Доступность ссылки

Как умирала маленькая Амина... В Крыму расследуют смерть двухлетнего ребенка


Двухлетняя девочка умерла в Судаке. Родные уверены: ребенку не оказали необходимую помощь. Амине Османовой поставили диагноз «ОРВИ, ацетонемическое состояние», в госпитализации отказали. Возбуждено уголовное дело. В министерстве здравоохранения Крыма заявили, что проводят внутреннюю проверку.

Шестое ноября Эльзара Османова помнит поминутно. За день до этого она возила двухлетнюю дочь Амину к педиатру в своем селе Дачное. По словам матери, у ребенка были небольшая температура и немного воспаленное горло. Девочка жаловалась на частые позывы в туалет. Дома начали давать прописанный антибиотик, утром поехали с анализами в Судакскую больницу. Днем Эльзара Османова получила результаты анализов, отправила их всем знакомым медицинским работникам.

К вечеру у Амины начались рвотные позывы, семья поехала в приемный покой Судакской больницы. Осматривал ребенка дежурный врач.

Мне сказали, что больница закрыта, отделение закрыто
Эльзара Османова

«Педиатра они не вызвали, в госпитализации они отказали нам. Мне сказали, что больница закрыта, отделение закрыто. Сделали противорвотный укол: церукал с но-шпой. Я говорю: «А если ей будет становиться хуже?». «Отделение закрыто, ей хуже не будет, идите домой, отпаивайте», – рассказывает мама Амины.

Амина Османова
Амина Османова

Эльзара говорит, что дочери даже не измерили уровень кислорода в крови. Она просила врача обратить внимание на странное дыхание ребенка.

Сатурацию не померяли, давление не померяли
Эльзара Османова

«Говорю: у меня такое ощущение, что у нее что-то стоит. Он послушал ее, посмотрел горло. Даже это их не зацепило, что давайте сделаем рентген, ну мало ли. Сатурацию не померяли, давление не померяли», – отмечает Эльзара.

По словам женщины, как только они вернулись домой, Амине стало хуже. Семья сразу же поехала назад, в больницу.

«Открылась рвота, вот эти глазки... я так испугалась. Фельдшер говорит: ну вот, она обратно вернулась. А куда мне идти?! Куда мне обращаться?!» – говорит Эльзара.

Эльзара и Амина Османовы
Эльзара и Амина Османовы

Во второй приезд Амину осмотрел еще и хирург. И только после этого вызвали педиатра. Эльзара рассказывает, что его ждали более сорока минут, потом долго заполняли бумаги. Капельницу Амине никто поставить не смог: не находили вену. В итоге мать и дочь отвели в палату в отделении педиатрии.

Я посмотрела в ее глаза, у нее светло-серые глазки, они у нее резко стали коричневого цвета
Эльзара Османова

«Она просилась то пить, то домой, то к папе. И в какой-то момент я встала, хотела ее согреть, потому что у нее уже ручки и ножки такие холодные-холодные были. Я посмотрела в ее глаза, у нее светло-серые глазки, они у нее резко стали коричневого цвета. Я стала кричать: «Помогите, помогите, ей плохо!». Медсестра говорит: «Побежали вниз, в реанимацию», – со слезами рассказывает Эльзара.

Амина Османова
Амина Османова

От чего умерла Амина?

Эльзара отнесла Амину в реанимацию. Но, по ее словам, их не пустили, поскольку там были больные коронавирусом. Ребенка положили на кушетку в процедурном кабинете. Эльзара выбежала в палату за телефоном, пыталась звонить, куда могла, чтобы вызвать санавиацию. Но Амина вскоре умерла. Как установила судмедэкспертиза, смерть наступила от токсического шока из-за неуточненной пневмонии.

«Ждем результаты гистологического заключения. Нам следователи даже тут не дали... Мы хотели, чтобы вскрытие было (проведено – КР) независимым судмедэкспертом в Симферополе, либо в Севастополе. Ребенок болел, но ребенок ходил, просился домой, она разговаривала до последнего, понимаете?», – объясняет Эльзара.

Заключение судмедэксперта о смерти Амины Османовой
Заключение судмедэксперта о смерти Амины Османовой

В заключении судмедэксперта значится, что патологический процесс развивался 30 минут, а неуточненная пневмония у ребенка сохранялась пять дней. Эльзара не видела, что делали врачи в последние минуты жизни дочери, но не верит, что они пытались ее реанимировать.

«Вышли два врача. Они даже не сказали: «Вот, мы там спасали, мы пытались». Они сказали: «Ну, вы молодые еще, держитесь». Могли врачи, поставив диагноз «ОРВИ, ацетонемическое состояние» и ничего не сделав, не померяв ни сатурацию, ни давление, не сделав рентген, никаких дополнительных обследований, ничего – могли эти врачи какие-то реанимационные действия проводить?», – говорит мама Амины.

Амина Османова с мамой
Амина Османова с мамой

Эльзара рассказывает, что, по данным судмедэкспертизы, левого легкого у ребенка уже не было. Она не понимает, как три врача могли не услышать, что это легкое не работает.

Это просто халатность врачей
Эльзара Османова

«При вскрытии ничего не было, ничего, никаких инородных предметов. Было поражено легкое, но никто из троих врачей об этом не сказал...Я не медик, мы вряд ли услышим, увидим что-то. В любом случае, в двадцать первом веке, когда есть рентген, УЗИ-аппарат, есть всевозможные анализы, которые можно сдать, они ничего не делали, они ничем не помогли. Куда смотрит руководство больницы, глава администрации Судака, глава республики Крым, куда? Ведь это не первый случай с участием этих же врачей. Мне стали писать люди, что были такие случаи с участием этих же врачей. Это просто халатность врачей. Они забыли, для чего они там сидят. До пандемии было то же самое», – уверена Эльзара Османова.

По словам адвоката семьи, Маммета Мамбетова, возбуждено уголовное дело по статье «ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей».

Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту смерти двухлетней Амины Османовой
Маммет Мамбетов

«Следственный комитет (России – КР) возбудил уголовное дело по факту смерти двухлетней Амины Османовой в отделении приемного покоя Судакской городской больницы по ст. 109 ч. 2 УК России (Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). В ходе следственных действий, проходивших 1 декабря в городе Судак, меня и моего доверителя, Османову Эльзару Эрнесовну, ознакомили с постановлением о возбуждении уголовного дела, постановлением о признании ее потерпевшей и рядом других постановлений о назначении различных судебно-медицинских экспертиз, а также был проведен допрос», – написал адвокат Маммет Мамбетов на своей странице в сети Facebook.

Амина Османова
Амина Османова

Крым.Реалии обратились с запросом в Следственный комитет России в Крыму с вопросами о том, какие экспертизы проводятся и выдвинуты ли кому-либо подозрения по этому делу. На момент выхода материала ответа редакция не получила.

Медики и администрация больницы произошедшее публично не комментируют.

Подконтрольное России министерство здравоохранения Крыма утверждает, что проводит внутреннюю проверку, чтобы установить, есть ли вина врачей в смерти Амины.

С полной ответственностью заявляю – никто никого прикрывать не будет
Александр Остапенко

«С полной ответственностью заявляю – никто никого прикрывать не будет. Во врачебной практике нет места халатности и невнимательному обращению с пациентами. Выражаю уверенность, что следователи совместно с судмедэкспертами отработают профессионально и объективно установят, была ли в данном случае вина медработников», – заявил на своей странице в сети Facebook Александр Остапенко.

Крым.Реалии направили запрос в министерство здравоохранения, в том числе с вопросами о результатах проверки и о том, работало ли отделение на момент смерти Амины Османовой. В министерстве подтвердили получение запроса, однако на момент выхода материала ответа редакция не получила.

Ранее пресс-служба министерства сообщила агентству «Крыминформ», что педиатрическое отделение в Судакской больнице функционирует, там есть 15 коек, работает один врач (он работает на одну с четвертью ставки), а также средний и младший медицинский персонал.

Крым.Реалии готовы предоставить возможность высказать свою позицию всем сторонам, упомянутым в этой публикации.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG