Доступность ссылки

Как Россия захватывала украинскую границу в 2014-м: огонь с российской территории и потери Украины


В 2014 году несколько тысяч военных и пограничников прошли по тылам боевиков и заняли почти 250 километров пограничных рубежей (иллюстративное фото)

Летом 2014 года украинская армия попыталась взять под контроль российско-украинскую границу на Донбассе. Тогда несколько тысяч военных и пограничников прошли по тылам боевиков и заняли почти 250 километров пограничных рубежей. Как проходила операция? Чего не хватило для успеха и какую роль сыграли обстрелы с территории России? Об этом ‒ в материале журналистов специального проекта Радіо Свобода «Донбасс.Реалии».

4 июня 2014 года вблизи пограничного пункта «Мариновка» боевики прорываются через границу с Россией. В начале лета нападения на украинских пограничников становятся систематическими.

«300 человек их было. Нас было где-то 60-70. Около четырех часов прилетел из Харькова боевой самолет Су-27 и зачистил нам правый фланг, где были минометы сепаратистов. Во время боя у нас было пятеро раненых. Один тяжело ранен: пуля пять сантиметров не дошла до сердца», ‒ вспоминает те дни представитель Госпогранслужбы Украины Юрий Хайнас.

Юрий Хайнас
Юрий Хайнас

Примерно в это же время в штабе АТО начинают операцию по перекрытию границы. Задача ‒ взять под контроль пункты пропуска в Донецкой и Луганской областях, через которые в Украину попадают вооружение и боевики. Операция должна была начаться 1 июня, но стартовала с задержкой на полторы недели.

Перекрытие границы началось 12 июня 2014 года
Александр Сурков

«Для этого использовалось накопление группировки наших войск в районе Амвросиевки. В Амвросиевку войска зашли еще в конце апреля и потом поняли, что это удобный оперативный плацдарм для действий у границы. И там начали накапливать силы. С другой стороны, силы накапливались на Луганском аэродроме. Там был создан достаточно мощный укрепрайон, однако после сбивания нашего Ил-76, к сожалению, Министерство обороны запретило полеты военно-транспортных самолетов и группировки здесь собрать не удалось. Таким образом перекрытие границы началось 12 июня 2014 года», ‒ объясняет писатель, тележурналист Александр Сурков.

Александр Сурков
Александр Сурков

О том, как выдвигаться на границу, спорили на совещании у исполняющего обязанности президента Украины Александра Турчинова. Экс-начальник Генштаба Виктор Муженко говорит: настаивал на том, чтобы войска стояли не на границе, а за 20-40 километров от нее.

Пограничники должны были остаться на границе
Виктор Муженко

«Выступил председатель Государственной пограничной службы генерал Литвин и сказал: если войска будут идти на удалении 30-40 километров от границы, то я пограничников тоже отведу на эту же линию. А это означало, что мы полностью обнажали линию границы. Мы этого не могли допустить. Поэтому я был категорически против именно такого выхода. Пограничники должны были остаться на границе. Мы должны были стоять в этих 30-40 километрах для того, чтобы можно было осуществлять выдвижение огневых средств, артиллерии», ‒ отмечает начальник Генерального штаба ВСУ в 2014-2019 годах Виктор Муженко.

Виктор Муженко
Виктор Муженко

Уже у Саур-Могилы, недалеко от точки выдвижения, часть военных попала в засаду, но продолжила движение. Около трех тысяч бойцов распределились в районе Изварино, взяв под контроль 248 километров границы. Подразделение Алексея Пайкина ‒ батарея орудий ‒ стояло напротив пункта пропуска «Изварино».

1 июля мы уже активно участвовали в обстреле. У нас уже были первые раненые
Алексей Пайкин

«Ландшафт там, в принципе, дальность позволяла видеть все на расстоянии где-то до 5-7 километров. 1 июля мы уже активно участвовали в обстреле. У нас уже были первые раненые. У нас уже были сожжены три гаубицы, две потом восстановили, одну оттащили в тыл. Утром просыпаемся ‒ начинается обстрел из «Градов», из минометов ‒ из всей техники, которая может достать на расстоянии 4-5 километров, чтобы мы их не видели. Потому что огонь велся из балок, из каких-то закрытых огневых позиций. Мы вынуждены были обороняться по всем сторонам, мы стояли на открытой площадке, на высоте», ‒ рассказывает артиллерист 79-й отдельной десантно-штурмовой бригады ВСУ в 2014 году Алексей Пайкин.

Алексей Пайкин
Алексей Пайкин

С высоты десантники уничтожили пушку и наблюдали за трассой. Ею скрыто возили боеприпасы гражданскими автомобилями. Обстрелы с территории России, вспоминает Алексей Пайкин, тоже было видно:

«Лесопосадка ‒ проходит граница между Украиной и Россией. И вот оттуда, из посадки выезжал один «Урал». Он разворачивался и пакетом выстреливал ‒ это было впереди нас, мы видели ‒ над нами выстреливал, разворачивался и уезжал».

Осторожно! На видео присутствует ненормативная лексика

Использование артиллерии с территории Российской Федерации с каждым днем удерживания границы росло, рассказывает комбриг артиллерийской бригады ВСУ, который на тот момент был в том же районе.

«В начале июля было первое их применение. Судя по тому, как продолжались обстрелы, шел методический огонь с периодичностью: когда пять минут, когда полчаса между выстрелами. И их протяженность была от двух до четырех часов. Это все, в основном, происходило ночью. В сторону России не работали, а по мелким минометам, работавшим по нам, то там мы использовались», ‒ рассказывает командир дивизиона 55-й отдельной артиллерийской бригады ВСУ в 2014 году Александр Лавриненко.

Александр Лавриненко
Александр Лавриненко

На видео ‒ раненые бойцы грузятся в БТР. В этот момент звучит выстрел из противотанкового ракетного комплекса, все забегают в блиндаж и понимают: выстрел с территории России.

«‒ Пацаны, два человека ‒ прикрытие, ‒ говорит боец ВСУ.

‒ Автоматы взяли и ушли. Сейчас покажу. Первый, даю наводку, ‒ отвечает другой.

‒ Подожди, не надо. Пусть они идут. В Россию не надо стрелять. Сейчас п *** будет.

‒ А по нам? Они по нам ху***т с российской стороны.

‒ Там не понятно, откуда, б**, ты что?

‒ Я видел только что. Видел...

‒ Ты хочешь третью мировую начать?»

Осторожно! На видео присутствует ненормативная лексика

Зеленополье ‒ это просто была системная ошибка постсоветской армии
Александр Сурков

11 июля российский «Град» накрывает базовый лагерь под Зеленопольем ‒ в шести километрах от границы. Тогда погибли 24 военных, более семидесяти ‒ ранены. Уничтожена техника, которая должна пойти на усиление в других подразделений.

«Зеленополье ‒ это просто была системная ошибка постсоветской армии. Это лагерь, который сделали образцово-показательным. Выставили в ряд автомобили с боекомплектом, заготовленным для выхода на дальнейшую территорию в свое время», ‒ говорит Александр Сурков.

В июле 2014-го без украинских военных и пограничников остаются 50 километров рубежа
В июле 2014-го без украинских военных и пограничников остаются 50 километров рубежа
На территории России открывали ворота на пункте пропуска, оттуда выходил священник и приглашал сдаваться
Константин Дерюгин

За все время операции на границе взять ее под контроль полностью так и не удалось ‒ без украинских военных и пограничников остаются 50 километров границы. После событий в Зеленополье военные немного отходят от пункта пропуска «Изварино». Обстрелы с территории Российской Федерации, говорят, становятся все более интенсивными.

«Когда начинался артиллерийский обстрел, на территории России открывали ворота на пункте пропуска, оттуда выходил священник и приглашал сдаваться. Кто хотел сдаться в плен, кто был тяжело ранен и нуждался неотложной медицинской помощи ‒ чтобы спасти им жизнь, переправляли в Российскую Федерацию», ‒ вспоминает мобилизованный военнослужащий 24-й омбр в 2014 году Константин Дерюгин.

Константин Дерюгин
Константин Дерюгин

К концу июля у украинских военных ‒ значительные проблемы с получением боеприпасов, пищи и воды. Часть из них под обстрелами решают выйти на территорию России. В конце июля ‒ бойцы 51-й бригады, в начале августа ‒ 72-й и пограничники.

Люди были в отчаянии, они не видели другого пути, как выйти на территорию России. Они потом нам были возвращены через «Успенку»
Виктор Муженко

«Да, батальон первый, основная часть людей 72-й бригады, буквально 400 человек, вышедших на территорию Российской Федерации. И мы поняли, что в этой ситуации мы уже не можем их держать в таком состоянии. У нас проблемы были с обеспечением. И мы вынуждены были эту группировку оттуда вывести. Люди были в отчаянии, они не видели другого пути, как выйти на территорию Российской Федерации. Они потом нам были возвращены через «Успенку» ‒ через три или четыре дня. Кроме офицеров, потому что офицеров там еще обрабатывали несколько недель. Велась работа, в том числе, и структурами ФСБ», ‒ отмечает Виктор Муженко.

Впрочем, большая часть группировки вырвалась с боями. Выходили тем же путем, что и начинали операцию ‒ через Саур-Могилу и Амвросиевку 7 августа. Самой большой проблемой было перейти реку ‒ переправу делали из подручных материалов, из колес и под обстрелами.

«Вот мы переходим через переправу. Разбитая техника. Вдали ‒ танк, если вы видите. Там дальше БМП сгорела. Все разбито, все сгорело. Утонул танк. Мы пробиваемся из окружения», ‒ рассказывал на камеру боец ВСУ, выходя из окружения у российской границы в 2014 году.

В украинском Генштабе говорят: пока военные были на границе, это позволило освободить значительную часть Донбасса и помешать потоку российского вооружения и боевиков. В конце августа, по данным СНБОУ, армия Российской Федерации захватила приморский Новоазовск, а уже в сентябре граница в Донецкой области стал полностью неподконтрольна Украине.

Вооруженный конфликт на Донбассе продолжается с 2014 года после российской оккупации Крыма. Украина и Запад обвиняют Россию в вооруженной поддержке боевиков. Кремль отвергает эти обвинения и заявляет, что на Донбассе могут находиться разве что российские «добровольцы».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG