Доступность ссылки

Письма крымчан: Обещания с фигой в кармане


Керчь после потопа, 17 июня 2021 года

Когда глава российского правительства Крыма Юрий Гоцанюк озвучил сумму подсчитанного на сегодняшний день ущерба от наводнения, я, честно сказать, опешил от ее, с одной стороны, мизерности, а с другой – чиновничьей наглости. И знаете, почему? Пострадавшие керчане и жители Ленинского района рассказывают, в какие копейки оценивают комиссии их материальные потери и, уже не стесняясь, высказывают мысль, что под компенсацию вполне могут попасть родня и близкие имеющих властный вес. В той же Керчи есть люди, потерявшие буквально все свое имущество, без чего сегодня трудно представить жизнь современного человека. Но это мы с вами так по наивности думаем, а члены комиссий, составляющие акты об ущербе, руководствуются совсем иными аргументами при назначении выплат.

Так вот. К жителю села Челядиново Ленинского района нагрянула такая комиссия в составе восьми человек. Досконально проверили все документы на дом, потому как не переоформи он их на российские, они бы и смотреть ничего не стали. Рулеткой померили высоту стоявшей в кухне воды, оказалось – 65 сантиметров, удивились, что за неделю на затопленной части стены образовалась плесень. И вынесли вердикт, который хозяин прокомментировал матом, а его жена – слезами. Во-первых, пристроенная к дому кухня не считается жилым помещением, а это значит, что за вздувшийся ламинат, отсыревшие и покрытые грибком стены ничего хозяину не полагается.

Утрата морозильной камеры и стиральной машины, стоявших в этом помещении и залитых дождевой водой с землей и илом, тоже не подлежит компенсации, так как – обратите на это внимание, вспомнив, какой век на дворе – являются предметами роскоши. Не предметами первой необходимости, а именно роскоши! На возмущенный вопрос хозяйки, неужели она должна стирать в корыте на доске, а продукты хранить в погребе, как ее предки, ответа не последовало. Видимо, члены комиссии хорошо учились в школе на уроках русской литературы и помнят, как описывал деревенский быт поэт Николай Некрасов, поэтому полагают, что в селе до сих пор щи хлебают деревянной ложкой, а едят вместе с поросятами. Затопленный насос, подававший воду в дом, раскисшие сто тюков сена, 250 килограммов зерна, утонувшая птица в перечень возмещаемого ущерба не входят. Вот если бы вода испортила спальное место, то тогда бы им полагалось частичное возмещение ущерба. А так – по десять тысяч на каждого прописанного в доме, итого – двадцать тысяч.

Молодая семья Алины и Димы недавно в ипотеку купила в Керчи двушку, где глава семьи прописался пока один. В результате нанесенный их еще не до конца отремонтированной квартире ущерб, из которого также вычли стоимость покореженных обоев, линолеума, дверей и второстепенных предметов вроде бытовой техники, оценили в десять тысяч рублей. И как супруги ни пытались доказать, что они живут в этой квартире всей семьей, что младшая ходит в детский садик по соседству, а старший учится в школе за углом, члены комиссии были непреклонны.

В доме Ирины та же беда: еле дождались своей очереди на откачку воды, а до того сами втроем черпали ее и, смешанную с грязью, землей и частью урожая, выливали на дорогу. После осмотра оценочной комиссии у нее с дочкой и родителями уже не осталось сил ни на слезы, ни на возмущения. У этой семьи залитыми оказались в том числе и жилые помещения со спальными местами: «Сказали, что больше пятидесяти тысяч вряд ли получим. Назвали микроволновку роскошью, а письменный стол, за которым занимается дочь, признали пригодным, так как он не развалился, а только покосился и разбух». Ира из тех, кто верил, что могущественная Россия не оставит ее семью в беде. Она так и говорила знакомым: «Это наводнение у нас не первое, но при Украине нам ничего не полагалось, а теперь все будет иначе». Сейчас у нее иная точка зрения: «Да лучше бы нас Эрдоган завоевал, чем Путин! Сирии помогаем, тем же туркам газопровод строим, с Украиной воюем, батьку уже в доллары завернули, как в кокон, а своим денег нет! Аксенов обещал, что всем помогут, а на деле выйдет, что курортникам каждую пару трусов в чемодане оплатят, а мой ребенок будет ходить в том, что добрые люди отдадут!»

Претензий у пострадавших море, причем у каждого свои. По горячим следам Аксенов, плывя по улице Шлагбаумской в Керчи, обещал не оставить в беде ни жителей затопленных домов и квартир, ни лишившихся бизнеса предпринимателей, ни владельцев машин-утопленниц. Но следом за Керчью грянула Ялта и отвлекла все внимание на себя, поскольку там притопило огромные деньги, принадлежавшие в виде рекреаций пророссийским первым лицам Крыма. Предпринимателям от барских щедрот отвалили льготный микрозайм под один процент годовых от 150 до 500 тысяч рублей под залог или поручительство. При этом он должен быть использован на пополнение или приобретение основных и оборотных средств, оплату налогов, сборов, страховых платежей, выплату заработной платы, на оплату коммунальных и арендных платежей, электроэнергии. А теперь пусть Аксенов подскажет, какой товар и в каком количестве смогут закупить предприниматели, торговавшие, к примеру, бытовой техникой, тканями, коврами, одеждой, обувью, мебелью. Наверное, всем им придется коллективно перейти на торговлю шнурками к рабочим ботинкам. Компенсация за утраченный в результате наводнения товар предпринимателям не полагается, так как, по словам Аксенова, оценить ущерб невозможно. Это следует понимать так, что власти не доверяют бизнесу, который может повести себя, как обокраденный Шпак: «Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая...» Так что предприниматели станут выворачивать карман не государства, а покупателей.

Непросто владельцам автомобилей. Уже который день в городе обсуждают, как здорово наживается государство на автовладельцах, требуя у них справку о метеоусловиях во время затопления машины, что обойдется им в 4867 рублей 20 копеек. Весь мир знает, что Керчь затопило, звонки и смс-ки поступают горожанам отовсюду, от Америки до Австралии, а страховщики первый раз слышат о случившемся потопе и не верят, видя перед собой «утопленников». Мало того, автомобиль должен быть непременно застрахован в КАСКО, что предусматривает подобный форс-мажор, а вот что предстоит пройти имеющим ОСАГО, еще неизвестно. Мало того, пострадавшая автомашина непременно должна стоять на том месте, где ее затопило – иначе компенсации не видать. А владельцы ведь первым делом старались перегнать их на сухое место, просушить. На их стремлении отлично наживаются на выстоявших в потоп станциях техобслуживания: цена просушки машины поднялась с 5 до 12 тысяч рублей, а теперь и до 20 тысяч. При этом подтопленные улицы, где стоят пострадавшие автомобили, сейчас взялись чистить, и глава администрации Бороздин, на словах распинавшийся о заботливом отношении к пострадавшим, призывает их освободить улицы от машин, хотя ему по должности следовало бы знать правила страховых компенсаций. Знакомый, недавно пригнавший из Москвы новенький «Мерседес», рассказывал, как его родного «утопленника» пытались сдвинуть с улицы Карла Маркса ретивые коммунальщики. Ему срочно пришлось бросать все дела и ехать выручать машину. Пока он не пригрозил позвонить в полицию, чтобы там зафиксировали факт перестановки автомобиля во время уборки улицы, и не остановил тем работу дворников и военных, они не успокоились. «Когда я покупал в салоне свой «мерс», там мне предложили оформить КАСКО. Рад, что не поскупился, мне теперь выплатят, как я думаю, миллиона два. Владельцам с ОСАГО я не завидую, им будет трудно доказать что-либо, судя по тому, что творится с компенсацией ущерба», – говорит он.

Керчь ушла под воду. Как город борется с потопом (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:30 0:00

Да, российские чиновники тяжело расстаются с государственными деньгами, считая каждую копейку, видимо, надеясь на премиальные за экономию бюджетных средств. На компенсационные выплаты даже в десять тысяч рублей на человека не могут претендовать арендаторы жилья, хотя в съемных квартирах там могло оказаться принадлежавшее им, а не хозяевам имущество. Вряд ли могут рассчитывать на возмещение утраченной собственности и россияне, накупившие в Керчи квартир и домов, но не сменившие прописку. Хотя им к российским реалиям не привыкать, да их не жалко: не следовало разевать рот на чужое.

Андрей Фурдик, крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG