Доступность ссылки

Окутанные тайной. Жизнь и смерть Айсултана Назарбаева и Рахата Алиева


Бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев (слева) и рожденный в его браке с Даригой Назарбаевой сын Айсултан Назарбаев

Окутанные тайной две смерти членов самой влиятельной семьи Казахстана разделяет пять с половиной лет и больше тысячи километров дистанции между двумя европейскими столицами. Объединяет ‒ озвученные перед смертью обвинения в адрес тех, кто их «взрастил», пишет «Радио Азаттык».

В 36 он работал в руководстве налоговой полиции, в 40 стал заместителем начальника всесильной спецслужбы ‒ комитета национальной безопасности. Врач по профессии, «парень с пронзительными зелеными глазами», в которого с первого взгляда влюбилась дочь секретаря Центрального комитета Компартии Казахстана, успешно выстраивал карьеру на государственной службе. И параллельно наращивал бизнес-ресурсы: в начале 2000-х в его руках оказались сосредоточены солидные медийные, банковские, промышленные активы. Перед влиятельным зятем бывшего партийного функционера, ставшего первым лицом нового государства, которое появилось на обломках СССР, казалось, открыты любые двери. Но финал его жизни ‒ Йозефштадт. Тюрьма в Вене, в которой он ждал суда по предъявленным на родине обвинениям и в камере которой он, по официальной версии, совершил в феврале 2015 года суицид.

Другая история ‒ тоже с блестящим началом и трагическим финалом. Выпускник престижной королевской военной академии в Британии, в 20-летнем он возрасте зачислен в штат главного разведывательного управления Минобороны Казахстана. В 27 лет он заместитель руководителя национальной федерации футбола. В 29 его нашли мертвым в Лондоне. Причина смерти, как сообщат, остановка сердца.

Оба ‒ члены самой богатой и самой влиятельной семьи в Казахстане. Первый ‒ муж Дариги Назарбаевой, старшей дочери правившего страной 30 лет Нурсултана Назарбаева, второй ‒ ее сын.

Семья Нурсултана Назарбаева в 1992 году. Дарига Назарбаева — вторая справа. За ней в верхнем ряду — Рахат Алиев. Айсултан Назарбаев — у стола (справа).
Семья Нурсултана Назарбаева в 1992 году. Дарига Назарбаева — вторая справа. За ней в верхнем ряду — Рахат Алиев. Айсултан Назарбаев — у стола (справа).

И муж, и сын в последние месяцы своей жизни станут жесткими критиками системы, которая их «взрастила». И нанесут сильнейшие удары по «елбасы» ‒ «отцу нации», культ которого заботливо холили и тщательно лелеяли десятилетями.

Были на коне, стали изгоями

На заре нулевых казахстанский бизнес жаловался на «наезды» президентского зятя, оппозиция ‒ на репрессии, пресса ‒ на давление. На всё это «закрывались глаза». До тех пор, пока обласканный властью родственник не попал в 2007 году в немилость к Назарбаеву: по версии зятя ‒ из-за своих политических амбиций, по словам тестя ‒ из-за преступлений.

Укрывшись за границей, Рахат Алиев обвинял отца своей жены в коррупции. Выкладывал аудиозаписи прослушек высокопоставленных персон, представлявшие их не в лучшем свете. Издал книгу «Крестный тесть», приоткрывшую завесу тайны над тщательно охраняемой личной жизнью правителя Казахстана. «Документальную повесть» Алиева в Казахстане запретили как «раскрывающую тайну переписки и телефонных разговоров» и «разглашающую государственные секреты». Самого Алиева заочно развели с женой, заочно же приговорили к длительному тюремному сроку, назвав виновным в попытке переворота, похищениях людей, убийствах.

После грандиозного скандала с мужем старшая дочь президента Дарига Назарбаева сойдет с политической сцены. Но вернется вновь в 2012-м, став депутатом, а через семь лет, когда ее отец решит отдалиться немного в тень и оставит пост президента, она займет пост спикера верхней палаты парламента. Просидит в этом кресле 13 месяцев и уйдет после другого скандала ‒ связанного с сыном.

Айсултан Назарбаев заявит, что у него есть доказательства многомиллиардной коррупции вокруг продажи казахстанского газа, в которую вовлечены члены его семьи. Молодой человек расскажет журналистам о некой магии и колдовстве, к которым, по его утверждению, прибегает его мать, пожалуется на принудительный развод с женой, дочерью состоятельного бизнесмена. В конце концов, на своей странице в Facebook Айсултан напишет, что его мать «всегда держала деда на крюке из-за того, что я его сын».

И хоть апологет политического режима и в то время министр информации Казахстана Даурен Абаев назовет эти заявления Айсултана «фантазией» наркозависимого ‒ в пристрастии к наркотикам внук Назарбаева признался еще в 2017 году, а в 2019-м лондонский суд обязал его пройти лечение в наркологической клинике, ‒ имидж семьи и ее главы уже пострадал.

В стране с закрытой политической системой и непрозрачными действиями политического руководства информация о процессах на самом верху не может не будоражить общественное мнение, считает политолог Димаш Альжанов, активист оппозиционного молодежного движения «Oyan, Qazaqstan».

‒ Любая инсайдерская информация о членах семьи Назарбаева или о сделках, совершенных членами семьи, будут вызывать в обществе большой интерес. Даже если это было сказано от лица Айсултана, страдавшего от наркозависимости. При этом в обществе уже нет иллюзий относительно репутации семьи Назарбаевых, ‒ говорит Альжанов.

История (не) повторяется дважды?

Казахстанский политолог Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков, полагает, что Айсултан Назарбаев отчасти повторил судьбу своего отца.

‒ Рахат Алиев, будучи за границей, тоже регулярно и активно критиковал власти, делал заявления, публиковал в Сети какие-то компрометирующие материалы, которые уже тогда наносили серьезный удар по репутации казахстанской власти и по семье первого президента. То есть Айсултан в какой-то степени по такой же схеме действовал. Он (Айсултан. Ред.) был одним из немногих членов семьи Назарбаевых, который решил вынести сор из избы, вытащить определенные скелеты из шкафов, ‒ считает политолог.

Журналист и сотрудник Казахстанского бюро по правам человека Сергей Дуванов говорит, что сравнивать Рахата Алиева и Айсултана Назарбаева не стоит ‒ фигуры неравноценные.

‒ Рахат Алиев при всем его негативном образе все-таки был политиком. Алиев добивался чего-то в этой жизни и представлял достаточно сильную фигуру. Айсултан же был человек зависимый, и не только от наркотиков, но и от матери и деда. Он не был самодостаточным, и равнять сына с отцом я бы не стал, ‒ отмечает Дуванов.

«Худший багаж» и вероятный «инструмент борьбы»

Как бы там ни было, история с президентским внуком ‒ показатель кризиса элиты, управляющей страной, думает главный редактор казахстанского издания HOLA News Гульнара Бажкенова, которая записывала интервью с Айсултаном Назарбаевым после его неоднозначных тирад в Facebook в начале этого года.

‒ Это кризис прежде всего моральный, нравственный. Поколение Айсултана могло и должно было стать той самой просвещенной элитой, национальной аристократией, на честь, совесть и знания которой вправе рассчитывать родина. Но получилось так, что отцы и деды передали своим наследникам свой самый худший багаж, ‒ считает редактор.

Нурсултан Назарбаев в бытность президентом Казахстана с внуками Нурали (слева) и Айсултаном, детьми Дариги Назарбаевой.
Нурсултан Назарбаев в бытность президентом Казахстана с внуками Нурали (слева) и Айсултаном, детьми Дариги Назарбаевой.

В год смерти своего старшего зятя Нурсултан Назарбаев в фильме, снятом в канун своего 75-летия, сказал журналисту из своего пула: «А почему забыли люди, что я посадил отца моих трех внуков? Думают, они ко мне со слезами не приходили вместе с матерью? Приходили. Думаете, я не переживал? Конечно, переживал. Но когда видел, что это явно, что это просто сверх, я не остановился».

После смерти Айсултана Назарбаев не выразил публично какой-либо реакции. Дарига Назарбаева, которая почти не появляется на публике после отставки с поста спикера в мае, призвала общественность «проявить понимание и уважительное отношение к нашей невосполнимой утрате».

Содержание скандальных постов Айсултана Назарбаева, как и содержание книги Рахата Алиева, Назарбаевы не комментируют. Обществу остается строить догадки о том, что было правдой, а что вымыслом.

‒ Если в будущем в Казахстане произойдет серьезная смена власти ‒ не в том формате, как это было в прошлом году, когда была имитация выборов и консервация политического застоя (президентский пост в Казахстане перешел от Назарбаева к выбранному им преемнику Касым-Жомарту Токаеву, а досрочные президентские выборы в июне сопровождались массовыми протестами и их подавлением. ‒ Ред.), ‒ то весь этот компромат и все те откровения, которые делали Айсултан и другие представители элиты, могут быть использованы как инструмент политической борьбы, ‒ говорит казахстанский политолог Досым Сатпаев.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG