Доступность ссылки

«Красные линии» на Донбассе, Крым снова на радарах и «членство без членства» в НАТО: итоги визита в Берлин


Во время однодневного визита в Берлин украинской делегации во главе с министром иностранных дел Дмитрием Кулебой обсудили военный конфликт на востоке Украины. Официальный Берлин понимает необходимость «режима тишины», но призывает к компромиссам все стороны. Германия будет и в дальнейшем поддерживать Украину в ЕС и сближение Киева с НАТО, сказал глава немецкой дипломатии Гейко Маас. Министру Кулебе удалось обсудить во время визита и тему деоккупации Крыма. Радіо Свобода рассказывает об аспектах берлинских переговоров.

‒ Дорогой Дмитрий!... ‒ Дорогой Гeйко... И на «ты»... Пресс-конференция глав дипломатий Украины и Германии в Берлине, начавшаяся с опозданием на 40 минуты, засвидетельствовала, что между Дмитрием Кулебой и Гейко Маасом установились теплые, дружеские отношения. Оба министра подчеркнули, что нынешний визит украинской делегации в Берлин является первым визитом видных чиновников из-за границы после трехмесячного коронавирусного перерыва. А во время самого карантина, как сказал украинский министр, именно со своим немецким коллегой он общался чаще, чем с другими.

Донбасс

По урегулированию конфликта на Донбассе ‒ а это главный вопрос визита ‒ было договорено ускорить реализацию того, что было согласовано в Париже в декабре лидерами «нормандской четверки».

Только пять на 400 километров линии соприкосновения ‒ этого мало
Гейко Маас

Немецкий министр подчеркнул важность режима тишины ‒ то есть, прекращения обстрелов на Донбассе. Это одно из ключевых требований Украины к России и поддерживаемым ею боевикам. Только с начала этого года на Донбассе погибли уже более полусотни украинских солдат. И хотя Маас сказал, что важное значение имеет и политический процесс, однако четкая акцентация с его стороны режима тишины важна. Именно Украина настаивает на приоритетности безопасностных аспектов Минска, а не политических, на чем стоит Россия.

Маас также отметил необходимость увеличения пунктов пересечения линии разграничения. «Только пять на 400 километров линии соприкосновения ‒ этого мало», ‒ сказал немецкий министр.

Также Маас подчеркнул, что важно продолжать работу по разминированию в зоне конфликта на Донбассе.

Завершил свое заявление в начале пресс-конференции Маас фразой о важности компромиссов и что «компромиссы нужны от всех».

Дмитрий Кулеба сказал, что Украина хочет мира на Донбассе, но, чтобы такой мир не привел «к пересечению красных линий». «Украина готова к компромиссам, но не пойдет на пересечение «красных линий», ‒ отметил украинский министр, пояснив, что такими «красными линиями» является национальная безопасность, суверенитет и территориальная целостность Украины.

Фактически во время визита в Берлин обе стороны пытались выяснить шансы на нормандскую встречу четверки министров иностранных дел и, возможно, какие-то перспективы ‒ и есть ли они сейчас? ‒ у нового нормандского саммита. Двух обменов после Парижа недостаточно, ведь все еще не решен вопрос отвода на следующих трех участках вдоль линии разграничения на Донбассе и обстрелы продолжаются до сих пор.

Берлин 13 мая посетил заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак и с российской позицией по Донбассу в данный момент Германия уже знакома.

Теперь и Украина озвучила позицию лицом к лицу и напомнила о «красных линиях». Кстати, Берлин проинформировал Киев о визите Козака и таким образом не было нарушено украинское требование «ничего о нас без нас».

Крым

Обычно Крым в публичном пространстве украинских визитов не занимает очень значительного места. Но в Берлине о Крыме говорили не меньше, чем о Донбассе. Это тренд последнего времени ‒ чтобы Крым был более заметным на внешнеполитических радарах. «Крым должен оставаться на повестке дня», ‒ сказал Кулеба.

Крым должен оставаться на повестке дня
Дмитрий Кулеба

Украинский министр говорил о важности доступа «Красного Креста» к незаконно удерживаемым в неволе украинцам в Крыму и на территории России. Кулеба особо выделил удерживаемых Россией за решеткой крымских татар, добавив, что репрессии против татар являются «целенаправленной политикой» российской власти в оккупированном Крыму.

Другой аспект Крыма ‒ сейчас часто говорят о возможной международной платформе для обсуждения вопроса Крыма. Как сказал президент Владимир Зеленский во время майской большой пресс-конференции, в Минске Крым вообще не обсуждается, а только Донбасс.

Но какой будет эта новая платформа для Крыма? Собственно, ответа на этот вопрос пока нет. Какие страны будут участвовать в международной крымской платформе? Принимая во внимание, что Германия в последнее время активно говорит о Крыме, не исключено, что ЕС будет представлять именно она ‒ как самая мощная держава в Евросоюзе.

Цель же остается неизменной, как сказал министр Кулеба: «Пока Крым не будет деоккупирован и не вернется в состав Украины».

Один аспект остался без ответа ‒ по крайней мере, публичного.

Украинского министра спросили, обсуждались ли в Берлине вопросы международной мониторинговой миссии в Керченском проливе, который активно пытается «приватизировать» Россия ‒ особенно после постройки моста. Украинский министр не ответил на это, однако это не значит, что тема эта не обсуждалась в Берлине.

ЕС и НАТО

Относительно ЕС, то время визита в Берлин переоценить трудно ‒ как раз с первого июля Германия начинает председательствовать в совете ЕС и будет председательствовать целое второе полугодие.

Была подчеркнута важность помощи со стороны ЕС Украине в борьбе с коронавирусом (ЕС выделил 1,2 миллиарда евро на эти цели). Было сказано, что ЕС, и Германия в частности, внимательно следят за украинскими реформами и готовы помогать в будущем.

В Берлине обсуждали и «Восточное партнерство». «Будем работать в этом направлении», ‒ сказал украинский министр.

В последнее время в экспертных кругах часто говорят об определенном кризисе «Восточного партнерства». Какова окончательная цель инициативы ‒ членство шести стран в ЕС? Просто глубокая евроинтеграция?

Как быть с тем, что в авангарде идут Украина, Грузия и Молдова, имея Соглашения об ассоциации и безвизовый режим с ЕС? Что тогда с Арменией, Азербайджаном и Беларусью? Не останавливает ли эта вторая «тройка» первую?

Очевидно, что без Германии нельзя с положительным результатом в Брюсселе через Еврокомиссию и Совет ЕС протянуть европейскую перспективу и обещание членства в ЕС для Украины и других, несмотря на несколько резолюций Европарламента с такой рекомендацией.

Я поднял вопрос участия Украины в Программе расширенных возможностей НАТО
Дмитрий Кулеба

Что касается НАТО, то после встречи с министром обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр Дмитрий Кулеба сообщил, что обсудили тему предоставления Украине статуса участника Программы расширенных возможностей НАТО.

«Я поднял вопрос участия Украины в Программе расширенных возможностей НАТО. Мы рассчитываем на поддержку Германии в этом вопросе. Это очень важно не только для Украины, но мы убеждены также, что это важно и для укрепления способностей Альянса в целом», ‒ сказал Кулеба.

Он добавил, что такого же мнения придерживается большинство стран-членов НАТО.

«Мы работаем над тем, чтобы достичь консенсуса, потому что решение об участии Украины в Программе расширенных возможностей НАТО должно быть консенсусным», ‒ пояснил дипломат.

Программа расширенных возможностей НАТО ‒ это инициатива, запущенная на саммите НАТО в Уэльсе в 2014 году. В ней сейчас участвуют Швеция, Финляндия, Австралия, Грузия и Иордания. Фактически, это как членство в НАТО без формального членства или «почти членство». То есть, когда есть полное взаимосоответствие стандартов и критериев.

К этой программе уже некоторое время хочет присоединиться и Украина. «Мы обсуждали изменения в секторе безопасности и обороны, которые приближают нас к стандартам альянса», ‒ сказал украинский министр в Берлине, его сопровождали том числе и министр обороны Андрей Таран, председатель Офиса президента Андрей Ермак, а также вице-премьер по реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников.

Среди других моментов визита ‒ возведение памятника украинцам, погибшим во Второй мировой войне. И это вопрос, скорее, как признал Дмитрий Кулеба, к немецкому Бундестагу. Также он собирался поднять вопрос о признании Голодомора геноцидом украинского народа со стороны парламента Германии.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG