Доступность ссылки

«Могу не застать мужа живым»: две истории заблокированных жителей Донбасса


Антон, житель Макеевки, на КПВВ «Новотроицкое», 24 апреля 2020 года

«Могу не застать мужа живым». Так говорит жительница поселка Седово Татьяна, которая не может пересечь КПВВ с подконтрольной Украине территории Донецкой области. У ее мужа больные почки, в больнице Калинина мужчине отказали в гемодиализе и выписали домой. Не может выехать домой и онкобольной Виктор. Его прописали в Сумской области, а сам мужчина живет на территории, которую контролирует группировка «ДНР». Дома Виктора ждет слабовидящая жена и дорогие лекарства.

– Мужа забрали в реанимацию, у него и почечная недостаточность. Ему нужно делать гемодиализ. А я же поехала сюда (в Мариуполь – ред.): внуки здесь и дети здесь. А потом вдруг этот карантин. Я как-то туда не успела выехать. И все. Вызвали «скорую», забрали его в Новоазовск в больницу. Там его откачивали, 5 дней капельницы ставили и взяли анализы. А он и так знает, что у него руки-ноги распухли, надо гемодиализ делать. Бумаги показывала, все показывала. Они (пограничники) сейчас там смотрят.

Мне пришел ответ из погранслужбы: ждите, когда закончится карантин
Татьяна

И мне пришел ответ из погранслужбы: ждите, когда закончится карантин. Звонила сегодня (4 мая – ред.) омбудсмену. А она говорит: пограничники не могут знать, какой это диагноз. Что они там, разбираются? А я говорю: я все бумаги повезла, там же написано, что анализы уже никудышные, что ему нужны уколы, что он сам уже ничего не может. Пищу не может принимать.

Ему какие-то там абсорбенты дают, чтобы он мог хоть какой-то суп есть. И сейчас его уже из больницы Калинина города Донецка отправляют домой. У него постоянная рвота. Там они ему, в Донецке, даже капельницу не поставили. Сказали: у нас нет гемодиализа. У нас 500 человек на гемодиализе в очереди стоит. Езжайте, куда хотите.

«У меня неагрессивная онкология» – Виктор

– Я выехал из поселка Пролетарское Донецкой области. Я пенсионер, 1959 года рождения. И переселенец. Когда Арсений Яценюк объявил в 2014-м году, что никто не будет получать пенсии, и надо делать статус переселенца, я поехал к брату, он живет в Сумской области, там хутор вымирающий. И начали оформлять, и прописали меня там. Потом я вернулся домой, откуда приехал, в поселок Пролетарское.

Мне каждые три месяца надо делать разные процедуры
Виктор

Потом я заболел: у меня неагрессивная онкология. Сделали мне в Киеве операцию в Институте урологии. И мне каждые три месяца надо ездить на проверку, делать разные процедуры. Я в марте сделал последнюю процедуру. У меня еще дома лекарство лежит – оно 600 рублей стоит, пузырек в 40 граммов. Взял билет на 15 марта. А 16-го уже приказ вышел, что не пропускают с украинской пропиской. У меня прописка украинская, сумская. А живу-то я там. Я с марта здесь, в зимней одежде ехал, а теперь тут уже тепло.

И меня не пустили. Говорят, приказ вышел никого не пускать с пропиской украинской. Я объясняю, что у меня там жена осталась, она плохо видит. А я после операции. Нет. Сказали, езжайте, ждите, когда кончится карантин. Пришлось мне обратно ехать в Киев. И я не знаю, что мне делать. Жена там плачет, на той стороне.

«Приняли около 200 решений о пропуске» – штаб ООС

Как рассказал в эфире Радио Донбасс.Реалии Богдан Бондарь, заместитель командующего штаба ООС, с 22 марта поступило больше 800 обращений для пересечения КПВВ в порядке исключения. И по около 200 обращениям решение было позитивным.

Богдан Бондарь
Богдан Бондарь
Мы прислушиваемся к информации, которую предоставляет СММ ОБСЕ, Красный Крест. Это, например, похороны, лечение лиц, если есть необходимость
Богдан Бондарь

«Мы осуществляем такие перемещения, но для тех, кто наиболее в нем нуждается. Мы прислушиваемся к информации, которую предоставляет СММ ОБСЕ, Красный Крест. Это, например, похороны, лечение лиц, если есть необходимость. Это два основных случая, когда даем разрешения на перемещение. Я надеюсь, что в ближайшее время все же, учитывая тенденцию, которая есть, в том числе и КПВВ сможет работать более открыто, но все же надо немножко подождать», – заявил Богдан Бондарь.

Военный сказал, что не всегда российские гибридные силы идут навстречу в таких вопросах: человек может пересечь КПВВ с украинской стороны, но не быть пропущеным со стороны подконтрольных России боевиков.

«Должно быть согласие и той стороны, и нашей стороны. В любом случае, если Украина говорит: «Да, мы пропускаем», обращаемся через ОБСЕ с письмом на неподконтрольную территорию. Они говорят: «Нет, у нас мероприятия, у нас карантин, мы не позволяем». Поэтому эта сложность и обмен этими письмами не позволяет более эффективно использовать КПВВ и инструмент ОБСЕ, Красный Крест», – сообщил Богдан Бондарь.

Также представитель штаба ООС рассказад, что на КПВВ развернуты палатки ГСЧС, где можно поесть, отдохнуть и получить медицинскую помощь. Но, как говорили нам люди, застрявшие на КПВВ, им отказывали в отдыхе в таких палатках и еду не предлагали.

  • Изображение 16x9

    Сергей Горбатенко

    Внештатный корреспондент Радiо Свобода с 1 февраля 2015 года. Автор материалов для Радио Донбас.Реалии.

    Работал журналистом в Общественном телевидении Донбасса, региональным представителем Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека в Донецкой области. Был редактором на телеканалах «ТОР» и «С +» (Славянск). Окончил филологический факультет Донбасского государственного педагогического университета (Славянск).

  • Изображение 16x9

    Донбасс. Реалии

    Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG