Доступность ссылки

Без денег на лекарства: как выживают пенсионеры в Донецке во время карантина


55-летний мужчина-колясочник из Донецка, который пользуется прокладками от недержания, больше не может себе их позволить – он разрезал те, что у него были, на мелкие кусочки, чтобы на дольше хватило. Пожилая дончанка сократила свои лекарства от диабета и стала пить меньше обезболивающих от гангрены ноги. Группировка «ДНР» уже пятый месяц не выпускает пенсионеров с оккупированной части Донбасса, чтобы они могли получить свои пенсии. Истории 15-ти людей собрала правозащитная организация Human Rights Watch.

Как выживают пенсионеры в Донецке на карантине? Чего добивается группировка «ДНР», отрезав их от украинских выплат? И на что хватает пожилым людям «пенсии» от «ДНР»?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили координатор «горячей линии» ОО «Донбасс СОС» Виолетта Артемчук и экс-замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ) Георгий Тука.

– Виолетта, эти истории – не преувеличения? Что рассказывают люди, которые звонят вам на «горячую линию»?

Артемчук: Нам звонят люди, которым действительно не хватает денег на лекарства и средств на свое обеспечение. Говорят, что «нельзя на эту пенсию прожить». Многие пенсионеры, которые проживают сейчас на временно оккупированных территориях, проходят лечение на подконтрольной территории. У них здесь есть семейные врачи, многие из них получают лекарства. Зачастую они не могут получить доступ к здравоохранению. Говорят, что «мы получаем пенсию, покупаем лекарства», но здесь они либо дорогие, либо недоступные.

Рассказывают, что из так называемой «ЛНР» выезжают, из «ДНР» – нет. Например, чтобы поддерживать себя в ресурсе, людям с онкологией, среди которых и пожилые, и молодежь, нужно проходить регулярные курсы химиотерапии, ездить на капельницы. Особенно в первоначальный период было много звонков насчет того, что подходит время химиотерапии, а КПВВ закрыты.

Виолетта Артемчук
Виолетта Артемчук
Она это рассказывает без эмоций – и от этого вдвойне страшно
Виолетта Артемчук


Очень часто, когда нам звонят люди, в них бурлят эмоции, потому что ситуация тяжелая. Есть она женщина, которая буквально каждую неделю звонит и рассказывает спокойным голосом, что не получала пенсию все эти месяцы, живет с огорода. Она это рассказывает без эмоций – и от этого вдвойне страшно. Она пожилая, говорит, что тоже нуждается в лекарствах, у нее уже их нет, ей что-то из России передавали, но это не то, что нужно.

Очень большая напряженность, люди боятся, что шесть месяцев не выезжали за пенсией и что будут какие-то прекращения выплат. Доверия государству в этом плане у людей нет.

– C начала этого года в группировке «ДНР» сообщили, что так называемые «пенсии» повышаются на 20%. Акцентировали, что сейчас «минимальная пенсия» на подконтрольной «ДНР» территории составит 4800 рублей. Почему людям не хватает этих «пенсий», в чем подвох, если пенсионерам платят деньги?

Тука: Сейчас у них единственный источник существования – это так называемая «пенсия» «ЛНР» или «ДНР». На самом деле это не является пенсией, это – материальная помощь, которую через «бюджет» передает Российская Федерация. На сегодняшний день она составляет в среднем размере примерно 60-80 долларов. Давайте говорить честно: я не знаю, в какой стране мира вообще можно комфортно существовать на такие деньги. Учитывая повальную безработицу, действительно людям сейчас на оккупированной территории далеко до состояния «позавидовать».

Георгий Тука
Георгий Тука

– В нашем чате на YouTube задают вопрос: «Зачем выезжать, если обналичивают на месте?» Как это происходит и могут ли все, находясь на оккупированной территории, обналичить свои пенсии? Почему некоторые люди не могут организовать эту процедуру?

Тука: Я об этом слышу, начиная с 2014 года, когда был введен механизм верификации, и получить пенсию могли только люди, которые были обязаны зарегистрироваться как вынужденные переселенцы. С того момента начала работать эта черно-пенсионная система.

Обнаруживали десятки, а иногда и сотни кредитных карточек для получения пенсий на чужие имена и фамилии
Георгий Тука

В прессе, в Службе безопасности, в Нацполиции многократно сообщалось, что во время задержания подозрительных лиц в отделениях банков на территории Донецкой или Луганской областей у людей обнаруживались десятки, а иногда и сотни кредитных карточек для получения пенсий на чужие имена и фамилии. Это говорит о том, что существует постоянная связь преступных группировок, которые функционируют на территории оккупированной части Донбасса с, я бы так сказал, не совсем чистоплотными работниками как местных управлений Пенсионного фонда, так и банков, которые обязаны непосредственно следить за процедурой верификации людей.

С этим борются и службы безопасности, и Нацполиция: насколько удачно, мне тяжело судить, потому что объемы действительно достаточно большие. Цифры комиссионных колеблются в зависимости от ситуации. Сейчас, если ситуация близка к критической, когда люди самостоятельно не могут физически пересечь линию соприкосновения, то, наверное, тарифы поднялись. Они колебались в среднем от 10% до 25%. Может быть, сейчас и выше.

– Вы сказали, что не всем полагаются так называемые «пенсии»: что это за градация на неподконтрольной Киеву территории?

Артемчук: Я не сильна в том, как выплачивается эта помощь и каковы так называемые «законы», но многие из тех, кто к нам обращался, говорили, что мы не получаем, не называя причины, хотя и были бы не против. Кто-то говорил, что они сознательно от этого отказывались.

По поводу того, как там обналичивают – схемы меняются. Раньше говорилось, что люди просто выезжали с большим количеством карточек и снимали эти деньги, потом привозили. Если сейчас работает такая схема, то выезжают через Россию, потому что в Донецкой области закрыты КПВВ. То есть тарифы больше. Либо есть еще какие-то схемы, которые я пока не очень понимаю. Эти схемы очень филигранные и недешевые, насколько я поняла.

Еще был звонок от парня с ВИЧ-инфекцией, который остался там. Говорил, что у него осталось четыре таблетки, а до выезда еще непонятно сколько.

Слушатель: Сергей, Краматорск. Я хочу рассказать, как снимаются деньги в Донецке. Есть разные организации, начиная от того, что приходит человек, дает свою карточку, паспорт и обязательно у него должен быть телефон, потому что на него приходит код подтверждения. Разные организации берут за это от 5-ти до 7-ми процентов от снятия суммы, плюс они дурят людей еще на курсе.

Недавно появилась организация «Ощадбанк. Снятие наличных». Они берут за свои услуги 100 гривен, независимо от снятия суммы, и меняют по курсу 2.20-2.30. В других городах, к сожалению, не знаю, как это происходит. В «Ощадбанк. Снятие наличных» – очереди большие. Но говорят, что снять можно деньги с обычных карточек, а с электронным пенсионным удостоверением есть проблема.

– Зачем группировке «​ДНР»,​ в частности, не выпускать пенсионеров?

Тука: Очень тяжело искать логику там, где ее нет. Парадокс этой ситуации с коронавирусом и главарями «ДНР» состоит не только в том, что не выпускают пенсионеров – не выпускают вообще никого. Кроме того, что закрыли наглухо линию соприкосновения с Украиной, точно так же наглухо закрыли линию соприкосновения с «братским луганским народом». И параллельно с этим в абсолютно свободном режиме линия соприкосновения с Российской Федерацией, это Ростовская область.

Российская Федерация прочно занимает топ-3 по уровню заболеваемости коронавирусом. Если посмотреть открытые данные Министерства здравоохранения России, то Ростовская область устойчиво входит в топ-5 регионов России по уровню заболеваемости. Несмотря на такое небезопасное соседство, жители оккупированной Донетчины могут совершенно свободно, без всяких ограничений кататься в Ростов. Но прокатиться в Северодонецк или Луганск нельзя. Бред! Искать тут какую-то логику, думаю, абсолютно бесперспективно.

Артемчук: В этом году очень хорошие условия поступления для выпускников с оккупированных территорий. Они могут поступать без ВНО, по квоте, имеют большую вероятность попасть на бюджет – то есть их здесь ждут. Как один из вариантов, почему не выпускают всех – чтобы получать законное украинское образование не поехало большое количество молодых людей. Мне кажется, этот вариант имеет право на существование.

– Как думаете, когда кончится эта изоляция ОРДО от подконтрольной Киеву части Украины?

Тука: Тяжело давать какие-то прогнозы. Я могу только с ужасом себе представить, каково гражданам, которые живут на оккупированных территориях. Не надо забывать, что практически каждый пенсионер нес с контролируемой территории на оккупированную еще и тачечку с продуктами, которые и дешевле, и вкуснее, и калорийнее, и привычнее для жителей. Сейчас не только финансовый ручеек перекрыт, но и такая связь между оккупированными территориями.

Сегодня ж ведь проблема не в том, что Украина не выплачивает пенсии или не хочет этого делать: просто людей физически не выпускают.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG