Доступность ссылки

«При таком обмене Путин крымских татар не отдаст». Эксперты – о перспективах освобождения политузников


Обмен удерживаемыми лицами на КПВВ «Майорское» в Донецкой области, 29 декабря 2019 года

29 декабря на КПВВ «Майорское» в Донецкой области состоялся обмен удерживаемыми лицами между Украиной и группировками подконтрольных России боевиков на Донбассе. Всего в рамках обмена Украине выдали 76 человек: 12 военных и 64 гражданских. Среди них – авторы Радіо Свобода Станислав Асеев (Васин) и Олег Галазюк. Украинская сторона выдала 124 человека.

Однако в списке тех, кто попал на обмен, не было крымчан. Накануне в представительстве президента Украины в Автономной Республике Крым заявили, что заключенных в аннексированном Крыму и крымских татар в соседней России включат в следующий этап освобождения удерживаемых лиц.

«В течение последних нескольких дней звучали вопросы об освобождении политических пленников, находящихся на территории оккупированного Крыма и России. Можем уверенно заявить, что работа по освобождению продолжается… На очереди следующие шаги. Крымские пленные будут включены в следующий этап освобождения. Ни один гражданин Украины, крымский татарин или украинец, не забыт», – написала пресс-служба ведомства в Фейсбуке.

Президент Украины Владимир Зеленский (слева) в аэропорту «Борисполь» во время встречи освобожденных в рамках обмена
Президент Украины Владимир Зеленский (слева) в аэропорту «Борисполь» во время встречи освобожденных в рамках обмена

Президент Украины Владимир Зеленский также заявил о важности освобождения всех украинских граждан, которые были задержаны в том числе в аннексированном Крыму.

«Мы понимаем, что еще много наших людей на территории Российской Федерации, и много перевезенных из Крыма. Это другой трек, которым мы сейчас также занимаемся», – цитирует Зеленского пресс-служба Офиса президента Украины. Как сказано в сообщении, президент подчеркнул важность для Украины возвращения «всех граждан, которые незаконно удерживаются на оккупированных территориях Донбасса и в России».

Почему в обмене 29 декабря не было крымчан? От кого зависит освобождение крымских заключенных? Кто оказался в выигрыше впоследствии обмена в медийном контексте – Украина или Россия? И когда стоит ждать освобождения крымских политузников? Об этом шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Народный депутат Украины и заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз считает, что во время обмена 29 декабря произошла подмена понятий.

Крымчане могли быть в обмене 29 декабря, если бы президент Зеленский изначально поставил бы себе цель не любой ценой добиваться мира
Ахтем Чийгоз

– Крымчане, конечно, могли быть в обмене 29 декабря, если бы президент (Владимир Зеленский – КР) изначально поставил бы себе цель не любой ценой добиваться мира, как он говорит, – не стрелять, сдавать позиции, отводить войска, считать партнером Путина. Если мы не будем заключать сомнительные договоры по газу, не будем прощать наши достижения в международных судах с Россией, если мы будем партнерам демонстрировать, что для нас самые высокие ценности – независимость, самостоятельность, территории и граждане Украины, которые остались на оккупированных территориях, тогда давление (на РоссиюКР) увеличивалось бы. А такие подмены понятий: человеческая жизнь – самая ценная – тогда зачем нам воевать за нашу независимость? Можно сдаться, стать колонией России и как рабам бессловесным также быть в праве крепостном, как вся Россия.

Ахтем Чийгоз
Ахтем Чийгоз

По словам Чийгоза, российская сторона не будет отдавать крымских политузников на нынешних условиях.

При таком обмене Путин крымских татар отдавать не будет
Ахтем Чийгоз

– Президент страны определяет внешнюю политику и как главнокомандующий строит стратегию поведения во время войны. И эта стратегия, на мой взгляд, да и не только на мой взгляд, – уступническая и пораженческая. Обмена не было, потому что мы из освобожденных по списку мы имеем только 12 военнопленных. Мы имеем теперь людей, которые озвучивают оскорбления в адрес государства и украинского народа. Мы радуемся за тех военных, которых освободили. За тех, кто обвинялся в шпионаже и был арестован. Мы боремся за всех – и кто таксистом работал, и кто отдыхать ездил в Крым, а потом его сажали, а потом мы Цемаха отдавали взамен. Сегодня отдали этих преступников-беркутовцев. При таком обмене Путин крымских татар отдавать не будет. Крымские татары символизируют, как те воины, герои Небесной сотни, достоинство, честь, смелость, решительность бороться за свою родину, за свою страну. Тем более, если президент (Владимир Зеленский – КР) сам говорит, что на нормандской встрече ему времени не хватило обсудить Крым. Кто тогда за нас будет, если президент не будет обсуждать Крым, потому что времени на газ много было, а на Крым не хватило?

Ахтем Чийгоз отмечает, что диалога с Владимиром Зеленским относительно освобождения крымских татар и крымчан на данный момент нет.

– У нас диалога, к сожалению, нет. Но 29 декабря мы встречались с премьером, мы неплохо пообщались и, к сожалению, премьер, как и мы, не имеет отношения к процессу обмена. Мы обговаривали вопросы в рамках его компетенции. Более часа длилась встреча и я считаю, что для первого раза она прошла нормально.

Украинский политолог Евгений Магда считает, что Украина проиграла обмен 29 декабря в контексте медийной составляющей.

Евгений Магда
Евгений Магда
Медийная составляющая обмена с позором проиграна украинской стороной
Евгений Магда

– Медийная составляющая обмена с позором проиграна украинской стороной. Потому что на процедуру обмена не были допущены украинские журналисты. А с российской стороны приехал спецкорреспондент «Комсомольской правды» Александр Коц. И он не единственный, кто там был. Обратите внимание, насколько активно там работали разные пророссийские и российские Telegram-каналы. А Украина, как и после встречи нормандской четверки, как и в контексте признания Украиной формулы Штайнмайера, «пасла задних». Такое впечатление, что подписан какой-то тайный протокол между офисами президентов Украины и России, что украинский офис берет на себя обязательство без разрешения российских коллег не делать никаких заявлений.

Руководитель Крымскотатарского ресурсного центра Эскендер Бариев напоминает, сколько крымчан и крымских татар находится в заключении на аннексированном полуострове и в России.

86 человек являются политическими узниками, которые находятся либо в СИЗО в Крыму, либо в колониях и СИЗО на территории России
Эскендер Бариев

– По данным Крымскотатарского ресурсного центра, политическими заключенными и преследуемыми являются 98 человек. Из них 11 – это люди, которые уже находятся под домашним арестом. То есть, 86 человек являются политическими узниками, которые непосредственно находятся либо в СИЗО в Крыму, либо в колониях и СИЗО на территории России. Поэтому мы за полтора-два месяца до начала обмена обращались и к президенту Украины, и к уполномоченному по правам человека ВРУ Людмиле Денисовой с официальным письмом, где предоставили полный список политических заключенных и просили учесть при обсуждении по обмену. От Офиса президента мы не получили ответа вообще, а со стороны уполномоченной по правам человека нам ответили, что будут учитывать этот список.

Эскендер Бариев
Эскендер Бариев

По его словам, крымчане могли попасть в списки на обмен еще на первом этапе, который состоялся 7 сентября.

– Когда мы говорили об обмене 35 на 35, то речь была о Международном трибунале по морскому праву, и «локомотивом» в том обмене являлись именно украинские моряки. Россия была заинтересована в том, чтобы не было усиления санкций, поэтому под видом гуманности российского руководства они к морякам добавили токсичных политзаключенных из Крыма. Тогда на обмен могло попасть еще большее количество наших соотечественников, которые находятся в застенках ФСБ. Что касается этого обмена, то было понятно, что он проводится в контексте нормандского формата и, в первую очередь, Германия была заинтересована в урегулировании вопроса на востоке Украины. Поэтому говорить о том, что крымские политзаключенные будут в этом обмене, тем более, обмене пленными, а не политзаключенными, не стоит.

Подобного мнения придерживается и президент центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаил Гончар.

Михаил Гончар
Михаил Гончар
Сейчас России было важно вытащить свою агентуру, своих диверсантов
Михаил Гончар

– Когда речь идет об обмене «всех на всех», то такая возможность (освобождения крымских политузников – КР) представлялась и была связана парижской встречей. Путину там удалось протянуть газовые вопросы, которым было не место на парижской встрече, а Зеленскому можно было протянуть вопрос обмена «всех на всех», включая пленных на Донбассе и политических узников. Это была уникальная возможность совершить такой размен при твердом подходе и позиции. И здесь была допущена стратегическая ошибка. Президент сказал, что занимается и продолжит заниматься (вопросом освобождения крымских политузников – КР). Но грош цена этому заявлению, потому что основной обменный фонд отдали. И ситуация такова, что Россия использовала это в свою пользу, как в случае с первой партией 7 сентября, когда им было важно вытащить Цемаха. Сейчас им было важно вытащить свою агентуру, своих диверсантов. Они тоже это сделали. Вопрос состоит в том, будет ли проявлена добрая воля с российской стороны. Мы понимаем, что ее не будет. Будет дальше продолжаться порционная игра: если хотите кого-то, вы должны пойти на определенные уступки. Тем более, по Донбассу вопрос полностью не решен. Те, кто был освобожден – это третья часть тех, кто находится в списке.

В свою очередь, Эскендер Бариев видит два пути, по которым могут обменять крымских политузников.

– Мы слышим ряд заявлений о том, что будет следующий этап обмена. Если честно, я не совсем этому верю. Но я вижу здесь два пути. Первый – Россия вернется к вопросу политзаключенных из Крыма, когда более активно начнется рассмотрение Международного суда ООН в деле «Украина против России». Но даже в 2020 году на это особо рассчитывать не стоит. Второй вариант – когда при нашей активной работе начнутся более жесткие действия западного мира по санкционной политике в отношении России. Тогда под каким-либо предлогом они начнут демонстрировать, что нет никаких ущемлений по расовому принципу и они могут пойти на освобождение или обмен. Думаю, что это будет нескоро. Поэтому наша задача – сделать максимально токсичными для России всех 86 человек, среди которых порядка 76 человек – это представители крымскотатарского народа.

(Над текстом работала Мария Юзыч)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG