Доступность ссылки

«Засвидетельствовать российскую агрессию»: как крымчанам присуждают компенсации за аннексию полуострова


Украинской журналистке из Крыма Анне Андриевской по решению Соломенского районного суда города Киева присуждена компенсация морального ущерба от России в размере более чем 1 миллиона гривен, сообщили представители общественного движения «Сила права», которые сопровождали дело.

В организации подчеркнули, что на подобную компенсацию может претендовать каждый гражданин Украины, который пострадал из-за агрессии России. Юристы уточнили, что деньги могут быть выплачены за счет ареста и продажи российского имущества за рубежом.

Крымская журналистка Анна Андриевская объясняет, что главной целью ее изначального иска не было получение компенсации.

Мой кейс лег в основу эксперимента, чтобы получить первый на тот момент в Украине документ, который засвидетельствовал бы российскую агрессию
Анна Андриевская

– В 2015 году гражданское движение «Сила права» и его юристы разработали хорошую схему того, как можно получить компенсацию за российскую агрессию. По сути, мой кейс лег в основу эксперимента, чтобы получить первый на тот момент в Украине документ, который засвидетельствовал бы российскую агрессию. Тогда еще не было постановления Верховной Рады Украины, которое назвало бы Россию страной-агрессором, не было вообще какого-либо юридического обоснования того, что агрессия была. Мне было интересно участвовать в этом эксперименте, я согласилась. Первое решение было принято в 2015 году – херсонский суд признал факт российской агрессии против Украины по событиям в Крыму в 2014-м. На основании этого решения формировалось исковое заявление для взыскания компенсации морального и материального вреда. В моем случае это связано с событиями аннексии.

Анна Андриевская
Анна Андриевская

Анна Андриевская отмечает, что сумма компенсации в 1 миллион гривен основана на практике Европейского суда по правам человека.

Как можно оценить деньгами то, что я уже пять лет не видела родного дома?
Анна Андриевская

– Она не может покрыть тех моральных затрат, которые я понесла в результате аннексии. Я думаю, что это относится и к другим людям, которые вынуждены были покинуть Крым, свой дом в 2014 году. Как можно оценить деньгами то, что я уже пять лет не видела родного дома, не видела своих родных, за исключением пары человек? Сегодня из-за политического преследования в Крыму со стороны ФСБ я даже не знаю, смогу ли когда-то вернуться. Мой отъезд в 2014 году связан не с тем, что мне просто захотелось переехать в Киев, – это было связано с колоссальным давлением со стороны российских спецслужб. На журналистов, которые не признавали российскую аннексию Крыма, организовывали сафари, их отлавливали – кого-то отправляли в застенки, кого-то пытались преследовать уголовными делами. Было очень небезопасно оставаться тогда в Крыму. Это и вынудило меня уехать.

Юрист общественного движения «Сила права» Павел Ганчук рассказывает, кто еще может обратиться к ним за помощью.

– Мы добиваемся компенсаций для людей в случае переселения, ранения, смерти близкого человека. Это ничего не стоит – просто люди обращаются в общественную организацию, и она оказывает такую услугу. В первую очередь это вынужденные переселенцы с оккупированных территорий, раненые в боях за независимость Украины, родственники погибших. Мы разыскиваем разного рода российское имущество на территории Украины и в перспективе будем обращаться к другим государствам, чтобы накладывать арест на такое же имущество у них. Есть две конвенции – одна европейская, одна международная – по иммунитету государств. Там прописывается, что страна не может ссылаться на иммунитет, если совершила определенные действия и нанесла моральный и материальный ущерб на территории другой страны.

Российский юрист-международник Владимир Жбанков полагает, что с зарубежным взысканием ущерба могут возникнуть сложности.

Вряд ли удастся быстро получить компенсации. В этом плане эффективнее решения международных институций в рамках международного публичного или частного права
Владимир Жбанков

– Российского имущества в Украине не так уж и много. Имущество дипломатических представительств арестовывать нельзя. Теоретически, если такое имущество удастся найти и доказать, что оно принадлежит Российской Федерации, которая систематически нарушает права человека в целом и в отношении отдельных лиц, если есть решение в отношении этого лица, исполнительное производство возбудить можно. Это дело непростое, долгое, но такое решение может сыграть в будущем, когда ситуация как-то изменится. Вряд ли удастся быстро получить компенсации. В этом плане эффективнее решения международных институций в рамках международного публичного или частного права. Решения внутренние реализовать за рубежом будет очень и очень сложно.

Юрист-международник Борис Бабин скептически смотрит на перспективы подобных исков в национальных судах.

– Я буду пессимистом, но обсуждать реальные юридические последствия этих процессов можно будет только после того, как кто-то исполнит хотя бы одно решение на большую сумму. Во-вторых, к сожалению, часто эти процессы подменяют собой обращение в международные институции, в Европейский суд по правам человека, в комитеты ООН или в Международный уголовный суд. Проблема в том, что вместо того чтобы использовать средства, где действительно есть механизмы получения компенсаций с России в пользу частного лица, которые она будет вынуждена исполнять, – люди идут в национальные суды. Его выиграть проще, чем Комитет ООН по правам человека, но исполнить решение сложнее, а его исполнение может привести к определенным рискам.

Борис Бабин
Борис Бабин

В интервью крымскому изданию «Примечания» руководитель рабочей группы по международно-правовым вопросам при постоянном представительстве Крыма при президенте России Александр Молохов выразил мнение, что перспектива взыскания компенсации в пользу граждан Украины реальна и что России следует «перехватить инициативу»:

Александр Молохов
Александр Молохов

«Когда эти арестованные активы РФ у Киева закончатся, он, в рамках договоров о правовой помощи, может запросить арест имущества РФ за рубежом, прежде всего в Европе. Так уже было в нулевых с имуществом России, арестованным по иску швейцарской фирмы «Нога», так было с арестом в Европе парусника «Седов». Это все серьезно, не надо все это недооценивать и хихикать. Они будут множить эти судебные решения и обращаться в иностранные суды –​ в странах, где есть имущество России… Сегодня мы не формируем повестку дня, мы просто отвечаем на действия украинской стороны. А нужно формировать повестку самим. Надо переходить от защиты и оправданий к наступлению. Например, устроить Общественный трибунал по керченскому инциденту – по аналогии с известным трибуналом Рассела-Сартра по американской агрессии во Вьетнаме, сыгравшим важную роль в формировании общественного мнения по вьетнамской войне… Плюс надо обращаться по керченскому инциденту в Международный суд в Гааге».

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG