Доступность ссылки

«Путин довоевался»: как колебания на нефтяном рынке касаются Крыма и Донбасса


Президент России Владимир Путин

Нефть в мире снова дешевеет. В частности, накануне (14 апреля) цена марки Brent упала ниже психологически важной отметки в 30 долларов за баррель. Таким образом, заключенное на днях соглашение группы государств ОПЕК+ с участием России вызвало пока временный и незначительный рост цен на нефть. Эффект от этой договоренности перекрыл обнародованный свежий прогноз МВФ: в этом году мировой ВВП вследствие пандемии коронавируса может сократиться на три процента. Поэтому значительного восстановления спроса на энергоносители не будет, говорят специалисты. Некоторые эксперты прогнозируют теперь резкое ослабление России из-за уменьшения поступлений от экспорта сырья, что может отразиться на действиях Москвы против Украины ‒ на Донбассе и в Крыму. Но другие обозреватели не переоценивают влияние событий на нефтяном рынке, а также давно введенных санкций на потенциал Владимира Путина продолжать агрессивную внешнюю политику.

Россия не от хорошей жизни вынуждена была подписать с государствами ОПЕК и другими странами-добытчиками нефти соглашение по беспрецедентному сокращению добычи. Это заявил в комментарии Радіо Свобода эксперт по энергетике, президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Михаил Гончар. И это тот случай, когда не президент России Владимир Путин заставлял другие страны согласиться на определенную, выгодную именно ему договоренность, говорит эксперт. С нефтяным соглашением получилось, например, не так, как с Украиной, которой хозяин Кремля навязал несколько лет назад Минские договоренности, добавляет Гончар.

Владимир Путин (слева) и Игорь Сечин, февраль 2020 года, Москва
Владимир Путин (слева) и Игорь Сечин, февраль 2020 года, Москва

На этот раз после авантюрной, по мнению эксперта, путинско-сечиновской попытки завалить США ударом по сланцевой нефтедобыче президент России вынужден был спасать положение (Игорь Сечин ‒ глава государственного нефтяного гиганта «Роснефть». Сечин добился в начале марта этого года разрыва соглашения о нефтедобыче между Россией и Саудовской Аравией). Объявив «нефтяную войну», Путин совершил себе «выстрел в ногу», утверждает Михаил Гончар. Ведь цены на сырье упали до почти 20-летнего минимума. Например, на торгах в марте этого года подешевели и основные сорта нефти (Brent, WTI), и российский сорт Urals. Brent опустился 31 марта до отметки 22 доллара за баррель (самый низкий показатель с 2002 года), у WTI впервые с февраля 2002 года цена стала меньше 20 долларов, а Urals упал до 16 долларов за баррель (уровень 1999 года).

В конце концов, соглашение с группой ОПЕК Москва получила. 23 страны сообщили 12 апреля, что договорились с начала мая вместе снизить добычу нефти на 9,7 миллиона баррелей в день (в среднем примерно на 13%) в течение двух месяцев. Министр энергетики России Александр Новак уточнил, что его страна и Саудовская Аравия сократят свою ежедневную добычу на 2,5 миллиона баррелей. Министр нефтяной промышленности Ирана Биджан Зангане сказал со своей стороны, что Кувейт, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты пообещали сократить добычу еще на 2 миллиона баррелей в дополнение к общему соглашению 12 апреля.

Министр энергетики России Александр Новак
Министр энергетики России Александр Новак

Но достижение Москвой договоренности, анализирует Михаил Гончар, может только затормозить, но не остановить негативный тренд для России по стоимости углеводородов в мире. После договоренности баррель не вернется к уровню 40+, 50+ долларов или дороже, прогнозирует специалист (нынешний государственный бюджет России сверстан из расчета цены нефти 42 доллара за баррель, об этом говорил Путин). Энергетический эксперт Центра Разумкова Максим Билявский спрогнозировал для Радіо Свобода, что после заключения соглашения нефть будет стоить около 35 долларов за баррель. Эксперты называют несколько причин, почему значительного отскока цен на нефть не стоит ожидать.

«Россия, скорее всего, снова будет обманывать и не выполнять свои обязательства»

Во-первых, продолжается эпидемия коронавируса ‒ и неизвестно, как и чем она закончится не только по медицинским, социальным, но и по экономическим результатам. В любом случае, говорят специалисты, вирус резко уменьшил спрос на углеводороды в мире, признаков потенциального восстановления потребления пока нет.

Во-вторых, участники сделки ОПЕК и России не доверяют друг другу и прежде всего способности Москвы выполнить свои обязательства по сокращению добычи, отмечают эксперты. Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко спрогнозировал в Facebook: «РФ, скорее всего, снова будет обманывать и не выполнять свои обязательства. Кроме того, она не сможет даже чисто технически сократить добычу на 1,5 миллиона баррелей в сутки из-за негибкости реакции ее месторождений».

В-третьих, отмечают специалисты, вновь против Москвы играет пренебрежительное отношение к сланцевой нефтедобыче, прежде всего в Соединенных Штатах. Именно стремление повлиять на такую добычу американцами было одной из основных причин начала Россией «нефтяной войны» в начале марта этого года, констатируют эксперты.

Михаил Гончар
Михаил Гончар

«В России считали, что благодаря их действиям американская сланцевая нефтедобыча почти сразу сляжет. Нет! В результате россияне, что называется, «выстрелили себе в ногу» и в конце концов проиграли. А нынешние победные реляции России, что Дональд Трамп несколько раз звонил Владимиру Путину и удалось втянуть США в расширенный формат ОПЕК+, ‒ на самом деле это пропаганда. Традиционная ошибка россиян ‒ они всегда недооценивали сланцевую нефтедобычу», ‒ сказал Михаил Гончар.

Сланцевую нефтедобычу в США «похоронить» не удается и не удастся, прогнозирует специалист. Как следствие ‒ спрос на российскую «несланцевую» нефть падает именно по этой причине, добавляет он. Россия имеет свои залежи сланцевой нефти ‒ в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции. Но они, по заключению специалистов, трудно добываемые. Отсюда и высокая рентабельность такой добычи в этом районе.

«Путин довоевался на нефтяном рынке»

А четвертое, и главное, что, по мнению Михаила Гончара, не позволяет Москве надеяться на «реанимацию» высоких цен на нефть ‒ удешевление топлива на мировых рынках продолжается уже не один год, и эту тенденцию не сломать. «Путин довоевался на нефтяном рынке», ‒ утверждает Михаил Гончар.

Москва попала в ловушку, которую готовила для других
Михаил Гончар

«Москва попала в ловушку, которую готовила для других. То есть концепция России как энергетической сверхдержавы сейчас просто лопнула. Энергетическое оружие придает силы, когда есть дефицит энергоресурсов на мировых рынках и высокие цены. И плюс, когда у тебя если не монопольное, то доминирующее положение. А сегодня дефицита нефти нет, а наоборот ‒ колоссальный профицит. Цены сегодня низкие. Монополии по нефти Россия не имеет, в отличие от газа. И поэтому сила России превращается в ее слабость, ее бремя, ее ахиллесову пяту. Поэтому здесь вопрос стоит очень прагматично, практично и цинично. Эту ситуацию Украина должна использовать. И не идти, в частности, при этом в угоду предложениям Путина об отмене западных санкций против России во время эпидемии коронавируса», ‒ считает Михаил Гончар.

Более того, Россия сейчас как никогда слаба, убеждает эксперт, и это также влияет на возможные дальнейшие российские агрессивные действия против Украины. Ведь продажа нефти и газа (а его цена тоже зависит от колебаний стоимости нефти) обеспечивает почти половину поступлений в государственный бюджет России. Москва недополучит сотни миллионов долларов, добавляет эксперт, ‒ тех самых денег, которые она, в частности, тратит на «ихтамнетов» на Донбассе, на аннексированный Крым, вообще на содержание своих вооруженных сил.

Максим Билявский
Максим Билявский

Энергетический эксперт Центра Разумкова Максим Билявский тоже видит связь между нефтяным кризисом и вопросами возможного снятия западных санкций против России за аннексию Крыма и действия на Донбассе.

26 марта этого года Владимир Путин предложил мораторий на экономические санкции, чтобы пораженные коронавирусом страны могли лучше бороться с пандемией. Такое предложение Путин выдвинул во время видеосаммита с участием руководителей 20-ти экономически мощных государств мира. При этом Путин не назвал конкретно Россию.

Хозяин Кремля подчеркнул, что ограничительные меры должны быть отменены по гуманитарным соображениям для облегчения «взаимных поставок медикаментов, продовольствия, оборудования и технологий».

«События на мировом рынке энергоресурсов касаются Крыма и Донбасса»

Как отметил в комментарии Радіо Свобода Максим Билявский, затеянная Россией месяц назад «нефтяная война» стала еще одним доказательством того, что введенные несколько лет назад западные санкции против Москвы за войну на Донбассе и аннексию Крыма были правильным шагом. И то, что Путин вновь продемонстрировал неизменность своих агрессивных действий, добавляет эксперт, подтверждает необходимость сохранения санкций против России.

«Я вам могу сказать, что нынешний нефтяной кризис касается и давнего кризиса, спровоцированного Россией против Украины. То есть события на мировом рынке энергоресурсов касаются Крыма и Донбасса. Почему? Потому что этот нефтяной кризис спровоцировала Россия, она является виновником этого кризиса. Кризис привел к экономическим убыткам демократических стран. Они несут убытки своих бюджетов, собственного бизнеса со стороны России. А для Украины это означает возможности на дипломатическом фронте отстаивать активную позицию относительно закрепления санкций против России», ‒ отметил Максим Билявский.

«Россия имеет «подушку безопасности» в 600 миллиардов долларов»

Григорий Перепелица
Григорий Перепелица

Политолог, профессор Института международных отношений Киевского национального университета Григорий Перепелица в комментарии Радіо Свобода сказал, что не стоит переоценивать влияние событий на нефтяном рынке мира на внешнюю политку России, в частности, агрессию на Донбассе. Даже если действительно стоимость нефти будет низкой, а западные санкции не отменят, это вряд ли заставит Кремль отступить, говорит он. Более того, сравнивать последствия нынешнего «нефтяного кризиса» для путинской России и эффект, который произвел обвал цен на нефть во второй половине восьмидесятых годов прошлого века для распада СССР, некорректно, отмечает Перепелица.

«Так, падение цен на нефть в мире ударит по золотовалютным резервам и по устойчивости российской валюты. Однако Россия имеет «подушку безопасности» в 600 миллиардов долларов. В случае затягивания кризиса с ценами на энергоресурсы может возникнуть системный кризис в России. Также свой вклад в это вносит пандемия коронавируса. Однако Кремль это не очень беспокоит. Красноречивый пример ‒ Путин даже не объявил карантин по всей России из-за распространения коронавируса», ‒ рассказал Григорий Перепелица.

«Плевать на санкции»

В марте этого года президент России Владимир Путин заявил в интервью российскому агентству ТАСС, что ему «плевать на санкции за Украину».

«По разным оценкам, мы потеряли где-то 50 миллиардов долларов, но мы и заработали столько же. Немало, но это заставило нас мозги включить. Мы потратили достаточно много денег на так называемое импортозамещение ‒ и начали производить такие продукты и такие технологии использовать, которых раньше у нас не было или мы их просто забыли и потеряли. Мы воссоздали это все. И это идет нам, безусловно, на пользу, это диверсифицирует нашу экономику, по сути, помогает нам решать ключевую задачу», ‒ заявил Владимир Путин.

Также хозяин Кремля сказал, что Россия за время его правления уменьшила свою зависимость от экспорта энергоресурсов.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG