказывается разговаривать на русском с представителями власти.

Если полицейские ходят попарно, то хотя бы один из них должен говорить на коми

– Это государственный язык! Я могу говорить на нем сколько угодно. Если полицейские ходят попарно, то хотя бы один из них должен говорить на коми. Если нет – вызывайте переводчика, – пояснил свою позицию студент корреспонденту Север.Реалии.

Николай Удоратин родился в селе Деревянск на юге Республики Коми, местные жители там общаются на коми. Вырос Николай в билингвальной среде: общался на коми с родными, друзьями, в школе изучал русский как второй язык, Общественной деятельностью Николай начал заниматься на четвертом курсе института, вступив в сыктывкарское отделение КПРФ и в существующее с 1993 года демократическое объединение "Доръям асьнымӧс" (в переводе с коми "Защитим себя").

"Доръям асьнымӧс" выступает за развитие этнического населения, сохранение сельских школ и экологии республики. Активисты принимают участие в митингах против строительства мусорного полигона на станции Шиес в соседней Архангельской области, и требуют от властей построить в столице новое здание национального театра, так как у старого протекает крыша.

Николай Удоратин
Николай Удоратин


Один из пунктов программы объединения – изменение налогового режима для компаний, добывающих ресурсы в Республике Коми. В их числе ПАО "Лукойл", разрабатывающее нефтетитановое месторождение в Ухте, а также австрийская группа Mondi. Ей принадлежит один из крупнейших в Европе производителей бумаги – Сыктывкарский лесопромышленный комплекс (ЛПК). По мнению активистов, миллиарды рублей в виде налогов на прибыль оседают по месту прописки корпораций в Москве и за рубежом, минуя республиканский бюджет.

– Мы предлагаем создать специальный фонд поддержки традиционной деятельности местного населения, куда бы платили взносы нефтяники и лесопромышленники. Чтобы "Коми Войтыр" (объединение народа, обладающее правом законодательной инициативы по итогам съезда, проходящего раз в два года) не бежало в администрацию и не выпрашивало по 50 тыс. рублей на организацию мероприятий, – говорит Николай Удоратин.

Ничего не задали

В Республике Коми проживают 854 тыс. человек из них 25% –представители этноса. Местным языком владеют 135 тыс. коми, а также 15 тыс. жителей, относящихся к другим национальностям.

Язык коми – второй государственный в республике, наряду с русским. Несмотря на это, в 2018 году в школах отменили обязательное изучение коми вместе с поправками в федеральный закон "Об образовании России". В интернете тогда появились сразу две петиции – одна в защиту коми языка, другая за отмену его обязательного изучения. Родители -противники настаивали на том, что на коми говорят лишь в пределах республики и нагружать детей дополнительным домашним заданием не нужно. Защитники твердили о сохранении самобытной культуры коми, которую невозможно развивать без языка. Выиграли противники.

Существует и местный закон – о языках Республики Коми от 1992 года. Из него следует, что жители могут общаться по желанию на одном из двух языков в госучреждениях, на предприятиях и в торговых точках региона.

Этим правилом в марте 2018 года воспользовался активист "Доръям асьнымӧс" Алексей Иванов, раздававший в Сыктывкаре политические листовки. Когда к нему подошли полицейские, он стал общаться на коми. После фразы на родном языке "Это не я вас не понимаю, это вы меня не понимаете" молодого человека в течение двух дней держали в спецприемнике. Как сообщило УМВД по Сыктывкару, задержание произошло не из-за языка, а за неповиновение представителям власти.

Николай Удоратин
Николай Удоратин

– В Татарстане около 70% коренного населения – там большинство разговаривает на местном языке и для полицейских не проблема его понимать. Принципиальная позиция директоров многих татарских школ – мы все равно не перестанем изучать наш язык как родной. А у нас идет только переписывание протоколов и жалобы на лишние затраты, которые несут родители школьников на изучение коми языка, – говорит Уродатин.

Он предлагает "если не вернуть обязательное изучение языка" в школах республики, то хотя бы ввести систему бонусов для учащихся – начислять дополнительные баллы по ЕГЭ, платить повышенную стипендию в ВУЗах тем, кто предмет знает.

Трудности перевода

В отличие от удмуртского и марийского языков, коми не вошел в программу синхронного перевода Яндекс.Переводчика и разработкой онлайн-словаря коми языка решили заняться местные ребята: программист, проектный менеджер и три филолога-выпускника сыктывкарского университета. Это сотрудники Центра инновационных языковых технологий (ЦИЯТ) при госучреждении "Дом дружбы народов Республики Коми". Команда из пяти человек разрабатывает онлайн-словарь коми языка и модули для интернет-браузеров, с помощью которых можно переводить отдельные слова на веб-странице.

– Мы презентовали контекстный словарь в январе и его уже включили в браузеры Google Chrome, Internet Explorer и Mozilla. Ждем ответа от "Оперы" и от "Яндекса". Полноценный переводчик с русского языка на коми запланирован. Мы постепенно к нему идем, – говорит Север.Реалии Марина Федина, руководитель ЦИЯТ.

Команда Fu-Lab
Команда Fu-Lab

Организация финансируется частично из бюджета республики, частично – за счет грантов, а также заказов той же администрации на переводы обращений граждан на коми языке. Продукция центра бесплатна. По словам Фединой, они не делают бизнес на своих языках, это принципиальная позиция.

– Ресурсов не хватает, как людских, так и финансовых, потому что все разработки постоянно обновляются и дополняются. Силами пяти человек это нереально сделать, но мы привлекаем на добровольных началах волонтеров, студентов, активистов, – добавляет она. – Наши разработки используются не только у нас, но и за рубежом, потому что сами понимаете, без интернета немыслима жизнь. Как говорят, если язык не представлен в интернете, значит его не существует для нынешнего поколения.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG