Доступность ссылки

Россия и Китай. Удел «младшего партнера»


Владимир Путин и Си Цзиньпин

Российский президент Владимир Путин выступил 12 сентября на пленарном заседании Восточного экономического форума во Владивостоке с умиротворяющей речью: он не упомянул Соединенные Штаты в негативном контексте, что делал в последнее время неоднократно, и лишь отвечая на вопросы модератора пленарного заседания, российского телеведущего Сергея Брилева, сказал, что Россию беспокоит продвижение систем противоракетной обороны США в тихоокеанском регионе.

Выступивший вслед за Владимиром Путиным председатель Китайской народной республики Си Цзиньпин говорил о российско-китайском сотрудничестве много и с вдохновением: он заявил, что Китай «является крупнейшим инвестором и торговым партнером дальневосточных регионов России» и «остается активным сторонником и участником в развитии на Дальнем Востоке России».

«Мы располагаем уникальными географическими возможностями для этого, поскольку Китай и Россия являются близкими соседями. Мы также имеем для этого прочную политическую основу, так как являемся всеобъемлющими стратегическими партнерами. Отношения КНР и России переживают наилучший этап в истории своего развития», – сказал Си Цзиньпин.

Кроме гостя из Китая, во Владивосток приехали премьер-министр Японии Синдзо Абэ и премьер-министр Республики Корея Ли Нак Ен, но главным гостем для Владимира Путина, очевидно, является именно председатель КНР – именно так, «главным гостем», назвал китайского лидера Сергей Брилев, приглашая его на трибуну.

Блины, водка и военные учения

На протяжении 11 сентября Путин и Си Цзиньпин провели много времени вместе: сначала это были переговоры в узком и широком составе, потом – прогулка по ярмарке и ужин. В ходе переговоров российский президент сказал, что у Москвы с Пекином «доверительные отношения в сфере политики, безопасности, в сфере обороны», а также порадовался, что что в первом полугодии 2018 года товарооборот между странами достиг 50 миллиардов долларов США.

После официальной части настал черед неофициальной: китайский и российский лидеры вместе пекли блины на ярмарке, ели их с икрой и водкой, и Путин всячески демонстрировал свою близость к Си Цзиньпину, называя его на «ты». На слова китайского гостя, что у него с собой нет рублей, Путин ответил: «Юанями потом отдашь».

В этот же день, 11 сентября, в азиатской части России начались учения «Восток-2018», в которых принимают участие и китайские военные. Министерство обороны России сообщило, что из Китая для участия в маневрах прибыли 24 вертолета и 6 самолетов, которые уже размещены «на оперативных аэродромах Восточного военного округа».

Запад следит за диалогом Москвы и Пекина

Эксперт по отношениям США и Китая аналитического «Центра американского прогресса», бывший заместитель министра обороны США Руди Де Леон сказал в интервью русской службе «Голоса Америки», что сближение Китая и России действительно заметно.

Ограничителем для большего сотрудничества остается плохое состояние российской экономики – в сфере технологий России мало есть чего продать, кроме военной продукции
Руди Де Леон

«Сейчас мы видим более энергичный, чем раньше, диалог между Россией и Китаем как в сфере политики безопасности, так и по экономическим вопросам. Эта перемена значительна, и на нее будет обращено пристальное внимание Запада. Попытки интенсификации этого диалога были и раньше, но сейчас это выглядит более серьезно, и теперь на Востоке может установиться союзничество, которого было сложно достигнуть в прошлом. У этих отношений может быть больший потенциал в смысле активного партнерства, нежели раньше», – считает эксперт.

При этом, по словам Руди Де Леона, «Вашингтон пытается новыми, нетрадиционными методами, достичь той же цели, что и раньше – добиться большего равновесия в важнейшей сфере торговли между США и Китаем».

«Интересно, что Транс-Тихоокеанское партнерство, которое было сильно раскритиковано в 2016 году всеми претендентами на пост президента США в ходе кампании, все равно остается моделью для тех, кто пытается добиться большего равенства в торговле. Китай по-прежнему экспортирует больше в США, чем Америка в Китай, и, укрепляя торговлю с Москвой, Пекин по-прежнему должен держать в голове, что США он продает гораздо больше продукции», – напоминает эксперт.

По мнению Руди Де Леона, Китаю следовало бы быть активнее в устранении главного раздражителя ситуации в Юго-Восточной Азии.

«Ракетно-ядерная угроза из Северной Кореи стала более ощутимой. Япония старается укрепить свой «противоракетный зонтик» при поддержке США. Главное изменение ситуации произошло из-за безрассудных ракетных испытаний Пхеньяна в Японском море и западной части Тихого океана. Эта угроза порождает некую нестабильность, и она – серьезный фактор для всех игроков в регионе, будь то США, Китай, Япония или Южная Корея. Китаю нужно быть в данном случае не частью проблемы, а частью ее решения», – уверен эксперт.

Руди Де Леон не видит больших перспектив у экономического сотрудничества Москвы и Пекина.

«Россия и Китай технологически сотрудничают давно, мы же знаем, что, например, китайский пилотируемый космический корабль – это во многом копия российского «Союза». Но ограничителем для большего их сотрудничества остается плохое состояние российской экономики – в сфере технологий России мало есть чего продать, кроме военной продукции. И они находятся в разных весовых категориях. Да, Пекин и Москва пытаются это сотрудничество развивать, но эти попытки мы видели и во времена президентства Барака Обамы», – отмечает эксперт.

«Путин уже решил, что Россия будет младшим партнером Китая»

Российский политолог, обозреватель Deutsche Welle Константин Эггерт в комментарии «Голосу Америки» также напоминает о «весовых категориях».

Китайская дипломатия никого не рассматривает как равноправного партера, а тем более как стратегического союзника, Китай исходит из абсолютной самодостаточности
Константин Эггерт

«Любые надежды Кремля на то, что Россия станет стратегическим союзником, и уж тем более – равноправным партером Китая, абсолютно беспочвенны. Первое – китайская дипломатия никого не рассматривает как равноправного партера, а тем более как стратегического союзника, Китай исходит из абсолютной самодостаточности. Второе – по всем показателям, кроме количества ядерных боеголовок, то есть, и технологически, и экономически, и даже в военном плане – КНР давно оставила Россию позади».

Константин Эггерт считает, что роли в сотрудничестве Пекина и Москвы уже определились.

«Россия может быть только младшим партнером Китая, который будет следовать в его фарватере, или не быть никаким. Мне кажется, Путин уже выбор сделал: чтобы не показывать слабость американцам, «не сдаваться США», Кремль поставит Россию в положение младшего партнера Китая. «Роснефть» и «Транснефть» получают китайские кредиты, но при этом находятся у Пекина на крючке», – говорит Эггерт.

В целом российский «поворот в Азию» логичен, отмечает эксперт, но у него мало перспектив.

«Попытки Кремля выйти на большее сотрудничество в Азии с учетом западных санкций вполне прагматичны, но азиатская часть России – это вымирающая территория с населением, наверное, около трети населения одной из прилегающих к границе провинций Китая. Особого интереса для азиатских стран эта часть России не представляет, мне говорили, в частности, южнокорейские инвесторы, что им неохота вкладываться в Приморский край, где живет около двух миллионов человек – в одной агломерации Сеула живет в десять раз больше», – подчеркивает политолог.

Константин Эггерт говорит, что ирония учений «Восток-2018» в том, что Москва тренирует своих солдат совместно с одним из наиболее вероятных противников.

Китайцы не намерены таскать для Путина каштаны из огня и конфликтовать с американцами, вставая на защиту России всерьез
Константин Эггерт

«Российские военные, насколько я понимаю, осознают потенциальную угрозу из Китая гораздо лучше, чем российские политики, для которых объятия с Китаем – это сиюминутная карта в борьбе с США. То, какими будут отношения с Китаем, будет решаться в том числе и в рамках внутриполитической борьбы в России», – считает эксперт.

По его словам, нет никаких предпосылок превращения нынешних отношений Китая и России в союзнические.

«С точки зрения китайцев, российское руководство обладает слишком маломасштабным и ситуативным мышлением. Китаю не очень понятно, зачем России нужно было так ссориться с США и зачем Москве всюду проецировать свою военную силу, не подкрепляя это потом никакими экономическими аргументами, да еще и в условиях некомпетентного руководства. И китайцы вовсе не намерены таскать для Путина каштаны из огня и конфликтовать с американцами, вставая на защиту России всерьез, а не просто воздерживаясь при голосованиях в Совбезе ООН», – делает вывод Константин Эггерт.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG