Доступность ссылки

«Это экологическая трагедия»: как ликвидируют разлив нефти в Норильске и какими будут его последствия


В окрестностях северного российского города Норильск 29 мая произошел масштабный разлив нефтепродуктов после того, как в хранилище с дизельным топливом на территории ТЭЦ Норильско-Таймырской энергетической компании врезался автомобиль. Огромный топливный бак разгерметизировался и загорелся. Более 20 тонн дизельного топлива разлилось за пределы промышленной площадки, попало в почву, водоемы и на проезжую часть в городе.

Исполнительный директор открытой экологической платформы "Российские зеленые" Сергей Шахматов рассказал Настоящему Времени, как будут ликвидировать последствия разлива и почему разгерметизировался бак.

Как ликвидируют разлив нефти в Норильске и какими будут его последствия
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:44 0:00

– Вы сегодня облетели на вертолете пострадавшие участки из-за разлива нефтепродуктов, были на месте. Каковы масштабы аварии и заражения, на ваш взгляд?

– Конечно, действительно это очень огромная площадь. В России это, наверное, уникальный прецедент, это экологическая трагедия. Конечно, в мире были и больше разливы нефтепродуктов, но, по нашим оценкам, это порядка 170-180 тысяч квадратных метров – это 17-18 гектар.

– Вы можете объяснить, чем эта экологическая трагедия такая большая и почему она трагедия? Что умрет, если умрет, из-за того, что это случилось?

– Никто не предполагал, что те хранилища ТЭЦ, которые предназначены для отопления в аварийный как раз режим северного города Норильска – самого северного промышленного города с таким населением в мире, с понятной климатической ситуацией зимой, – что последние годы будут такими теплыми и возможно определенное увеличение скорости хождения мерзлоты и, соответственно, грунта под большими тяжелыми промышленными объектами.

– Просто растаяла земля под цистерной, в которой хранилось дизтопливо?

– Не растаяла, а началось движение, конструкция потеряла равновесие, и часть дна этого большого резервуара фактически оторвало, и все, что было внутри, вылилось.

– А много таких конструкций в России в вечной мерзлоте, хотя бы в вашем районе?

– Это предположение специалистов, и эту гипотезу должны подтвердить эксперты через экспертизу. Если это подтвердится, то, конечно же, нужно будет, на взгляд "Российских зеленых", провести масштабную ревизию подобных объектов, о чем вы сейчас сказали. Таких объектов, на самом деле, много в России, потому что это шесть субъектов Российской Федерации, и общая численность населения, которое проживает за полярным кругом, 2,5 миллиона человек. Это целая страна.

– Я сегодня читал отзывы людей, которые живут в Новосибирске. Они говорят, что, несмотря на то, что этот город на севере с отличной уникальной природой вокруг, он всегда был грязным. И то, что сейчас произошло, это очень плохо, но и до этого не было хорошо. Это так или нет? Почему?

– Норильск изначально исторически был промышленным центром не просто Красноярского края, но и всей России.

– Появились очистные сооружения с тех пор, как он стал таким центром. И уже последние лет 30 предприятие в частных руках. Или я ошибаюсь?

– Нет, предприятие работает с 50-х годов прошлого века – этому предприятию скоро будет уже 80 лет. А сегодня, конечно, модернизация происходит, компания выполняет с 2012 года модернизационные мероприятия и закрывает старые производства. Например, в черте города Норильска был закрыт никелевый завод, который позволил на несколько сот тысяч тонн год снизить выбросы. И в этом смысле они и дальше идут по своему пути, но такие ситуации, которые произошли 29 мая, они, конечно, говорят о том, что здесь не только техногенный фактор. Здесь еще фактор, на который влияет климат, на который влияют природные факторы, на который не влияет человек. И с этим надо разбираться очень досконально.

– Представитель Гринписа ранее на канале у нас говорил, что арктическая природа может не восстановиться, в принципе, в том месте, где произошел разлив дизтоплива. На ваш взгляд, это справедливо или нет? Какие вообще последствия могут быть?

– Мы не так критичны, как Гринпис России. У нас есть свои эксперты, специалисты, экологи. Мы производим свою независимую экспертизу. И хочу вам сказать, что на сегодняшний день выполнена самая главная задача – это локализация разлива дизельного топлива.

– То есть это не растекается больше, чем уже есть?

– Да, мало того, мы сегодня были на точке, где конечная точка этого пятна, и она в четырех километрах от озера Пясино – мировой известности, – река из которого впадает в Карское море. Мало того, что мы не обнаружили пятен в озере Пясино, соответственно, исключается попадание этих нефтепродуктов в Мировой океан. И нас поразила самоотверженность тех спасателей и даже работников комбината, которые в круглосуточном режиме откачивают дизельное топливо. В этом смысле, конечно, этим двум рекам достался достаточно серьезный ущерб, но сейчас его оценивать бессмысленно. Сейчас нужно собрать все нефтепродукты и приступить к детальной оценке экологического ущерба, возможно, с привлечением зарубежных специалистов.

– А куда их откачивают?

– Их откачивают в резервуары, которые отвозят до ближайшей дороги по болотистой местности машины повышенной проходимости. Это очень трудоемкий процесс, но это происходит. Мы сегодня видели это своими глазами.

– Я правильно понимаю, что Роспотребнадзор остановил сжигание, а так бы сожгли?

– Нет, обсуждалось несколько вариантов утилизации. От варианта сжигания отказались.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG