Доступность ссылки

Мертвое хватает живого. Как Владимир Путин превратился в Юрия Лужкова


Президент России Владимир Путин (слева) беседует с бывшим мэром Москвы Юрием Лужковым после его награждения в Кремле, Москва, 22 сентября 2016 года

Рубрика «Мнение», специально для Крым.Реалии

Российские политики в который раз доказывают, что время способно двигаться вспять. 4 ноября крымчане переживали странное дежавю – казалось вернулись старые времена: по Севастополю ездит не Владимир Путин, а Юрий Лужков и повторяет свои старые лозунги о том, что Севастополь – одиннадцатая префектура Москвы. Словно это происходило в 2008 году.

Помнится, тогда Юрий Лужков добился, что Служба безопасности Украины объявила его персоной нон-грата и на неопределенный срок запретила въезд на территорию Украины. Риторика его тогдашних заявлений в отношении Крыма и Севастополя не отличалась новизной. В ходе своего визита на празднование 225-летия Черноморского флота России, Лужков по сути не сказал ничего нового. Впервые идея о том, что Крым был «незаконно передан Украине», а Севастополь является «исконно русским городом» и должен быть передан России, прозвучала из его уст в середине девяностых. С тех пор в каждый свой приезд, который случался как минимум раз в год, московский градоначальник повторял свои любимые тезисы. Были времена, когда украинские политики вообще не обращали внимания на недружественные выпады Лужкова.

Тогда, припоминаю, источник в московской делегации заявил российскому информагентству «Интерфакс», что «местные власти видят в высказываниях Лужкова попытку превратить Крым, и в частности Севастополь, в украинский аналог Абхазии и Южной Осетии. И в принципе, их опасения не лишены оснований». Тогда, в 2008 году, собеседник российского информагентства напомнил о двух любимых фальшивых коньках Лужкова – Севастополь «официально никогда не передавался Украине» и город «должен получить особый статус».

Мэр Москвы Юрий Лужков (в центре) на параде в честь юбилея Черноморского флота России, Севастополь, Украина, 2008 год
Мэр Москвы Юрий Лужков (в центре) на параде в честь юбилея Черноморского флота России, Севастополь, Украина, 2008 год

Отвечая на вопрос студента черноморского филиала МГУ, Юрий Лужков заявил тогда о получении севастопольцами российского гражданства, и что Россия должна выйти из Договора о дружбе с Украиной, после чего поставить вопрос о принадлежности Севастополя.

Теперь для Путина не осталось не затертых Лужковым слоганов: что он не скажет – все это Лужков уже сказал до него

Уже тогда наблюдатели отмечали, что визит Юрия Лужкова в Крым на празднование 225-летия Черноморского флота России заведомо был составлен таким образом, чтобы у украинской стороны не осталось сомнений, что Москва намерена добиваться аннексии Севастополя не только словом, но и делом. Как видим, еще Лужков застолбил весь спектр российских претензий к Украине по поводу Крыма и Севастополя, и Владимиру Путину к 2014 году осталось только придумать легенду о «родной гавани», которую о повторял из года в год. Сейчас нужны новые утверждения. Но теперь для Путина не осталось не затертых Лужковым слоганов: что он не скажет – все это Лужков уже сказал до него.

Например, Владимир Путин во время очередного приезда в аннексированный Крым заявил, что полуостров «теперь навсегда останется с Россией». Об этом он сказал после того, как возложил цветы к мемориалу, посвященному «окончанию Гражданской войны в России» в Карантинной бухте Севастополя. По словам Путина, Крым и Севастополь такой была «суверенная, свободная и непреклонная воля людей, всего нашего народа».

Президент России Владимир Путин во время выступления в День народного единства у памятника погибшим в Гражданской войне 1918-1920 годов, 4 ноября 2021 года
Президент России Владимир Путин во время выступления в День народного единства у памятника погибшим в Гражданской войне 1918-1920 годов, 4 ноября 2021 года

Лужков говорил о «российской принадлежности» Севастополя потому, что воочию видел, что Крым России и по закону, и по жизни не принадлежит. Почему Путин говорит то же самое? Да именно потому, что осознает, что Крым был и остается украинским. О сам хочет поверить в свои слова, потому и повторят их много раз. Ведь, когда Путин возвратится в Москву, ему и в голову не придет заявлять у трапа самолета, что «Москва навсегда остается с Россией». Почему? Потому, что это и так понятно. А насчет Крыма – тут бабка надвое сказала: столько сил приложено, столько судеб поломано – а Крым все еще украинский. Вот и приходится повторять и повторять, но все впустую, потому, что международное право от слов московских диктаторов не меняется.

Когда Путин возвратится в Москву, ему и в голову не придет заявлять у трапа самолета, что «Москва навсегда остается с Россией»

Более того – у Владимира Путина эта мантра получается блеклой и не интересной, не такой яркой, как у Лужкова, и не только потому, что из Путина актер хуже, чем из экспрессивного Лужкова, а только потому, что чем больше эти слова повторяются – тем меньше в них верят люди. И Путин пытается убедить в этом, прежде всего, самого себя, а потом уже и россиян.

Спрашивается: зачем проводить заседание Высшего госсовета «союзного государства России и Беларуси» именно в Крыму? Ведь подписать ее в Москве или в Минске было бы гораздо удобнее. Но, во-первых, это было никакое не подписание, а чистой воды бутафория, потому, что 28 программ написаны и подписаны уже давно и там, где было удобно это сделать.

Но делается это так демонстративно не ради России или Беларуси, а ради Крыма. Бутафория нужна для того, чтобы показать, кто в Крыму хозяин. Однако настоящий, а не бутафорский, хозяин никогда не станет столь многократно сигнализировать и кричать «Крым наш!». Настоящему хозяину достаточно сказать это один раз, как Украина в ООН, и сообщество наций подтвердило это резолюцией о территориальной целостности Украины.

И теперь сколько не кричи в Севастополе или в Москве, сколько не сочиняй сказки про «родную гавань» – международному праву нет до этого дела. Этого Юрий Лужков не понимал. Не понимает этого и Владимир Путин. Но из их двоих он в худшем положении, потому, что ему невольно приходится повторять слова и дела Лужкова. По большому счету все, что Путин хотел сказать, уже сказано не им и до него. Путину сегодня в Крыму нечего сказать миру нового, и он повторяет одно и то же – во что никто не верит, и что здравомыслящий мир отрицает.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG