Доступность ссылки

«До Путина дойду». Как в России закрывают инфекционку во время пандемии


Инфекционное отделение в Невеле

В Невельском районе Псковской области закрывают инфекционное отделение местной больницы. Во время пандемии в регионе по федеральной программе построили новый медцентр, и больных из районов теперь будут госпитализировать туда. Чиновники называют это "модернизацией" и считают, что ехать час с рвотой и поносом по разбитым дорогам – нормально. Местные жители категорически против, выяснил корреспондент Север.Реалии, и с понедельника начали протестный флешмоб.

Невельская межрайонная больница
Невельская межрайонная больница

– Просто слов нет на них! Но я не остановлюсь, я стану на дыбы по полной программе. Дойду до Путина и Минздрава, если надо, в Москву поеду за свой счет! – обещает Екатерина Клокова, 35-летняя мама восьми детей.

8 октября комитет по здравоохранению Псковской области прислал невельским активистам официальный ответ: решение закрыть инфекционное отделение Невельской межрайонной больницы "является целесообразным и пересмотру не подлежит". Подписи за сохранение инфекционки Клокова собирала три недели, каждый день бегая по Невелю от одного пункта сбора до другого. Теперь она не скрывает негодования:

– Мы столько подписей собрали, но, видимо, их люди не волнуют. Их волнует финансовая сторона для новой больницы, поэтому и закрывают нашу. Я злая и буду биться до последнего, – обещает многодетная мать.

12 октября она призвала невельчан поучаствовать в флешмобе за спасение родной больницы – выставить в соцсетях фотографию с плакатом "Мы против закрытия инфекционного отделения" и сама первая сфотографировалась на улице с лозунгом.

Флешмоб Екатерины Клоковой
Флешмоб Екатерины Клоковой

– Мы начали флешмоб, чтобы нас заметили, чтобы нас услышали, чтобы оставили наше отделение. На днях мы обязательно напишем Путину, потому что нас здесь не слышат. Псков, наш Ведерников (псковский губернатор Михаил Ведерников. – СР), наше здравоохранение нас игнорируют. Мы приложим к письму все ответы местных чиновников и будем ждать помощи от президента, – говорит Клокова.

"Жалко наших стареньких, жалко деток"

В начале сентября стало известно, что инфекционное отделение Невельской межрайонной больницы закрывают, потому что в Великих Луках открывается новый медцентр – построенный военными по федеральной программе филиал Псковской областной инфекционной больницы. Больных из Невеля теперь будут направлять туда, за 66 километров. Районная газета подала новость под заголовком: "Инфекционное отделение ожидает модернизация". Главврач Валерий Василевский объяснил жителям, что отделение закрывают "в целях модернизации инфекционной службы и повышения качества услуг первичной специализированной медико-санитарной помощи населению".

Расписание автобуса
Расписание автобуса

Городской автобус №135 по маршруту Невель-Великие Луки ходит трижды в день, дорога занимает два часа. По словам местных, автобус часто ломается, а замену находят не всегда. Билет в одну сторону стоит 264 рубля. На такси можно доехать за полторы – три с половиной тысячи рублей, в зависимости от оператора.

Дорога между Невелем и Великими Луками очень плохая, говорят местные, особенно по весне. Ожидается, что ее передадут в федеральное ведение, и тогда, вероятно, начнется ремонт, то есть дорогу совсем закроют. Так было в прошлом году, когда в Великие Луки из Невеля можно было попасть только через Пустошку, а это лишние 50 километров.

– Как договориться с таксистом, если ребенка рвет? Он откажет, скорее всего. Не каждый согласится везти ребенка в таком плохом состоянии, – рассуждает Екатерина Клокова. Она начала собирать подписи против закрытия родной инфекционки на следующий день после того, как узнала о грядущей "консервации".

Пункт сбора подписей в Невеле
Пункт сбора подписей в Невеле

Екатерина написала пост в популярную местную группу во "Вконтакте", и невельчане завалили ее сообщениями: "Мы тоже хотим поставить подпись против! Мы за больницу!". Одним из первых откликнулся невельский предприниматель Игорь Снетков, он предложил организовать пункт сбора подписей в своем магазине "Компьютерный центр".

Важно оказывать людям медпомощь здесь, в Невеле, а не где-то в удаленности

– Важно, что это не партийная история, Екатерина проявила гражданскую позицию, стала бороться за отделение, и люди ее услышали. Я понял, что надо помочь, и предложил оставлять подписи в моем магазине. Важно оказывать людям медпомощь здесь, в Невеле, а не где-то в удаленности. У нас трудности с транспортной доступностью от Невеля до Великих Лук, а здесь медперсонал хороший и отделение, которое работает. Нет смысла его закрывать, – говорит Снетков. – Губернатор заявил, что в Великих Луках местное детское инфекционное отделение закрывают, а в новом центре на детей выделят только 20 коек. Этого реально не хватит, чтобы положить и наших невельских детей, и детей всей южной зоны области.

Следом к сбору подписей подключились и другие бизнесмены: пункты открылись в кафе "Сакура", "Барница", в детском саду "Солнышко", в магазинах "Ванькина фишка" и "Мир", в парикмахерской.

Екатерина Клокова с детьми
Екатерина Клокова с детьми

– Я начала сбор подписей, потому у меня восемь детей, и я не представляю, как их возить в Луки. А обратно как? Мы малообеспеченная семья, денег особо нет, – объясняет Екатерина. – Очень часто вижу бабушек и дедушек в магазине. Они еле-еле ходят. Вот как они будут добираться? Они же и потеряться могут. Жалко же наших стареньких, жалко деток. Я за свои средства ездила по нашим деревням, собирала подписи. Там бабульки и дедульки плакали. Все в шоке – как так?

Деньги, которые придется тратить на дорогу до больницы, чтобы устроиться на госпитализацию или навестить больных детей – очень существенный аргумент против закрытия местной инфекционки. Потратить более пятисот рублей на одну поездку может себе позволить не каждая семья, и уж точно – не каждый день.

– У нас 15 тысяч – лучшая зарплата, даже сотрудницы администрации немного получают, где-то 11 тысяч рублей, не 20! Дорого в Луки ездить! 500 рублей целых, а еще на маршрутке доехать там. Очень накладно выходит, – говорят в Невеле.

Когда говорят про автобус – это смешно, это ж пазик, который трясется и прыгает

Многодетных семей, как у Клоковой, в Невеле больше 20, а еще есть деревни. Всего в районе зарегистрировано 22 757 человек.

– У меня четверо детей, и знаете, с нашей скорой довезти их до Лук часто вообще нереально. Летом дочка в лагере руку сломала – не было скорой, чтобы с переломом забрать ее даже в невельскую больницу. Мы сами нашли машину и отвезли дочь в больницу, ей делали операцию, – рассказывает пришедшая поставить подпись Анастасия Скворцова. – Когда говорят про автобус – это смешно, это ж пазик, который трясется и прыгает. Самим в ту больницу не доехать, а денег нет – какой таксист тебя в долг повезет? И главное, у нас здесь лучший врач – Валентина Станак, ей даже в десять вечера позвонить можно и проконсультироваться – всегда все расскажет.

Депутат городского собрания Невеля от "Яблока" Юлия Беляева возмущена позицией главы регионального комитета по здравоохранению Марины Гаращенко, которая в соцсетях ответила активистам, что путь от Невеля до Великих Лук займет 20 минут.

– Это же не авторалли, ни один водитель скорой не позволит себе так превысить скорость, когда везет тяжелобольных. Мы на своих машинах по часу едем! Там дорога убитая, одни венки. Если ребенка отвезут в Великие Луки, то там маму не пустят навестить ребенка в отделение, а здесь мы могли хоть как-то видеть малышей, хоть в окошко, – говорит депутат Беляева. – Наше отделение всегда битком. Я сама так неоднократно лежала – оно изумительное. Они считают, что его теперь содержать нерентабельно, потому что открылась инфекционка в Великих Луках, этот ковид-центр. Получается, наших детей с тем же поносом будут класть туда. А если район? Это 100 километров, счет на секунды, как их везти со рвотой и поносом 60 километров по ямам – да тебя там вообще расколбасит!

Еще раз позвонит, тогда пойду в полицию

Активность невельчан не осталась незамеченной: через несколько дней после начала сбора подписей Екатерине Клоковой позвонили со скрытого номера. "Жить надоело? Лучше бы о семье подумала", – сказал незнакомый мужской голос.

В этот же день, по словам, Клоковой незнакомый мужчина пришел в парикмахерскую, где знакомая многодетной мамы собирает подписи, и с угрожающими интонациями поинтересовался, не боится ли она за последствия. Женщины не стали обращаться в полицию, но написали об угрозах в местную группу, где рассказывают о борьбе за больницу.

– Это говорит о том, что мы все правильно делаем. Еще раз позвонит, тогда пойду в полицию, – обещает Клокова.

"Мы план по ФОМСу перевыполняем"

Невельчане не могут вспомнить, когда город жил без инфекционки. Здание Земской больницы было построено в 1915 году и, видимо, инфекционное отделение появилось сразу же; у многих медсестер стаж больше 45 лет. Сейчас отделение размещается на первом этаже отдельного корпуса, здесь стоят 27 кроватей для взрослых и 12 для детей. В 2019 году здесь вылечились 433 человека. Сегодня, перед закрытием, здесь лежат 17 больных, из них семеро – дети.

Врачи открыто обсуждать предстоящее закрытие опасаются: никто не хочет остаться без работы. Только одна сотрудница соглашается побеседовать на условиях анонимности.

Инфекционное отделение Невельской больницы
Инфекционное отделение Невельской больницы

Она рассказывает, что в отделении, вопреки стереотипам, лечат не только "отравление" и "кишечных", инфекционка – это еще и ангина, и вирусные пневмонии, и гепатит, и детский ларингит, когда у малышей случаются спазмы гортани и многое другое. Лечить заразные заболевания дома – значит, подвергать риску всю семью, а в случае тяжелого течения – свою и чужую жизни, считает медик.

Она отмечает, что инфекционная обстановка в Невельском районе зависит и от находящихся здесь свинокомлексов, где в контакте с животными и сырым мясом работает большое количество людей.

– У нас прямо сейчас лежит один из их сотрудников, он сам говорит, что больницу ни в коем случае закрывать нельзя, ведь сотни людей работают на этих комплексах. Из-за контактов с животными и сырым мясом, они все могут оказаться носителями сальмонеллёза. А еще они могут быть носителями кишечных палочек, паразитов. Метод работы часто вахтовый, по семь дней. Едут потом в здоровые семьи к детям, конечно, могут заразить их. Но сейчас у них есть шанс подлечиться в Невеле, – объясняет медик.

Мы же не знаем, что нас дальше ждет, какая волна пойдет

Настоящей причиной закрытия инфекционного отделения в Невеле она считает систему финансирования через ФОМС, когда доход медучреждения напрямую зависит от количества госпитализированных пациентов и оказанных им услуг. В этой ситуации невельский стационар – конкурент для новой инфекционной больницы в Великих Луках.

– Мы понимаем, что они все хотят провести эти деньги по ФОМСу. Но у нас же небольшое отделение, нам хватает, даже на другие отделения гоним план, перевыполняем. И им хватит с лихвой, этим Лукам. Не останутся они без больных! Люди будут лежать! В период эпидемий у нас и по 30 человек могло лежать. Мы же не знаем, что нас дальше ждет, какая волна пойдет, – уверена медик.

О транспортировке инфекционных больных в Великие Луки она даже слышать не хочет: на своем опыте знает и дорогу, и возможности машин скорой помощи.

– Все на низшем уровне. Когда у моего родственника был тяжеленный тромбоз, я на коленях ползала, плакала, чтобы отвезли в Псков. Мы приехали на скорой – ни капельницы, ничего. Ты как собака едешь на разбитой машине. Дверь не открывалась в скорой, была сломана, я свидетель! Мы час вылезали из машины! Час! Хорошо, что не скончался, – вспоминает медработник.

У нас же реанимацию закрыли, всех туда, в Луки. А человек по дороге может умереть!

Инфекционка – не первое закрытое отделение Невельской больницы. До него были роддом и реанимация. Высокий уровень лечения и высокотехнологичная аппаратура, обещанные в Великих Луках, не компенсируют страдания по дороге, считает медик.

– Это мотание в Луки уже доконало! Стариков как игрушек мотают. Хорошо, если они выживут. У нас же реанимацию закрыли, всех туда, в Луки. А человек по дороге может умереть! Просто умереть! Кресты вдоль дороги стоят еще и от того, что люди там в машинах умирают. Какая модернизация? 100 километров от Усть-Долысс до Великих Лук! Это ад! Невель должен был бастовать! Выходить! Смертный приговор себе подписывают те, кто сейчас молчит, – негодует сотрудница больницы.

"Интересы мамы на десятом плане"

После того, как на сайте Север.Реалии вышла новость о сборе подписей против закрытия больницы, на связь с Екатериной Клоковой вышли представители регионального комитета по здравоохранению и фармации. Невельчан пригласили на встречу.

– Наша основная боль – доступность медицины. Мы за новые медицинские центры, за квалифицированную помощь, но просим вас не закрывать межрайонное отделение, – говорил заместителю председателя комитета Надежде Рагозиной житель Невеля Альберт Кузьмин.

Если речь идет о тяжелых, этот пациент однозначно должен лечиться только в большой инфекционной больнице

– Для чего? Сформулируйте, – требовала Рагозина.

– Хотя бы для матерей с маленькими детьми, – отвечал Кузьмин.

– Инфекционные заболевания бывают легкими, тяжелыми, средней тяжести. Если речь идет о тяжелых, этот пациент однозначно должен лечиться только в большой инфекционной больнице. Это не обсуждается, неважно, с мамой или без мамы. Здесь интересы мамы на десятом плане, главное – интересы ребенка, – заявила зампред комитета.

Встреча с Натальей Рагозиной. Скриншот видео ПАИ-live
Встреча с Натальей Рагозиной. Скриншот видео ПАИ-live

Аргументы, что банальную дизентерию можно лечить и в Невеле, не убедили. Рагозина официально сообщила активистам, что стационарного лечения на месте инфекционный больной не получит, а койки будут законсервированы.

Мы вам доносим свою боль о том, что нам теперь недоступна медицина будет. Нет возможности ездить!

– Если нетяжелая форма, то поедет домой, если форма достаточно серьезная, то поедет в инфекционную больницу, – сказала она. – Существует понятие госзаказа. Для того, чтобы кому-то дать, надо от кого-то отобрать. Откуда? От кого мы должны отобрать, чтобы оставить детскую инфекцию?

– Почему мы должны решать, откуда возьмем деньги? Мы выбираем глав города, мы выбираем депутатов, вы назначаетесь на должности. Мы вам доносим свою боль о том, что нам теперь недоступна медицина будет. Нет возможности ездить! – не выдержала еще одна активистка Виктория Пиллипенко.

Беседа зашла в тупик. Сошлись на том, что комитет вышлет письменные ответы, а активисты передадут собранные на тот момент 1500 подписей в приемную губернатора Псковской области Михаила Ведерникова.

"Не убивайте наш город"

Рулят финансисты, за цифрами не видно проблем обычных людей

Невельчанин Александр Васильев удивляется, как областная администрация не боится продолжать "модернизацию" , а по сути сокращение, системы здравоохранения, хотя 2020 год с эпидемией коронавируса как раз показал, что не стоило бы это делать.

– В связи с пандемией я считаю действия чиновников от медицины, закрывающих инфекционные отделения в районах, очень беспечными и недальновидными. Эти отделения крайне важно держать в резерве и рабочем состоянии. Ведь никто не может предсказать масштаб каждой новой волны пандемии, – говорит Васильев. – Мое сугубо личное мнение, что всё это не что иное как оптимизация затрат бюджета на содержание. Новую больницу открыть, а в районах отделения закрыть – и затраты не увеличатся. Это логика финансистов. Менеджеров. В этой логике только цифры и суммы, и расчеты. Рулят финансисты, за цифрами не видно проблем обычных людей. А жители невельских деревень после закрытия отделений просто лишаются медицинской помощи в стационаре: даже цена билета на автобус для многих – существенная трата, не говоря уже о такси.

Екатерина Клокова
Екатерина Клокова

Екатерина Клокова не только не останавливает кампанию по сбору подписей против закрытия инфекционки, но и обратилась в прокуратуру и направила письма каждому из невельских депутатов.

"Последние 15-20 лет мы то и дело слышим, что у нас что-то закрывают и ничего не открывают. Да, мы очень рады, что в Великих Луках открывается новый центр, но оставьте людям альтернативу! Это очень далеко от наших домов! Не убивайте наш город, мы его очень любим и очень хотим жить, а не выживать", – написала Клокова.

Вы поймите, смертность от инфекционных заболеваний не входит даже в первую пятерку причин

Депутат областного собрания от "Единой России", главный врач Невельской межрайонной больницы Валерий Василевский комментировать закрытие подведомственного ему отделения не захотел. На вопрос, каково ехать час с рвотой и поносом по разбитой дороге, отвечает философски.

– Вы поймите, смертность от инфекционных заболеваний не входит даже в первую пятерку причин. Инфекционные заболевания не развиваются так, чтобы раз – и плохо стало. За исключением холеры и чумы. Оно постепенно. Доехать намного проще, чем с инфарктом и инсультом. А здесь – ну, рвота, понос – ничего страшного, – считает главный врач Василевский. Он уточнил, что на месте закрытого отделения "ничего не планируются, койки будут законсервированы до лучших времен".

Коронавирусная инфекция COVID-19

Коронавирус SARS-CoV-2, ранее известный как 2019-nCoV, обнаружили в Китае в конце 2019 года.

Он вызывает заболевания COVID-19. В некоторых случаях течение болезни легкое, в других – с симптомами простуды и гриппа, в том числе с высокой температурой и кашлем. Это может перерасти в пневмонию, которая может быть смертельной. Большинство больных выздоравливает; умирают преимущественно люди с ослабленной иммунной системой, в частности пожилые.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения признала вспышку заболевания, вызываемого новым коронавирусом, пандемией.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG