Доступность ссылки

«Невозможно говорить о музыке без политики»: Лилия Млинарич о Koktebel Jazz Festival


В 2019 году фестиваль Koktebel Jazz Festival будет уже в шестой раз вынужденно проходить вне Крыма. Начиная с 2014-го, джазовую сцену обустраивали в Черноморске Одесской области, однако в этот раз локацию сменят.

О планах организаторов на Koktebel Jazz Festival-2019, о фестивалях, проводящих этим летом в Крыму, и о том, как на музыке отражается российская аннексия полуострова, в эфире Радио Крым.Реалии ведущий Станислав Юрченко беседует с основательницей и президентом фестиваля Koktebel Jazz Festival Лилией Млинарич.

– Лилия, постоянной локации у вашего фестиваля все еще нет?

Украинский фестиваль не мог оставаться в Крыму

– Все еще нет. Конечно, украинский фестиваль не мог оставаться в Крыму, а в Одесской области произошла простая вещь, с моей точки зрения: все, что дается просто так, как правило, не ценится. Мы приехали как переселенцы, и там получили свои правила игры. Например, никогда в Крыму с нас никогда не брали деньги за пустой, неубранный пляж, а в Одесской области это считается нормой. Мы стали как-то приспосабливаться. Мы показали свой потенциал – первый фестиваль после переезда был в сентябре 2014 года, и туда приехало 5 тысяч человек, чего мы, честно говоря, не ожидали. Не сдали ни одного проданного билета. То есть мы показали, что можем работать в том жанре событийного туризма, который для Koktebel Jazz Festival был характерен с 2007 года.

В Черноморске стартовал крымский фестиваль Jazz Koktebel (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:16 0:00

– Вы сознательно не проводили фестиваль в самой Одессе?

Мы попытались передать опыт небольшого поселка – в Коктебеле всего 3-4 тысячи жителей, но во время сезона намного больше

– Там с туризмом отлично, наша южная столица за последние годы расцвела, там масса всего интересного происходит. Мы попытались передать опыт небольшого поселка – в Коктебеле всего 3-4 тысячи жителей, но во время сезона намного больше. Классическая модель фестиваля: люди куда-то приезжают на событийный туризм, а местные жители зарабатывают. В прошлом году, по мнению городских властей Черноморска, мы продемонстрировали условный рекорд после переезда – это порядка 15 тысяч посетителей.

Лилия Млинарич
Лилия Млинарич

– Есть идеи, где теперь его проводить?

Мы сохраняем небольшую интригу, хотим попробовать несколько развивать форматы, предложить публике новые истории

– В 2014 году мы проехались по всем областям – и везде сталкивались с проблемой логистики, то есть, как добраться публике. Одесса в этом смысле для наших зрителей – а это все-таки жители Киева и Киевской области – известное место. Сейчас, с учетом того, что инфраструктура развивается и в Николаевской, и в Херсонской области, мы думаем над тем, что, может быть, продолжить традиции путешествующего фестиваля и помогать показывать новые места. Даже на Бирючий остров сейчас стало легче добираться, где невероятные по красоте пляжи, там рядом заповедник. Мы тоже на семнадцатом году нашей жизни думаем о том, как развиваться и куда… Сейчас мы сохраняем небольшую интригу. Мы хотим попробовать несколько развивать форматы, предложить своей публике новые истории.

– В 2019 году крымчан ждут байк-шоу, ZBfest, «Extreme-Крым», джазовая вечеринка Дмитрия Киселева и его же рэп-фестиваль на нудистском пляже. Как подобные фестивали могут выживать, если из-за санкций не могут приглашать к себе мировых хедлайнеров?

Мы скучаем по хорошим, ярким проектам, но у нас есть украинские законы, и они должны соблюдаться

– Все они – фестивали, финансируемые через российский государственный бюджет. Работа с рэпом – наверное, попытка достучаться до молодежной аудитории, которая более критична, что ли. Наверное, это попытка пригласить тех, кто не боится запретов на въезд в Украину, потому что рэп-фестиваля у нас нет. Вот Tequilajazzz выступали у нас в Киеве на Atlas Weekend, а до этого – в 2011 году в Крыму. Я спросила у них, как прошел прилет в Украину – они говорят, все прекрасно. Пограничники спросили, чей Крым – они сказали, украинский. Вы ездили в Крым? Они сказали, да, в 2011 году. Им сказали: велкам! Мы вернули один из очень интересных коллективов, талантливых проектов. Мы тоже скучаем по хорошим, ярким проектам, но у нас есть украинские законы, и они должны соблюдаться.

– То есть, по факту говорить о музыке без политики уже нельзя?

– Уже невозможно практически. Мы пытались соблюдать информационное перемирие, если можно так сказать, не касаться музыкантов. Но если музыкант едет в Крым не так, как у нас подписано – через Киев и через админграницу – окей, он принял такое решение, и мы его позвать не можем.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG